Исторический форум (форум по истории)

Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите Вход или Регистрация

 
Исторический форум
  Главная Правила форума Пожертвование СправкаПоискУчастникиВходРегистрацияОбщее сообщение Администратору форума »» переход на Историчка.Ru  
 
Переключение на Главную Страницу Страниц: 1
Печать
О пребывании профессора А.Л. Чижевского В Ивдельлаге. (Прочитано 2015 раз)
навроцкий юрий
Продвигающийся
**
Вне Форума



Сообщений: 18
О пребывании профессора А.Л. Чижевского В Ивдельлаге.
12.12.2018 :: 09:47:32
 
     Знаменитый биофизик Александр Леонидович Чижевский, основатель гелиобиологии и аэроионизации, действительный член 18 академий мира, почетный профессор многих университетов Европы, Америки и Азии был арестован 21 января 1942 года в городе Челябинске, где он находился в эвакуации и работал научным консультантом областной клинической больницы. Биограф А.Л. Чижевского Виктор Горбачев в предисловии к своей книге «Повесть о преждевременном. Авантюрно-медицинские повести» отмечал, что «Печальна судьба преждевременных… Пресс времени - это молва и мода, каноны и близорукость, косность и инстинкты, традиции и склад-уклад… Преждевременный всегда одинок. Стадом выживать легче, поэтому оригиналов выживают, чтобы не мутил воду, не смущал и не возмущал… У преждевременных во всём - налёт гениальности и эксклюзивности, поэтому они честолюбивы и обидчивы… Их жгли на кострах, превращая в исчезающий пепел, пытали до отречения, гноили в забвении, и только наивная Вера в святую Истину помогала им выживать… Семья им помеха, женщины - только те, что за ними в костёр… Квёлые телом, легко ранимые душой, они любят славу, но больше всего боятся забвения…». И действительно, А.Л. Чижевский на неоднократные приглашения и требования явиться на заседания комиссии для дискуссий, принимавшей решение об его отстранении от руководства ЦНИЛИ в 1940 году, отвечал в лучшем случае гордым молчанием, чем фактически оставил своих сотрудников на произвол судьбы. В Челябинске он не мог ужиться с соседом по подселению, чем спровоцировал написание доносов на себя и был осужден протоколом №19-М Особого Совещания УНКВД по Челябинской области от 20 марта 1942 года по ст. 58-10 УК РСФСР к 8 годам заключения в ИТЛ. В Ивдельлаг А.Л. Чижевский прибыл 29 июня 1943 года. Ему определили третью категорию труда и присвоили лагерный номер СГ-555. За год своего пребывания в Ивдельском ИТЛ, А.Л. Чижевский оставил след в памяти множества людей. Несколько месяцев ученый-биофизик находился в 1-ом Самском ОЛПе, работая на должности санитара лагерной больницы. По воспоминаниям врачей Самской лагерной больнички Ефима Григорьевича Вольфсона и Гентер Ивапна Германовича (ленинградца, осужденного постановлением ОСО при НКВД СССР от 11 декабря 1939 года на 3 года ИТЛ по одному делу с преподавателем Ленинградской консерватории и сотрудником отдела музыкальной культуры Государственного Эрмитажа Павлом Александровичем Вульфиусом), - Александр Леонидович Чижевский обладал сложным характером и сильной волей, закаленной гонениями со стороны академиков Бориса Завадовского и Абрама Иоффе «за фальсификацию результатов научных исследований, научную безграмотность и некомпетентность». Потомственный дворянин, сын генерал-майора от артиллерии русской императорской армии, А.Л. Чижевский «частенько нелицеприятно отзывался о многих советских академиках и репрессированном наркоме земледелия Чернове», в общении с малограмотными сотрудниками и начальством Самского ОЛПа вел себя с некоторой долей высокомерия и брезгливости, «пудря им мозги» своей гениальностью и требуя к себе особого отношения. С коллегами по лагерной больнице, напротив, был «любезен», а представительниц прекрасного пола очаровывал чтением своих стихов. Кроме стихосложения, он увлекался живописью, написав в Ивдельлаге маслом и акварелью множество пейзажей. По воспоминаниям Людмилы Владимировны Шуман, работавшей уборщицей в лагерном роддоме Самского ОЛПа, А.Л. Чижевский подарил несколько пейзажей, написанных им акварелью, жене начальника ОЛПа Каземира Каземировича Джуравского (воспоминания были переданы мне дочерью Шуман Л.В. – Натальей Валентиновой Крулькевич, родившейся в Самском роддоме для женщин-заключенных 16 мая 1940 года). Житель поселка Сама Леонид Антонович Сихт, работавший в те годы вольнонаемным делопроизводителем АХЧ (административно-хозяйственная часть) 1-го ОЛПа, в своих воспоминаниях назвал А.Л. Чижевского профессором астрономии (вероятно, под впечатлением многочисленных высказываний А.Л. Чижевского о влиянии солнечной активности на человеческую историю, на здоровье людей и других живых организмов). Со слов Л.