Исторический форум (форум по истории)

Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите Вход или Регистрация

 
Исторический форум
  Главная Правила форума Пожертвование СправкаПоискУчастникиВходРегистрацияОбщее сообщение Администратору форума »» переход на Историчка.Ru  
 
Переключение на Главную Страницу Страниц: 1
Печать
Перикл (Прочитано 9626 раз)
Юстиниан
Координатор
*****
Вне Форума


Историк

Сообщений: 5142
Украина
Пол: male

ХНУ, ХНПУ
Перикл
13.10.2009 :: 19:09:23
 
Моя первая пробная работа 2001-2002 гг. под названием «Реформы Перикла». Она хоть не столь хороша методологически и научной ценности не имеет, но школьникам и студентам может пригодится (например, для доклада или реферата).

Содержание

Глава I. Воспитание и общественная жизнь Перикла
§1. Воспитание и образование Перикла
§2. Личность Перикла
§3. Аспазия и Перикл
Глава II. Демократические преобразования Перикла
§1. Политические и экономические преобразования Перикла
§2. Преобразования Перикла в области культуры и градостроительства
Библиография


Глава I. Воспитание и общественная жизнь Перикла

§1. Воспитание и образование Перикла

Перикл родился приблизительно в 490 г. до н.э. Он был сыном Агаристы, которая принадлежала к Алкмеонидам и была правнучкой законодателя Клисфена, и Ксантиппы из рода Бузигов, которые владели наследственными жреческими должностями.

Рождению Перикла, как упоминает Геродот, предшествовало немного странное предзнаменование: матери приснилось, что она беременна львом [6, С. 395]. Отец вряд ли верил в подобные чудеса и потому ничуть не удивился, когда взял на руки обыкновенного, пока ещё ничем не выдающегося ребёнка. Смущало, пожалуй, лишь одно - чересчур продолговатая и несоразмерно большая голова у младенца. Она могла в будущем стать предметом гордости или объектом насмешек.

До семи лет Перикл не покидает отчего дома. Вместе с матерью живёт на женской половине под надзором специального раба-воспитателя (педагога). Слушал сказки, мифы, басни Эзопа, не знать которые считалось позором. Обучали правилам поведения, строго наказывали за проступки, так как хотели в нём видеть достойного гражданина своего отечества. Отец иногда приглашал Перикла участвовать в пирах [1, С. 55].

Перикл слышал рассказы о подвигах предков. И познакомился с искусством, которым в совершенстве владел отец, - искусством политической интриги. Вскоре он сделал ещё одно открытие: победы достигаются не только в открытом бою, и красноречием можно иногда добиться большего, чем оружием.

В 485 г. до н.э. его отца Ксантиппа подвергают остракизму, и он покидает Афины.

Семью Ксантиппа после его изгнания из Афин не трогали. И в жизни Перикла ничего не меняется. Вместе со сверстниками он занимается в школе. Слово это означало у греков «покой», «досуг» и «время препровождение на досуге». Позднее им обозначали беседы философов с учениками и вообще всякие учебные занятия.

В 479 г. до н.э. Ксантипп выбирается стратегом, и, возглавляя со спартанским царём Леотихидом греческий флот, одерживает блестящую победу над персами в сражении у мыса Микале (побережье Малой Азии).

До 16 лет Перикл посещает так называемую мусическую школу. «Мусический» - то есть «относящийся к Музам». Понятие «музыка» включало в себя не только определённый вид искусства, но и всё, что находилось в ведении Муз: пение, танцы, науку, литературу. Музы и Аполлон покровительствовали ученикам. Их изображения стояли в школах, им молились перед началом занятий. Обучение грамоте начиналось со склонения «Муза».

По словам П. Гиро, афинское образование в V веке до н.э. заключалось в прохождении трёх групп предметов: словесных наук, музыки и гимнастики [3, С. 277].

Согласно Г.В. Штолля: «Природа весьма щедро наградила Перикла. Он имел изящное и вместе с тем крепкое тело, которое ещё больше совершенствовалось постоянными упражнениями, живой, проницательный и твёрдый ум, полный влечения к знанию, которое нигде лучше не могло быть удовлетворено, как в Афинах, куда стекались со всей Греции лучшие умы. Не довольствуясь традиционным аттическим образованием, Перикл пополняет его в знакомстве с художниками и философами. Между ними были известные виртуозы - Пифоклид и Дамон. Оба они занимались также политикой и красноречием, а последний был глубоким мыслителем и человеком большого влияния; далее - философ Зенон Элейский, который был знаменит тем, что усовершенствовал диалектику, риторику и софистику. Но больше всего Перикл обязан был знакомству с философом Анаксагором Клазоменским» [7, С. 191].

Перикл уже от природы имел возвышенный образ мыслей. Такое направление его ума отвлекало его от общения с низкими и невежественными людьми; величественное мировоззрение Анаксагора поддерживало его в этом возвышенном направлении, облагораживало сердце и укрепляло ум. Спокойное, серьёзное сознание своего достоинства, умственное превосходство, которое он приобрёл себе философским образованием, повсюду отличали его от обыкновенных людей, внушали каждому удивление и благоговение. Перикл был непоколебимо твёрд, исполнен великих помыслов; как царь стоял он, когда говорил перед народом; спокойной серьёзностью и силой своего слова он повелевал волнующимися массами. Он пренебрегал обычными приёмами народных ораторов. Речь его была свободна от суетного остроумия, которое гонится за одобрением толпы: никогда улыбка не озаряла его благородного лица, никакое страстное движение не приводило в беспорядок складок его одежды, когда он стоял на ораторской трибуне. Народ сравнивал его с Зевсом Олимпийским, называл его Олимпийцем.