А. Сихта, профессор Чижевский заявлял начальнику лагпункта Потапову: «если бы у него была возможность производить исследования солнечной активности и простейший телескоп, он мог бы предсказать частоту лесных пожаров от молний, вес новорожденных, распространение психопатических явлений среди заключенных, частоту преступлений и несчастных случаев в лагере, а также рост древесины и падеж скота». Известный советский джазовый музыкант и композитор Александр Владимирович Варламов, осужденный Постановлением Особого совещания при НКВД СССР от 24 июля 1943 года по ст. 19-58-1, 58-10 ч.2, 58-11 УК РСФСР к заключению в ИТЛ сроком на 8 лет, весь срок своего наказания провел в Ивдельлаге, работая первые месяцы пребывания в Ивдельском ИТЛ на лесоповале 1-го Самского ОЛПа. В своих мемуарах А.В. Варламов писал: «На лесоповале подружился я с замечательным ученым, биофизиком Александром Леонидовичем Чижевским, основоположником гелиобиологии. Работал он санитаром в медсанчасти, помню, таскал за собой какого-то барана, кровь которого использовали для вакцины от сифилиса. Когда я стал заниматься джазом, мне удалось взять Чижевского в костюмеры». Действительно, в конце того же 1943 года А.Л. Чижевский был переведен в 9-й комендантский ОЛП в распоряжение главврача Центральной больницы Ивдельлага. Заведующий лагерной больницы лагпункта «Пристань» Николай Николаевич Торопов писал мне, что он слышал от своих коллег - лагерных врачей, что А.Л. Чижевский в Ивдельской ЦБ занимался исследованием электродинамики крови. В период работы в центральной больнице Ивдельлага, А.Л. Чижевским, совместно с сотрудниками клинической лаборатории, был подготовлен доклад «Новый метод ускорения заживления ран и язв», а также самостоятельные исследовательские работы «Теоретические предпосылки аэроионификации помещений большой кубатуры» и «Новые экспериментальные данные по абсолютной очистке воздуха от микроорганизмов». Однако, у Чижевского почти сразу возникли неприязненные отношения с руководством поликлиники и Центральной больницы Ивдельлага, в том числе с врачами из числа заключенных, не желавших признавать научную ценность исследований, предлагаемых «чудоковатым» профессором, требовавшим для своих работ отдельных помещений, штат лаборантов и исключительные условия для своей деятельности. Согласно характеристики на осужденного А.Л. Чижевского, подписанной начальником СУРЗ Ивдельлага НКВД подполковником госбезопасности Болдыревым: «...ему была дана возможность оборудовать кабинет по ионизации при Центральной поликлинике Ивдельлага НКВД. Личные качества: нарушал установленный режим, за что из Центральной больницы был выдворен обратно в зону ОЛПА. Всячески добивался досрочного освобождения из лагеря. По натуре является рвачом, добивается получать не полагающееся дополнительное питание». Надо полагать, что в костюмеры лагерной концертно-театральной бригады А.Л. Чижевский попал уже после увольнения из Центральной поликлиники Ивдельлага.
        В августе 1944 года А.Л. Чижевский был этапирован в 8-е отделение Спецтюрьмы НКВД СССР - Бутырскую тюрьму города Москвы «Согласно распоряжению заместителя наркома Внутренних дел СССР Комиссара Госбезопасности 2 ранга т. Чернышева наряда ГУЛАГа НКВД № 42/54178». А 8 января 1945 года, после решения о невозможности использования А.Л. Чижевского в подразделениях ОТБ НКВД СССР (Особого Технического Бюро, на которое было возложена организация научно-исследовательских и проектно-конструкторских работ силами специалистов из числа осужденных и спецпоселенцев, содержащихся в ГУЛАГе - так называемых «шарашек») в связи с отсутствием у него требуемых специальных технических знаний, он был направлен в подмосковный город Кучино в распоряжение ЦРЛ НКВД в отделение лечения ран. После окончания Великой Отечественной войны А.Л. Чижевский был переведен в 19-ое Долинское комендантское отделение Карагандинского ИТЛ в распоряжение ЛСО (лечебно-санитарного отделения), а после освобождения в январе 1950 года из 2-го Спасского отделения Степлага, А.Л. Чижевский был направлен на спецпоселение в город Караганду, где он работал лаборантом онкологического диспансера. Тот же А.В. Варламов в своих воспоминаниях указывал: «В Караганде… у меня появились два дружественных дома: пианиста Рудольфа Германовича Рихтера, игравшего до ссылки в московском оркестре под управлением Криша, и Александра Леонидовича Чижевского. Александр Леонидович страшно нуждался, просто бедствовал. В его комнатке стояли топчан и деревянные козлы, на которые положена была доска, - стол ученого. Как жаль, что я, музыкант, ничего не понимал в его исследованиях солнечной активности и ее влияния на биосферу. Чижевский же был блестяще образованным человеком, знатоком живописи, музыки, литературы, сочинял стихи (кстати, донес на него один весьма известный, маститый писатель, с которым Александр Леонидович на дачной террасе поделился тревожными мыслями о положении на фронте). Он много раз писал Сталину, что готов работать в специальной лаборатории НКВД, где трудились репрессированные ученые, но ответа не получил - его наука не имела прямого отношения к оборонным делам. После реабилитации Чижевский прожил всего лишь восемь лет!»
Наверх
« Последняя редакция: 17.12.2018 :: 03:45:41 от Zealot »  
Zealot
Координатор
Представитель администрации форума
*****
Вне Форума


Никто кроме нас.

Сообщений: 42870
Матушка Сибирь.
Пол: male
Re: О ПРЕБЫВАНИИ ПРОФЕССОРА А.Л. ЧИЖЕВСКОГО В ИВДЕЛЬЛАГЕ.
Ответ #1 - 12.12.2018 :: 09:55:16
 
А ЗАЧЕМ КАПСЛОКОМ ПИСАТЬ НАЗВАНИЕ ТЕМЫ?..
Наверх
 

Хотим за Одина бухнуть - подкинь братве на пиво!..
иван васильевич
Гуру
******
Вне Форума



Сообщений: 8622
Re: О ПРЕБЫВАНИИ ПРОФЕССОРА А.Л. ЧИЖЕВСКОГО В ИВДЕЛЬЛАГЕ.
Ответ #2 - 12.12.2018 :: 13:46:28
 
навроцкий юрий писал(а) 12.12.2018 :: 09:47:32:
донес на него один весьма известный, маститый писатель, с которым Александр Леонидович на дачной террасе поделился тревожными мыслями о положении на фронте

Мысли бывают разные.
Вот у Морозова который на 40 с гаком лет (!) старше и мысли и действия были другие. https://ru.wikipedia.org/wiki/Морозов,_Николай_Александрович_(революционер)
Так к примеру, а мог бы тоже на "дачной террасе" позлорадствовать...
Наверх
 
Ubivec
Гуру
******
Вне Форума



Сообщений: 12637
Re: О ПРЕБЫВАНИИ ПРОФЕССОРА А.Л. ЧИЖЕВСКОГО В ИВДЕЛЬЛАГЕ.
Ответ #3 - 12.12.2018 :: 14:14:40
 
иван васильевич, извините меня - зашел и вижу как автор поста сам себя цитирует, ну думаю "все, клиника". Потом протер глаза, померещилось Смайл видимо потому что ники длинные и с маленькой буквы. Думаю, нужно отдохнуть от экрана.
Наверх
 