Диалектические упражнения, которыми он занимался, когда был юношей, с Зеноном, усовершенствовали его в искусстве красноречия и придали его уму большую проницательность и живость. Но при всём том громадное значение его речей было обусловлено достоинством и нравственной высотой его характера, философским образованием и всесторонним развитием ума. При этом он никогда не рассчитывал на минутное вдохновение, и потому никогда, не подготовившись, не говорил с народом [7, С. 192].
Наверх
« Последняя редакция: 13.10.2009 :: 19:15:03 от Юстиниан »  
Юстиниан
Координатор
*****
Вне Форума


Историк

Сообщений: 5142
Украина
Пол: male

ХНУ, ХНПУ
Re: Перикл
Ответ #1 - 13.10.2009 :: 19:10:10
 
§2. Личность Перикла

И Кимон, и Эфиальт, и Фукидид (тот, что политик, а не историк), говорит Плутарх, были политики недурные; но вот когда спартанский царь Архидам спросил того же Фукидида, кто лучше в кулачном бою - он или Перикл, тот ответил: «Право не знаю; если даже я собью его с ног, он будет уверять, что не падал, убедит всех присутствующих и победит». Такая способность приносила не только ему самому славу, но и отечеству спасение; пока оно давало его красноречию убеждать себя, оно сохраняло достигнутое благополучие, а от дальних предприятий воздерживалось [27, С. 767].

Как пример благородной, спокойной привычки держать себя, которой не могли поколебать никакие нападки, Плутарх рассказывает о Перикле следующий случай. Один дурной человек осыпал его однажды на площади низкой бранью. Перикл целый день занимался своими делами, не говоря ни одного слова в опровержение. Когда вечером Перикл пошёл домой, за ним побежал и этот человек и продолжал поносить его до самого порога. Так как было уже темно, то Перикл велел одному из своих слуг взять светильник и проводить этого человека до дома. Следующий пример показывает, как высоко стоял Перикл над предрассудками своего времени. Когда в первые годы Пелопоннесской войны Перикл снаряжал флот против пелопоннесцев и собирался уже выйти в море, произошло солнечное затмение. Все люди пришли в ужас от необыкновенного, предвещающего беду знамения. Тогда Перикл поднял свой плащ и закрыл им лицо кормчего, страх и смущение которого не ускользнули от него, и спросил: «Наводит ли это на тебя страх или ужас?» «Нет», - отвечал кормчий. «А какое же различие, - продолжал Перикл, - между сейчас бывшим явлением и этим, кроме того, что предмет, произведший солнечное затмение, гораздо больше моего плаща?» [17, С. 436-437].

Плутарх рассказывает, как один друг просил дать за него ложное свидетельство, поклявшись на алтаре; Перикл ответил: «Моя дружба - только до алтаря» [27, С. 518].

Перикл занимался философскими науками не как Анаксагор, отрешившись от жизни в мечтательном уединении единственно для удовлетворения своего ума, но видел задачу жизни в практической деятельности на пользу своего отечества. Управление Афинским государством было целью его стремлений, и коль скоро он вступил раз в общественную деятельность и начал участвовать в государственных делах, он посвящал своему призванию всё своё время и все силы. Не видели, говорит Плутарх, чтобы он с тех пор ходил в городе другой дорогой, кроме той, которая вела на площадь и в здание думы. Он отказывался от всякого приглашения на пир и от всех подобных торжественных собраний и сходок, так что в длительный период своего правления не бывал в гостях ни у кого из друзей, исключая свадьбу своего двоюродного брата, Евриптолема, где он был только за обедом и ушёл в начале попойки. Говорили, будто он ведёт отдалённую от света жизнь, дабы не потерять своего авторитета от дружеского обращения с другими. Он также редко являлся и в народном собрании и охотно предоставлял своим друзьям излагать его собственные советы и намерения перед народом. Только в важных обстоятельствах и там, где он не был уверен, что его мысль будет достаточно сильно высказана другими, Перикл выступал сам. Во всех государственных делах он проявлял истинное бескорыстие; он ничего не делал в своих интересах или в интересах друзей, хотя клеветники и старались многое в его общественной деятельности объяснить личными целями. Его добродетелями в общественной жизни были высокое бескорыстие и совестливость в управлении общественным достоянием. Этими качествами Перикл вполне напоминал афинянам их Аристида [17, С. 437].

Перикл был не только великим государственным человеком, но и способным полководцем. Когда он сражался в рядах сограждан за отечество, как в битве при Танагре, то мужеством и храбростью не уступал самым лучшим воинам. Как полководец, Перикл обнаруживал решительное мужество, соединённое с благоразумной осторожностью. Он уважал во вверенных ему людях звание свободного человека, эллина и афинянина, и не отваживался ставить на карту их жизнь ради собственной славы. Вот почему он неохотно вступал в сражение, исход которого казался ему сомнительным. Когда Толмид в надежде на своё старое счастье и свою громкую военную славу не вовремя готовился напасть на Беотию и увлекал за собой цвет жаждущей почестей молодёжи, Перикл в народном собрании старался удержать его от риска и предостерегал его следующими словами: «Если ты не хочешь верить Периклу, то дождись, по крайней мере, мудрейшего советника, времени». Толмид выступил в поход и спустя несколько дней в сражении при Коронее погиб вместе со многими храбрыми гражданами [17, С. 437-438].