навроцкий юрий
Продвигающийся
**
Вне Форума



Сообщений: 18
Re: О пребывании профессора А.Л. Чижевского В Ивдельлаге.
Ответ #4 - 12.02.2019 :: 22:04:26
 
Имеется еще одно свидетельство о пребывании Александра Леонидовича Чижевского в Ивдельлаге. Его автор Тер-Погосян Аветист-Эдмунд Акопович 1922 г. р. уроженец города Краснодара. Отец А-Э.А. Тер-Погосяна - Акоп Тер-Погосян был торговцем, происходившим из армянского села Мохракуйт, перебравшегося в Харьков, где проживало большое число армян-католиков из Турецкой Армении и где в 1917 году было даже образовано Хоторджурское землячество. В Харькове отец женился на Виктории Ивановне Тер-Пагосян, а в 1935 году - оставил семью и уехал в Тегеран, где принял иранское гражданство. Брат отца - Петрос Тер-Погосян в 1916 году вернулся из Харькова в родное село вслед за наступающей русской армией, организовав отряд самообороны в ущелье Хоторджур. При отступлении русской Кавказской армии из Турецкой Армении в 1918, Петрос Тер-Погосян попал в плен к туркам на подходах к Лазистану, содержался в тюрьме города Трапезунда и был приговорен к 101 году тремного заключения. После поражения Турции в войне со странами Антанты был освобожден и вступил в армянскую армию дашнакского провительства. После восстановления в Закавказье Советской власти, Петрос Тер-Погосян работал в авлабарских пекарнях, являясь при этом членом армянской террористической организации, состоящей из числа беженцев из Эрзерумского вилаета. 25 июля 1922 году в Тифлисе на улице Петра Великого у дверей ЧК Петрос Тер-Погосян и Арташес Геворгян привели в исполнение приговор в отношении бывшего министра военно-морских сил Османской империи Джемала-паши, который приехал для переговоров в Москву в качестве представителя Афганистана, где он работал военным советником. Не дождавшись финансовой помощи от советского правительства, в интересах которого он обещал противодействовать англичанам в Афганистане, Джемал пытался через Тифлис проехать в Анкару для встречи с Мустафой Кемалем. В своих мемуарах Э. А. Тер-Погосян приводит сведения, что его дяде Петрос и Арташес Геворкян в 30-х годах были осужденны к ссыке в Туруханский округ, но нарушив режим содержания, они сбежали из города Туруханска в тайгу, поселившись в отдельных зимовьях. Петроса спасла от воспаления легких и голода русская женщина-охотница, от которой у него в 1936 году родился сын.
С 1930 по 1940 год Аветист-Эдмунд Акопович Тер-Погосян проходил обучение в средней школе № 53 в городе Харькове. В 1937 году его мать была арестована и осуждена к ссылке сроком на 5 лет с отбыванием наказания в Омской области. В 1938 году ученики девятого класса организовали кружок по углубленному изучению марксизма-ленинизма. Инициатором был Михаил Перцовский, а участниками - Эдуард Микинелов, Михаил Каждан и Эдмунд Тер-Погосян. После окончания школы, летом 1940 года Эдмунд ездил на свидание к матери, находившейся в ссылке в уездном городе Кокчетаве, переданном позднее в состав Казахской ССР. В августе 1940 года он вместе с Эдуардом Микинеловым, Михаилом Перцовским поступил на исторический факультет Харьковского университета. В октябре того же 1940 года по инициативе Перцовского была создана молодежная организация под названием «Партии ортодоксальных ленинцев». 15 октября М. Р. Перцовский представил программу и устав подпольной организации, к которой присоеденились 20 октября студент 1-го курса Харьковского механико-машиностроительного института Абрам Митауэр, учащийся школы № 53 Матвей Ривкин и их однокурсник по университету Борис Шерешевский (который и донес о подпольщиках в НКВД). В ночь на 22 ноября 1940 года все члены «партии ортодоксальных ленинцев» были арестованы и помещены в камеру № 58 внутренней тюрьмы НКВД города Харькова. Следствие по делу подпольной антисоветской организации осуществлял младший лейтенант госбезопасности Стойчанов, которого позднее сменили Альтзитцер и Зайцев. Исходя из материалов дела, «партия ортодоксальных ленинцев» являлась детищем Михаила Перцовского, который осознанно втянул своих друзей в противозаконную политическую деятельность и был единственным из них сторонником организации борьбы с политикой существующего в СССР правительства. 