В своей частной жизни Перикл был простым, воздержанным человеком безукоризненного образа жизни, хотя и здесь клеветники не бездействовали. Он управлял доставшимся ему по наследству имением с рачительностью и аккуратностью и принял меры к предотвращению бесполезной расточительности в хозяйстве. Таким образом он сберёг по крайней мере своё имение, которое, без сомнения, мог бы увеличить, пользуясь своим положением в государстве; но бескорыстие Перикла было так велико, что его родовое имение при его жизни не получило приращения ни на одну драхму. В своём доме Перикл охотно принимал маленький кружок своих друзей. То были замечательнейшие афинские учёные, с которыми он рассуждал о политических вопросах и беседовал о предметах искусства и науки. К друзьям его дома принадлежал и его старый учитель Анаксагор, советами которого Перикл часто пользовался при управлении государством. Анаксагор ради занятия высшими предметами пренебрегал заботами о своём хозяйстве; он часто оставлял свой дом пустым, а его земли лежали необработанными, поэтому Перикл помогал старику. Но однажды Перикл, обременённый государственными делами, забыл о старом учителе, между тем как тот терпел горькую нужду, и закутавшись в свой плащ, лёг в скрытом месте, чтобы умереть от голода. К счастью, Перикл узнал об этом вовремя; смущённый, поспешил он к Анаксагору и настоятельно просил его отказаться от своего намерения и не лишать его такого дорогого друга и превосходного советника. Тогда старик встал и сказал: «Ну, Перикл, кто имеет нужду в светильнике, тот пусть подливает и масла в него» [17, С. 438-439].
Наверх
 
Юстиниан
Координатор
*****
Вне Форума


Историк

Сообщений: 5142
Украина
Пол: male

ХНУ, ХНПУ
Re: Перикл
Ответ #2 - 13.10.2009 :: 19:10:39
 
§3. Аспазия и Перикл

Перикл достиг уже почти 50 лет. Он владел Афинами, влиял на всю Элладу, но не было покоя в его собственном доме. Жена, родившая ему двух сыновей, Ксантиппа и Парала, не принадлежала к числу женщин с лёгким характером. Перикл развёлся с ней, и она вскоре вышла замуж за Гиппоника - сына богача Каллия; от этого брака на свет появился мальчик, получивший имя деда, Каллий. Сам Перикл сразу привёл в дом девушку, которую горячо любил, но жениться на ней он не мог.

Именно Сократ познакомил Перикла с его будущей женой. [3, С. 96].

Её звали Аспазия, и была она милетянкой. По мнению А. Кравчука: «Уже само по себе это делало невозможным заключение законного брака, т.е. такого, который обеспечивал бы потомству афинское гражданство» [23, С. 148-149]. В 451 г. до н.э. по инициативе Перикла был издан закон, гласивший, что только тот, у кого оба  родителя являются афинянами, может считаться полноправным гражданином. Да и народ никогда бы не простил своему вождю женитьбу на женщине, у которой отец Аксиох был купцом в пришедшем в упадок Милете. Перикл мог с ней только жить.

Но Периклу удалось, обратившись к народному собранию, получить афинское гражданство для своих детей от Аспазии в 430 г. до н.э. [3, С. 97].

Прибыв в Афины около 450 г. до н.э., Аспазия открыла школу риторики и философии и решительно способствовала высшему образованию и выходу на общественную арену женщин [13, С. 260].

Аспазия в какое-то время была гетерой, т.е. девушкой, чьё сердце всегда открыто для богатых друзей и покровителей. Жизнь с гетерой не наносила вреда репутации мужчины. В этом смысле афиняне, как и все народы древности, были чрезвычайно снисходительны. Всеобщее осуждение вызывало лишь совращение замужних. Зато институт гетер считался вполне нормальным и даже необходимым в каждом обществе. Поэтому-то в Афинах, городе большом и многолюдном, гетер было очень много, причём разных категорий. Некоторые из них являлись настоящими «светскими дамами», прекрасно образованными, и вызывали удивление. В обычном афинском доме женщины жили затворницами, и только гетеры пользовались полной свободой и привлекали к себе интересных людей [23, С. 149].

Философ Сократ часто и охотно беседовал с Аспазией, и вспоминал потом он много лет спустя с одобрением об её высказываниях. Не только Сократ, но и весь город считал Астазию мудрой женщиной. Именно поэтому и появились опасения, что она завлечёт к себе Перикла. Вскоре после переезда в дом Перикла Аспазия родила сына, и назван был мальчик в честь отца - Периклом.

Как пишет В. Дюрант об Аспазии: «Мы не располагаем свидетельствами красоты Аспазии, хотя древние авторы говорят о её «маленькой, грациозной стопе», «серебристом голосе» и «золотистых волосах». Беззастенчивый политический враг Перикла Аристофан отзывается о ней как о милетской куртизанке, открывшей роскошный бордель в Мегарах и доставившей теперь некоторых своих девушек в Афины» [13, С. 259].

Стремясь выставить на посмешище Перикла и его политику, недоброжелатели пускали слухи, что она пишет ему речи и даёт советы по всем государственным вопросам.

Их любовь стала излюбленным объектом насмешек для известного в то время автора Кратина. Как описывает А. Кравчук: «Кратин называл Аспазию «новой царицей Омфалой» <...> у Ом фалы в течение года служил сам Геракл. ...дни и ночи выполнял желания своей ненасытной госпожи. В часы отдыха Геракл, облачённый в женскую одежду, прял у ног царицы. ...Вот каким стал теперь Перикл, поучал Кратин» [23, С. 154-155].

Каково было действительное влияние Аспазии на Перикла мы не узнаем. Но одно было несомненным. В доме Перикла и Астазии собиралось множество ярких и талантливых людей, главным образом выходцев из малоазиатских государств. Тут были и Анаксагор Клазоменский - выдающийся философ и учитель Перикла, и Гипподам Милетский - архитектор и политический реформатор, и Сократ Афинский - выдающийся философ и учитель Платона, и Фидий Афинский - скульптор, а также Софокл Колонейский - трагик.