11-12 февраля 1941 года решением заседания военного трибунала Харьковского военного округа был вынесен Приговор: «I) Перцовского М. Р., 2) Микинелова Э. И., 3) Тер-Погосяна Э-А. А., каждого из них по ст. 54-8 УК в порядке ст. 17 УК УССР с санкцией ст. 54-2 УК УССР подвергнуть высшей мере наказания – расстрелу, с конфискацией всего лично принадлежавшего им имущества». Используя свое право на заключительное слово, Э. А. Тер-Погосян заявил: «Я благодарен, что органы НКВД не дали нам идти дальше по пути, который я избрал. Надеюсь, что я могу исправиться, и поэтому я прошу смотреть на меня как на раскаивающегося и выслать меня по месту ссылки моей матери, а если это невозможно, дать мне минимум наказания». Раскаивались в содеянном и остальные подсудимые кроме Михаила Перцовского. Почти два месяца Э. А. Тер-Погосян и его «подельники» находились в камере смертников харьковской тюрьмы № 1 на Холодной Горе, ожидая расммотрения просьбы о помиловании. 7 апреля 1941 года Постановлением Военной Коллегии Верховного Суда СССР расстрел им был заменен 10 годами ИТЛ и 5 годами поражения в правах. 11 сентября 1941 года заключенные Харьковских тюрем были эвакуированы в связи с приближением немецких войск. Заключенных пешим этапом направили в город Старый Оскол, а затем на на станцию Валуйки, где их погрузили в вагоны. Э. А. Тер-Погосян в своей книге «Свобода ороздала на целую жизнь» вспоминал об обстрелах пешего этапа и эвакуируемых эшелонов немецкими самолетами. 7 ноября 1941 года в день знаменитого военного парада в прифронтовой Москве Э. А. Тер-Погосян прибыл с другими заключенными Харьковского этапа в пересыльный лагпункт Самского ОЛПа ИвдельЛага НКВД СССР, распологавшегося в поселке Денежкино. Со слов Э. А. Тер-Погосяна, из 201 человека до ИвдельЛага добралось 112 человек. Как и большинство вновь прибывших заключенных, он был зачислен в слабосильный отряд из-за крайней степени истощения. До конца ноября 1941 года в Денежинской пересылке умер от истощения Абрам Митауэр. В конце января 1942 года он был назначен на облегченные виды работ (расчистка снега на железнодорожных путях, подсобные работы). Весной 1942 года Э. А. Тер-Погосян, Михаил Перцовский и Эдуард Микинелов были переведены в 1-й сельхоз Самского ОЛПа, где были определены в бригаду корчевщиков. М. Р. Перцовский, не оправившись от дистрофии, умер в марте 1942 года от воспаления легких и был похоронен на лагерном кладбище Самского ОЛПа. За время нахождения в Самском ОЛПе Э. А. Тер-Погосян работал бригадиром полеводческой бригады, а затем был переведен в лагерную агитбригаду. Находясь в Самском лаготделении, Э. А. Тер-Погосян познакомился с известным биофизиком Александром Леонидовичем Чижевским, о котором он писал в своих воспоминаниях: [b][b]«После отбоя, лежа на нарах, мы подолгу беседовали с этим уникальным человеком. Говорили в это время вполголоса. Я рассказывал о своем деле, об ортодоксальных ленинцах, о своей короткой, но насыщенной жизни. Александр Леонидович - о своих ионизаторах, об их пользе для здоровья человека, о том, что его приборы должны были устанавливать в здании Дворца Советов, который предполагалось построить на месте разрушенного Храма Христа Спасителя. Этот феноменальный Чижевский познакомил меня со своей теорией солнечно-биосферных связей, с другими своими теориями и гипотезами. В четверть голоса он рассказывал мне о своих научных подсчетах взаимосвязи активности солнца и исторических событий на земле, что несколько не вязалось с марксистско-ленинским историческим материализмом». В конце 1943 года одним этапом с А. Л. Чижевским, Аветист-Эдмунд Акопович был переведен в 9-й комендантский ОЛП, расположенный в городе Ивделе, где получил назначение на должность бригадира овощехранилища, а затем, не без протекции того же А. Л. Чижевского, был переведен на должность завхоза стационара лагерной больницы, где Чижевский занимался оборудованием кабинета ионизации при Центральной поликлинике Ивдельлага НКВД. В ноябре 1944 года за нарушения режима (растрату спирта и иных материальных ценностей) Тер-Погосян был переведен в считавшийся штрафным ОЛП «Юртище», где был помещен в БУРе (барак усиленного режима). В условиях штрафного режима и сниженных норм питания - у него начала развиваться дистрофия и связанные с ней осложнения. В январе 1945 года его поместили на лечение в лагерный стационар. После выписки из больницы, ему была присвоена третья категория трудоспособности (из-за непригодности для использования на лесоповале и других тяжелых работах в связи с крайним истощением). Проработав некоторое время в бригаде «ширпотреба», Тер-Погосян был назначен санинструктором лагпункта, а затем – был этапирован в ОЛП на реке Большая Тошемка ИвдельЛага. Работал на лесоповале, затем в дорожно-строительной бригаде, приемщиком леса на бирже. Летом 1946 года к нему на свидание приезжали мать и двоюродня сестра. В начале 1947 года Э. А. Тер-Погосян был переведен лесомастером во вновь созданный ОЛП «Северная Тошемка». Со слов Э. А. Тер-Погосяна, в 1948 году, после создания системы особых лагерей ГУЛАГа, призванных заменить для политических заключенных каторгу (в соответствии с Постановленем Совета Министров СССР № 416-159сс от 21 февраля 1948 года), он был этапирован в особый лагерь № 1 «Минеральный» в районе Инты Коми АССР, организованный по Приказу № 00219 МВД от 28 февраля 1948 года вместо ликвидируемого Интинского ИТЛ. Известно, что условное наименование «Минеральный» этому особому лагерю было присвоено 10 мая 1948 года. Э. А. Тер-Погосян упоминает, что в МинЛаге он случайно встретился с известным футболистом Александром Старостиным. Данный факт вызывает обоснованные сомнения, так как Александр Петрович Старостин с февраля 1947 по июнь 1950 года отбывал срок своего наказания в ИвдельЛаге, работая на разгрузке древесины, бухгалтером производственного отдела, принимая «активное участие в проведениях физкультурно-спортивных мероприятий среди заключенных». Согласно данных общества «Мемориал», А. П. Старостин был переведен в МинЛаг МВД СССР 14 июня 1950 года, за три месяца до освобождения Э. А. Тер-Погосяна из Ивдельского ИТЛ. Далее Тер-Погосян сообщает, что он вновь был этапирован В Тошемский ОЛП ИвдельЛага, где работал на лесоповале, вывозке леса и лесной бирже. 18 сентября 1950 года Э. А. Тер-Погосян был освобожден из ИвдельЛага «по окончанию срока наказания с зачетом рабочих дней за хорошие производственные показатели» (зачеты вернули в 1948 году) и был направлен к месту отбывания ссылки на вечное поселение в село Чумаково Михайловского района Новосибирской области, где работал бухгалтером в артели «Заря». В конце 1953 года было удотволерено его ходатайство о замене места спецпоселения, и он получил разрешение на проживание в городе Кокчетав Казахской ССР, где в ссылке находилась его больная мать. В январе 1954 года Э. А. Тер-Погосян был принят на преподавательскую работу учителем черчения и рисования в школе № 2 города Кокчетава. 6 апреля 1956 года был освобожден от наказания в виде ссылки (основание: приказ от 19 марта 1956 г. за подписью Генерального прокурора СССР, Министра внутренних дел СССР и Председателя КГБ СССР). Во времена хрущевской оттепели, навестить сына и свою бывшую жену приезжал в Кокчетав из Ирана Акоп Тер-Погосян. 