Политическая оппозиция против Перикла, опираясь на живучесть консервативных традиций в демосе, пыталась использовать необычную для Афин атмосферу в его доме для грязных нападок на Аспазию. Комедиограф Гермипп - неутомимый враг Перикла, как сообщает А. Кравчук: «...выдвинул следующее обвинение: «Аспазия, дочь Аксиоха, виновна в безбожии и сводничестве, в её доме свободнорождённые замужние женщины встречаются с Периклом». Поскольку женщина не могла выступать в общественном месте, Аспазию на суде защищал сам Перикл. Он говорил долго и с неподдельным волнением. В какой-то момент удивлённые судьи и народ заметили на его глазах слёзы. В те времена никто не стыдился проявлять свои чувства, и вид плачущего мужчины не был редкостью» [23, С. 225]. Раньше никто и никогда не видел Перикла плачущим, он всегда сдерживал свои чувства. Но это дело потрясло его так сильно, что он не сдержался. Как дальше пишет тот же А. Кравчук: «Между тем обвинения против неё нельзя было принимать всерьёз. В чём, например, заключалось её «безбожие»? Не в том ли, что она дружила с Анаксагором? А может быть, в том, что нескольких своих дочерей назвала именами Муз? Что касается обвинения в аморальном поведении, то это было обоюдоострое оружие, ибо им поражалась не только Аспазия, но и все женщины, посещавшие её дом, а также их мужья» [23, С. 226]. С Аспазии обвинения были сняты, это происходило в 432 г. до н.э.

Досталось от оппозиционеров и друзьям Перикла. Прославленный скульптор Фидий дважды привлекался к ответственности - один раз якобы за присвоение золота или слоновой кости, - выделенных на создание статуи Афины, второй - за кощунственное изображение на щите Афины себя и Перикла среди героев, сражавшихся с амазонками. Обвинение в хищении не подтвердилось, но за кощунство Фидий был брошен в тюрьму уже после смерти Перикла и там умер. Гонениям подвергся и наставник Перикла Анаксагор Клазоменский, который вынужден был покинуть Афины [18, С. 181].

Эпидемия чумы, проникнувшая в Афины, частично обескровила силы афинян. Смерть не обошла стороной и дом Перикла. Умерла его сестра, затем оба сына от первого брака - Ксантипп и Парал. Перикл же заболел, когда эпидемия чумы угасала, и он стал одной из последних её жертв.

Сразу после смерти Перикла Аспазия связала свою судьбу с человеком, которого считали будущим вождём демократов. Звали его Лисиклом. Аспазия осталась одна и жить становилось всё труднее. Она нуждалась в помощи для себя и для сына. Она хотела обеспечить будущее молодого Перикла. В момент смерти отца ему не было ещё и восемнадцати, он нуждался в мужской поддержке и покровительстве. Но Лисикл погиб осенью 428 г. до н.э., и молодой Перикл вступил в самостоятельную жизнь. Он никогда не играл заметной роли в политике и всё же в 406 г. до н.э. вошёл в коллегию стратегов. Он занял тот пост, который много лет находился в руках его отца. В том же году Перикл вместе с другими полководцами одержал блестящую победу над флотом Спарты. Но в Афинах победителей ждала не награда, а судебный процесс. Их обвинили в том, что они не позаботились об извлечении из воли разбушевавшегося моря тел погибших воинов. Народ приговорил Перикла и его товарищей к смерти, приговор был приведён в исполнение [23, С. 252-253].
Наверх
 
Юстиниан
Координатор
*****
Вне Форума


Историк

Сообщений: 5142
Украина
Пол: male

ХНУ, ХНПУ
Re: Перикл
Ответ #3 - 13.10.2009 :: 19:11:36
 
Глава II. Демократические преобразования Перикла

§1. Политические и экономические преобразования Перикла

Самым блестящим периодом во внутренней истории Афин связан с именем Перикла. Обычно сдержанный в своих оценках, Фукидид пишет об этом времени: «На словах это была демократия, на деле правление одного человека» [18, С. 176].

Во вложенной греческим историком Фукидидом в уста Перикла речи в честь афинян, павших в первый год Пелопоннеской войны, содержится подлинный гимн демократическим Афинам: «Для нашего государственного устройства мы не взяли за образец никаких чужеземных установлений. ...и так как у нас городом управляет не горсть людей, а большинство народа, то наш государственный строй называется народоправством. ...все пользуются одинаковыми правами по законам» [30, С. 106].

Перикл выступал на общественном поприще по изгнании Фемистокла в 471 г. до н.э. и по смерти Аристида в 467 г. до н.э. Он был с самого начала на стороне народной партии, которая тогда, вследствие большого авторитета, приобретённого расположенным к аристократизму Кимоном, ставшим по смерти Аристида единоличным вождём аристократической партии, мало значила. Перикл вдохнул в неё новую жизнь. Народная партия поставила себе задачей устранить препятствия, мешающие свободному движению народа, и стараться всеми силами поставить Афинское государство во главе Греции; на Спарту, по мнению народной партии, не следует более обращать никакого внимания, даже необходимо обратить против неё оружие. Вопреки этому, Кимон и его аристократические друзья следовали такому принципу: оставить существующий старый порядок неизменным, поддерживать союз и мир со Спартой, чтобы можно было направить все силы против общего врага - персов. Приверженцам демократической партии трудно было сокрушить влияние Кимона, обладавшего доверием и любовью народа, и настоять на своём; нужно было стараться идти вперёд шаг за шагом. Передовым бойцом был отважный Эфиальт. Перикл, вскоре ставший душой своей партии, осторожно держался позади, - не потому, что страшился возбудить недоверие в народе внешним сходством своей деятельности с тираном Писистратом, но потому, что не хотел прежде времени тратить свои силы [17, С. 439].

Когда демократическая партия снискала себе в народе одобрение и привязанность, она отважилась к открытому нападению на Кимона и жаловалась, что он во время своего похода против Фасоса в 465 г. до н.э. был подкуплен царём Александром I Македонским. Сам Перикл был назначен публичным обвинителем. Но Кимон стоял ещё прочно; он легко опроверг обвинение, которое не имело никаких других последствий, кроме того, что Кимон с тех пор теснее соединился с людьми одного с ним образа мыслей, и как глава аристократической партии более свободно и открыто высказывал своё мнение, так что обе партии с тех пор стали враждебны друг другу и готовы были к борьбе. Скоро, действительно, и произошла между ними борьба, когда, вследствие большого землетрясения и возмущения илотов и мессенцев в 464 г. до н.э., пришло в Афины спартанское посольство с просьбой о вооружённой помощи. Влияние Ареопага и агитация Кимона убедили афинское Народное собрание послать сильный афинский отряд в Спарту во главе самого него. Однако спартанцам удалось локализовать восстание своими силами и потому они отослали афинских гоплитов обратно [18, С. 165-166]. И по всей вероятности, именно в его отсутствие противная партия и нанесла решительный удар, который Кимон не мог отразить - настроила против него народ. Совет Ареопага был главной опорой существующего порядка. Он был составлен из старейших, опытных людей, безукоризненно прошедших должность архонтов и принадлежавших по большей части к богатому классу. Они в течение всей жизни удерживали за собой своё достоинство и в отправлении своей должности не несли никакой ответственности, между тем как все другие должности в государстве замещались один год и контролировались. Во все времена этот высокий совет, как древнее учреждение, пользовался со стороны граждан большим уважением и в свою очередь имел право отеческого надзора в государстве. Ему предоставлены были самые широкие полномочия: верховный надзор за сохранением старого порядка и нравов, за исполнением законов, за решениями народных собраний, которые без его утверждения не имели никакого значения [20, С. 168]. И Совет Ареопага, действительно, очень строго пользовался вверенной ему властью предохранять государство от всякого опасного нововведения. Он был, по мнению Солона, прочным якорем, который должен был держать подвижный корабль государства на почве существующего порядка, и представлял таким образом надёжный оплот для аристократии. Вождям народной партии, целью которых было освободить государство от унаследованных отеческих нравов, и сбросив старые узы, вывести его на новый путь к могуществу, славе и блеску, Ареопаг, как защитник сословных интересов эгоистической и неприязненной народу партии, мешавшей полному развитию свободы, был серьёзным препятствием на пути к спасительному прогрессу. И действительно, для того чтобы народ получил новую свободу, при которой возможно было бы всесторонее развитие всех его сил, необходимо было вырвать из рук Ареопага бразды правления, препятствовавшие его развитию. Хорошо или дурно было это для государства, относительно этого обе партии совершенно расходились в мнениях. Партия Перикла во время отсутствия Кимона предложила отнять у Ареопага право верховного надзора за государством и предоставить ему только суд над обвиняемыми в преднамеренном, злодейском убийстве [17, С. 441].

С помощью Эфиальта Периклу удалось провести ряд законов направленных против Ареопага, и с тем отнял у него налагать вето на постановления Народного собрания и передал его народному суду - гелиэе, в 462 г. до н.э. Принадлежавшее Ареопагу право контроля за должностными лицами и надзора за исполнением законов перешло к Совету пятисот и Народному собранию, но главным образом к гелиэе. Теперь же в ведении Ареопага оставались некоторые судебные дела (о предумышленном убийстве, поджоге) и надзор за священным имуществом (земли Элевсина, оливы, считавшиеся священными деревьями богини Афины) [18, С. 172].

Эфиальта характеризовали как неподкупного и справедливого в государственных делах, и возможно это то и способствовало сближению в государственных делах Перикла с Эфиальтом.

После убийства Эфиальта в 461 г. до н.э., организованного олигархами, признанным руководителем афинской демократии стал Перикл. Это политическое убийство не привело к ослаблению демократических сил, а только усилилось при Перикле [18, С. 166].

Как пишет Плутарх: «Перикл, избираемый стратегом, всякий раз, надевая военный плащ, говорил себе: «Осторожней, Перикл: ты начальствуешь над свободными людьми, и к тому же над эллинами, и к тому же над афинянками» [27, С. 518].

Перикл провёл ряд военных экспедиций - на остров Евбея, вокруг Пелопоннеса, в Херсонес Фракийский, на остров Самос, в Понт. По его инициативе был заключён мир с персами в 449 г. до н.э., тридцатилетний мир со Спартой в 445 г. до н.э., рядом мер было укреплено ведущее положение Афин в Делосском союзе [18, С. 177].

После того как в 443 г. до н.э. остракизмом был изгнан из Афин Фукидид, глава аристократической оппозиции после Кимона, Перикл был избран первым стратегом и переизбирался ежегодно до 430 г. до н.э. и был признанным бесспорным главой Афинского государства, направлявшим как внутреннюю, так и внешнюю политику, а до того с 467 г. по 443 г. до н.э. Перикл был одним из десяти стратегов [13, С. 256]. Как говорит об этом Ф.Н. Арский: «...после изгнания Фукидида, сына Мелесия, никто не осмеливался соперничать с Периклом, и об остракизме долгое время не вспоминали» [1, С. 127].

В распоряжении Перикла не было аппарата насилия, как об этом, посредством которого он мог бы заставить афинский демос принять то или иное решение, или провести в жизнь его предписание. Перикл вносил в народное собрание один проект за другим, и, как правило, они встречали одобрение и принимались. При существовавшей в Афинах политической системе демосу ничего нельзя было навязать, следовало убедить его в своей правоте, в пользе предложенных мер для демократического строя и государства в целом [18, С. 177].