1 августа 1958 года, после снятие судимости и по предложению первого заместителя министра просвещения КазССР А. В. Щербакова, Э. А. Тер-Погосян переехал в Алма-Ату где весной 1962 года окончил Алма-Атинский университет. В 1965 году он поступил работать инспектором гороно города Алма-Аты, а затем был назначен заместителем начальника этого учреждения. В дальнейшем Э. А. Тер-Погосян преподавал и занимал административные должности в Алматинском областном институте профессионального развития кадров, вел общественную работу в Армянском культурном центре и являлся вице-президентом Казахстанской ассоциации жертв политических репрессий. Также он являлся лауреатом Премии мира и духовного согласия Президента Республики Казахстан. Скончался Э. А. Тер-Погосян в городе Алма-Аты в 2002 году. В постперестроечное время Э. А. Тер-Погосян позиционировал себя участником подпольной антисоветской группы: «Мы были первыми формально объединенными антисталинцами, которые по-граждански подняли свой голос и вступили в неравную борьбу против произвола и тирании, в защиту прав человека!», однако ни в ИвдельЛаге, ни в ссылке и позднее в Алма-Ате дисидентской деятельностью он не занимался. За время нахождения в ИвдельЛаге в поле зрения оперческиского отдела Э. А. Тер-Погосян не попадал, хотя именно в Ивдельском ИТЛ содержались активные противники советской власти, не прекращавших свою деятельность даже в условиях заключения. Иванова Г. М. в своей работе «История ГУЛАГа, 1918-1958: социально-экономический и политико-правовой аспекты» пишет, что «Антисоветская агитация» в условиях лагеря нередко имела успех и представляла порой вполне реальную угрозу дестабилизации оперативной обстановки, могла вызвать недовольство режимом содержания, организовать саботаж и срыв выполнения государственных плановых заданий. Среди подсудимых выездных коллегий областных судов (а с 16 апреля 1945 года и спецлагсудов) нередко встречались настоящие «политические рецидивисты». Так заключенного Ивдельского ИТЛ Анемподиста Васильевича Попова 1895 г. р., уроженца деревни Попово Семеновского сельсовета Биряковского района Вологодского округа Северного Края, попавшего впервые в ГУЛАГ в 1933 году по закону от 7 августа 1932 года, впоследствии 5 раз судили за антисоветскую агитацию, в том числе в 1944 году он был приговорен к высшей мере наказания, замененной решением Верховного суда СССР 20 годами каторги. Другой заключенный ИвдельЛага - Владимир Иосифович Туров 1918 г. р. уроженец города Ельца Орловской области - осуждался по 58-й статье шесть раз. В 1947 году он написал две антисоветские листовки и вывесил их во 2-м лагпункте 8-го ОЛПа Ивдельского ИТЛ на видных местах. Как установил лагерный суд, в этих листовках Туров «призывал заключенных к саботажу и неподчинению советской власти и лагерной администрации» (ГАРФ Ф.9492, Оп.5, Д.25). В ИвдельЛаге содержался и умер в заключении известный антисталинист Дмитрий Гетманский, а Иван Николаевич Бажанов, в своих «Воспоминаниях деда Ивана» упоминал о планах заключенных Ивдельского ИТЛ, переведенных на строительство Богословского аллюминиевого завода, организовать вооруженное восстание в БогословЛаге в случае захвата немцами зимой 1942-1943 года западного предгория Урала. О непростой судьбе Э. А. Тер-Погосяна я узнал от члена политсовета Московского «Мемориала» Сусанны Соломоновны Печуро и планировал встретиться с ним. Однако, рыночные реформы правительства Гайдара лишила меня и Ивдельский «Мемориал» всех денежных средств, а от грантов иностранных фондов и НКО мы принципиально отказывались. Да и политическая обстановка в Казахстане не распологала к посещению страны, из которой нескончаемым потоком прибывали на Северный Урал русские и русскоязычные беженцы. Я думаю, Э. А. Тер-Погосян под конец своей жизни досыта нахлебался «райских прелестей» рыночной экономики и демократического д#рьма, разрушевшего и дружбу народов, и моральный кодекс строителей коммунизма (использованы материалы публикаций Б. Кюфаряна, В. Гаташ, С. Исмагуловой, Л. Мананниковой и архива Ивдельского отделения общества «Мемориал»).
Наверх
 
Переключение на Главную Страницу Страниц: 1
Печать