Перикл не имел возможности, да и не стремился прибегать к репрессивным методам против своих политических противников в Афинах. Плутарх, живший во времена, когда террористическая политика римских императоров наложила неизгладимую печать на всю жизнь империи, подчёркивает, что Перикл на смертном одре в ответ на похвалы его друзей одержанным им победам: «...он сказал в похвалу себе, что никому из афинян не пришлось из-за него надеть траур» [27, С. 518].

Все вопросы внутренней и внешней политики решались в Народном собрании, в котором могли участвовать все афинские граждане, независимо от имущественного положения, достигшие 20 лет.

Самым значительным новшеством, введённым в Афинах Периклом считается оплата труда должностным лицам в 451 г. до н.э. - гелиастов, булевтов, архонтов и др. [13, С. 256]. Этим он открывал дорогу для участия в государственных делах самого широкого круга афинских граждан, в том числе - малообеспеченным.

Жалование получал народ за рядовые народные собрания - по драхме, а за главные - по 9 оболов. Затем в судах получают по 2 обола, члены Совета - по 5 оболов, пританы - по 6, архонты - по 4.

Широко проводилась Периклом система создания клерухий - военно-земледельческих афинских поселений на территории союзников. Клерухи сохраняли афинское гражданство и были не только проводниками афинского влияния, но и прямыми защитниками интересов Афин (на случай недовольства или прямого мятежа). Нуждавшиеся в земле афиняне получали её за пределами Аттики, что смягчало противоречия внутри гражданского коллектива, клерухии оттягивали часть недовольных, возможные источники внутренних смут. Клерухии были выведены на Херсонес Фракийский (1000 человек), Наксос (500), Андрос (250), в Брею во Фракии (1000), в Синопу, на остров Евбея и др. Число афинских клерухов достигало почти 10 000 человек [18, С. 179].

При Перикле были восстановлены учреждённые ещё Писистратом суды по демам, что ускоряло разбирательство локальных конфликтов и освобождало сельских жителей от лишних поездок в Афины. Расширено было применение жребия при замещении должностей.
Наверх
 
Юстиниан
Координатор
*****
Вне Форума


Историк

Сообщений: 5142
Украина
Пол: male

ХНУ, ХНПУ
Re: Перикл
Ответ #4 - 13.10.2009 :: 19:12:10
 
Согласно В. Дюранту: «В 457 г. до н.э. право избрания в архонты, ограниченное прежде наиболее состоятельными классами, было распространено на третий класс, или зевгитов; вскоре после этого без всякого законного основания низший класс граждан, или ореты, присвоил себе право избрания на эту должность, преувеличивая свои доходы; важность оретов с точки зрения обороноспособности Афин убедила прочие классы смотреть на этот обман сквозь пальцы» [13, С. 257].

Двигаясь некоторое время в обратном направлении, Перикл в 451 г. до н.э. провёл через народное собрание постановление, согласно которому право голоса сохранялось исключительно за законорожденными отпрысками афинянина и афинянки. Не допускался законный брак между гражданами и негражданами (как мы знаем от своего постановления и сам Перикл пострадал, влюбившись в Аспазию из Милета, вместе с которой он имел детей), эта мера была направлена на то, чтобы воспрепятствовать заключению браков с чужеземцами, уменьшить численность незаконорожденных детей, и возможно, на то, чтобы сохранить за ревнивыми афинскими бюргерами материальное воздаяние за гражданство и империю [3, С. 97].

Стремясь ослабить давление народонаселения на скудные ресурсы Афин, из бедных афинских граждан Перикл формировал колонии, основываемые в чужих землях. Чтобы обеспечить работой неимущих, он превратил государство в крупнейшего работодателя из всех когда-либо виденных Грецией: флот пополнялся кораблями, строились арсеналы, в Пирее была возведена просторная хлебная биржа.

Подобно Алкивиаду, Перикл и сам владеет фабрикой. Машин не существует, зато рабов можно иметь сколько угодно; мускульная сила дешёвая, а потому отсутствуют побудительные мотивы для разработки механизмов. Афинские эргастерии представляют собой скорее мастерские, чем фабрики; на крупнейшей из них - фабрике Кефала по производству щитов - трудятся 120 рабочих, на обувной фабрике Тимарха - 10, на мебельной фабрике Демосфена - 20, а на его оружейном заводе - 30. Поначалу эти мастерские работают только на заказ; позднее они производят продукцию для внутреннего рынка и, наконец, - на экспорт; распространение и изобилие монеты, которая вытесняет бартер, облегчает сделки» [13, С. 279].

Не существует корпораций; каждая фабрика является независимой единицей, принадлежащей одному или двум владельцам, и собственник часто трудится рядом со своими рабами. Не существует патентов: профессии передаются от отца к сыну или осваиваются подмастерьями; закон освобождает афинян от опеки над родителями, не обучившими их какому-нибудь ремеслу. Рабочий день долог, но работа ведётся неторопливо; хозяин и работник трудятся от зари до сумерек, отдыхая в полдневные часы летом. Не существует и отпусков, но в каждом году насчитывается около шестидесяти нерабочих праздничных дней [13, С. 279].

Аристократическая оппозиция критиковала Перикла за слишком суровое обращение с союзниками, за расходование их взносов на внутренние нужды Афин. При Перикле действительно расширилась сфера влияния Афин, к союзу присоединился ряд новых городов, укрепилось афинское влияние во внутренней жизни союзников (покровительство демократическим слоям населения, разбирательство важнейших дел союзников в афинском суде, контроль над чеканкой монеты), неукоснительно взыскивался форос, в своих внешнеторговых связях союзные государства должны были считаться прежде всего с интересами Афин; клерухии ущемляли союзников и материально (изъятие части земель) и морально [18, С. 181].

В то же время даже враждебные афинской демократии авторы признавали, что в союзных с Афинами государствах большинство населения заинтересовано было в сохранении союза. Афины, как уже было сказано, поддерживали и насаждали демократические порядки, ограничивали произвол олигархических групп. Безопасность плавания в Эгейском  море, обеспеченная господством афинского флота, способствовала развитию экономических и культурных связей. Фактическое прекращение войн между членами союза позволяло жителям пользоваться всеми благами мирного существования. Небольшие греческие государства, как правило, не могли себя защищать сами и сохранять абсолютную независимость.

Ваксмут в своей «Эллинской археологии» говорит о Перикле следующее: «Какой плод пожали Афины от его деятельности? Какими он сделал афинян? На этот вопрос слышится суровое обвинение, что Перикл для утверждения собственной власти пользовался слабыми сторонами афинян - корыстолюбием и страстью к увеселениям, - через удовлетворение их испортил народ, а потворствовавшими страстям учреждениями извратил государственное правление. Без сомнения, посредством клирухии и платы судьям он сделал много для народа, без сомнения, он украсил Афины пропилеями, Парфеноном и т.д. и введением феорикона дал возможность любящему зрелища и искусства народу безвозмездно наслаждаться драматическими представлениями. Но не был ли он - суровый с виду и строгий на словах, но вознаграждающий за это щедрой расточительностью - угодливым искателем народной любви? ...он стал во главе государства и старался утвердиться, для себя самого охотно отказываясь от эгоистических и своекорыстных побуждений, от удовольствий и роскошной жизни, обрекая себя на неутомимую деятельность и самопожертвование, способные опровергнуть клевету, сопровождающую каждого государственного человека; он приучил народ без боязни смотреть на труд, развил в молодёжи и стариках способность владеть оружием и действовать на флоте, не дозволял расслабляющих удовольствий, побуждал от одного дела немедленно переходить к другому, счастье и горе отдельных личностей подчинял требованиям общества и принёс согражданам достойное удивления первенство на суше и на море. ...по сравнению с прежними временами при Перикле страсть к удовольствиям возросла; вместо незначительного дохода и незначительного расхода появились богатые приобретения и соответственные расходы. Теперь спрашивается, не совершеннее ли государство, в котором все силы возбуждены и борются с природой, подчиняя её требованиям государственной жизни, чем то, в котором простота потребностей находится в соответствии с застоем силы? Но как долго может продолжаться такое напряжение сил? Чего мог ожидать Перикл от будущего, кто мог после него также плодотворно пользоваться столь богатыми средствами? К сожалению, история доказала, что после смерти Перикла созданные им государственные учреждения пришли в упадок. Подобно многим великим правителям, он устраивал государство, исходя из собственных сил; эти силы могли направлять всё государство, без их участия оно скорее могло остановиться в своём развитии и сбиться с пути, новые учреждения заставили его оставить старую колею и перестали сдерживать дурные страсти, которые контролировались только бдительным наблюдением Перикла. Притом же искусственное здание государства было основано на внешней силе, и - кто решится не признать этого - на насилии, а основанное насилием легко падает перед другим насилием» [17, С. 454-456].
Наверх
 
Юстиниан
Координатор
*****
Вне Форума


Историк

Сообщений: 5142
Украина
Пол: male

ХНУ, ХНПУ
Re: Перикл
Ответ #5 - 13.10.2009 :: 19:12:31
 
§2. Преобразования Перикла в области культуры и градостроительства

Формой помощи свободной бедноте, опять же сочетаемой с культурно-политическими задачами, были общегосударственные и общенародные празднества, число которых возросло в правление Перикла. Участие в них сплачивало афинян, повышало их политическое сознание, укрепляло привязанность к полису, а сопровождавшие празднества раздачи и угощения приобщали всю массу граждан к доходам государства и богатой верхушки [18, С. 179].

Кимон, будучи богатым, находил средства привлекать к себе бедный народ и держать его в зависимости. Желая противодействовать влиятельной щедрости его и других богатых граждан, Перикл и его друзья, у которых не было в распоряжении таких средств, предложили выдавать народу различные пособия из государственной кассы, в том числе Перикл ввёл в 440 г. до н.э. феорикон - так называемые зрелищные деньги, которые выдавались государством беднейшим гражданам в праздник Дионисия для оплаты театральных билетов (по два обола). Театральные представления были составной частью общегосударственных праздников, театр играл большую роль в культурной и политической жизни Афин, был источником распространения морально-политических идей [17, С. 439-440].

По мнению В. Дюранта: «Перикл <...> обратил свою энергию на украшение Афин. Надеясь превратить город в культурный центр Эллады и отстроить разрушенные персами старинные святилища с размахом и блеском, которые возвысят душу каждого гражданина, он решил привлечь гений афинских художников и труд безработных, наметив дерзкую программу архитектурной отделки Акрополя. По словам Плутарха, «он руководствовался желанием уделить от общественных средств также неорганизованной и косной толпе, но чтобы при этом она не сидела сложа руки и не бездельничала; для этой цели он и выступил с грандиозными архитектурными проектами». Для финансирования этого предприятия он предложил перенести казну Делосского союза с Делоса, где она лежала мёртвым грузом и подвергалась опасности, и использовать ту её часть, которая не была необходима для совместной обороны, на украшение города, представлявшегося Периклу законной столицей благодетельной империи.

Перенос Делосской казны в Афины был приемлем для всех афинян, даже для олигархов. Однако избиратели не были склонны тратить сколь-нибудь значительную часть этих средств на украшение родного города - то ли в силу неких угрызений совести, то ли тайно надеясь на то, что деньги могут быт присвоены более прямым способом и пойти на удовлетворение их собственных нужд и потребностей. Предводители олигархии играли на этих чувствах столь ловко, что, когда близилось голосование в народном собрании, поражение Перикла казалось неизбежным. Плутарх рассказывает прелестную историю о том, как хитроумный афинский правитель переломил ход событий: «Прекрасно, - молвил Перикл, - пусть стоимость этих зданий будет отнесена не на ваш, а на мой счёт, и пусть на них будет написано моё имя». Услышав эти слова и то ли поразившись величию его духа, то ли ревнуя о славе подобных деяний, громкими криками они запретили ему нести издержки... и решили не жалеть никаких средств, пока всё не будет завершено» [13, С. 258].

Работы шли своим чередом, и особой поддержкой и содействием Перикла пользовались Фидий, Иктин, Мнесикл и другие художники, трудившиеся над осуществлением его мечты. В то же время он покровительствовал литературе и философии, и если в других греческих городах того периода вражда партий обессиливала граждан, а литература увядала, растущее богатство и демократическая свобода Афин, соединённые с мудрым и просвещённым руководством, положили начало Золотому веку.

По инициативе и под контролем Перикла украшается Акрополь - возводятся Пропилеи, Парфенон, храм Ники Бескрылой [1, С. 142].

В 450 г. до н.э. главным руководителем работ на Акрополе был назначен Фидий. Он своими руками высек большую часть украшений Парфенона [2, С. 225-226].

Около 446 г. до н.э. Гипподам Милетский - главный градостроитель древности - заложил новый Пирей и основал новый стиль, заменив старинный хаос путанных и извилистых улочек широкими, прямыми проспектами, пересекающимися друг с другом под прямым углом.

На юго-западном склоне Акрополя Перикловы мастера соорудили Одеон, или музыкальный театр, с уникальным конусообразным куполом. В этом зале устраивались концерты и репетировались дионисийские драмы; ежегодно здесь проводились учреждённые Периклом состязания певцов и музыкантов. Нередко разносторонне одарённый глава Афин лично выступал судьёй на этих турнирах [13, С. 338].
Наверх
 
Юстиниан
Координатор
*****
Вне Форума


Историк

Сообщений: 5142
Украина
Пол: male

ХНУ, ХНПУ
Re: Перикл
Ответ #6 - 13.10.2009 :: 19:12:50
 
Библиография:

1. Арский Ф.Н. Перикл. - М.: Молодая Гвардия, 1981.
2. Боннар А. Греческая цивилизация: В 2 т. - Ростов-на-Дону: Феникс, 1994. - Т. 2.
3. Бутромеев В.П. Всемирная история в лицах: Древний мир. - М.: ОЛМА-ПРЕСС, 1999.
4. Велишский Ф. История цивилизации: Быт и нравы древних греков и римлян. - М.: ЭКСМО-ПРЕСС, 2000.
5. Всеобщая история: Справочник студента / Под ред. С.В. Новикова, А.С. Маныкина, О.В. Дмитриевой. - М.: Филологическое общество СЛОВО, АСТ, 1999.
6. Геродот. История: В 9 кн. / Пер. Г.А. Стратановского. - М.: АСТ, Ладомир, 2001.
7. Герои Греции в войне и мире: История Греции в биографиях Г.В. Штолля. - М.: Скорина, 1992.
8. Грант М. Классическая Греция. - М.: Терра, 1998.
9. Древние Египет и Греция: Энциклопедия / Авт. текста Кристоф Барботан и др. - М.: Терра, 1995.
10. Древние Цивилизации / Под ред. Г.М. Бонгард-Левина. - М.: Мысль, 1989.
11. Древняя Греция / Под ред. С.Л. Утченко. - М.: Просвещение, 1974.
12. Древняя Греция / Под ред. Д.П. Калпистова, С.Л. Утченко. - Л.: Учпедизд, 1958.
13. Дюрант В. Жизнь Греции. - М.: КРОН-ПРЕСС, 1997.
14. Егер О. Всемирная история: В 4 т. - СПб.: Специальная литература, 1992. - Т. 1. Древний мир.
15. Знаменитые греки: Жизнеописания выдающихся деятелей Древней Греции, составленные по Плутарху. - М.: Просвещение, 1968.
16. История древнего мира / Под ред. А.Г. Бокщанина. - М.: Просвещение, 1981. - Ч. 2. Греция и Рим.
17. История древнего мира: Древняя Греция / Под ред. А.Н. Бадака, И.Е. Войнич, Н.М. Волчек и др. - Мн.: Харвест, 1999.
18. История древнего мира / Под ред. И.М. Дьяконова, В.Д. Нероповой, И.С. Свенцицкой. - М.: Наука; Главная редакция восточной литературы издательства, 1989.
19. История древнего мира / Под ред. М.А. Барб, Г.И. Костюк. - М.: Учпедгиз, 1952.
20. История Древней Греции / Под ред. В.И. Кузищина. - М.: Высшая школа, 1996.
21. История Древней Греции / Сост. К.В. Паневин. - СПб.: Полигон; АСТ, 1999.
22. История Древней Греции / Под ред. В.И. Авдиева и др. - М.: Высшая школа, 1972.
23. Кравчук А. Перикл и Аспазия. - М.: Наука, 1991.
24. Куманецкий К. История культуры Древней Греции и Рима. - М.: Высшая школа, 1990.
25. Мусский И.А. 100 великих дипломатов. - М.: Вече, 2001.
26. Перхис Дж. Греческая цивилизация: Справочное пособие. - М.: ФАИР-ПРЕСС, 2000.
27. Плутарх. Моралии: Сочинения. - М.: ЭКСМО-Пресс; Харьков: Фолио, 1999.
28. Сергеев В.С. История Древней Греции. - М.: ОГИЗ, 1948.
29. Сто великих людей мира: Солон, Перикл, Александр Великий. - К.: Муза, 1992.
30. Фукидид. История: В 8 кн. / Пер. Г.А. Стратановского. - М.: Ладомир; АСТ, 1999.
Наверх
 
Переключение на Главную Страницу Страниц: 1
Печать