Исторический форум (форум по истории)

Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите Вход или Регистрация

 
Исторический форум
  Главная Правила форума Пожертвование СправкаПоискУчастникиВходРегистрацияОбщее сообщение Администратору форума »» переход на Историчка.Ru  
 
Переключение на Главную Страницу Страниц: 1
Печать
Декабристки - добровольные изгнанницы (Прочитано 1769 раз)
Татьяна Муратова
Частый гость
***
Вне Форума



Сообщений: 123
Город Северобайкальск, Бурятия
Пол: female

ИПИ Иркутск
Декабристки - добровольные изгнанницы
15.04.2016 :: 07:23:08
 
Волна недовольства крепостным правом, как зажатая спираль, всё более туго закручивалась в русском обществе, проявляясь в совсем неподходящих местах и в ненужное время для императора Александра. Приходилось реагировать на все мелочи, связанные с этим недовольством, и всем тем, что хотя бы отдалённо напоминало о недовольстве, и принимать строгие меры. Пушкина - в Михайловское. Пусть поживёт там, одумается.

Шло время. Дух противодействия самодержавию после войны 1812 года и триумфальных
освободительных походов русской армии по Европе проник в светлые умы героев, любимцев как народа, так и знати.

В период междуцарствования спираль распрямилась. Те, которые были обласканы двором и имели все почести и привилегии, восстали. Конечно, это было выступление против рабства крестьян. Но, в большей степени, это было выступление против своего собственного внутреннего страха перед властью государевой, его всепроникающей силы, за свободу своего собственного "я", независимого от настроения императора. Затем - жесточайшее подавление восстания Николаем I и долгие годы исторического противостояния основ: всесокрушаюшей и всеподавляющей власти, с одной стороны, и человечности - с другой.

После процесса и казни пятерых зачинщиков восстания - К.Ф. Рылеева, П.И. Пестеля, М.П. Бестужева - Рюмина, П.Г. Каховского, С. И. Муравьева- Апостола, "в сибирскую ссылку было отправлено 124 участника декабристских организаций, 96 из них - в каторжную работу, остальные - на бессрочное поселение. Из числа сосланных в Сибирь 113 принадлежали к дворянскому сословию и только 11 - к податным сословиям. Среди декабристов восемь человек были обладателями княжеского титула и вели свою родословную либо от легендарного Рюрика, либо от великого литовского князя Гедимина: А.П. Барятинский, С.Г. Волконский, В.М. Голицын, Е.П. Оболенский, А.И. Одоевский, С.П. Трубецкой, Ф.П. Шаховской и Д.А. Щепин-Ростовский. Граф З.Г. Чернышев принадлежал к семейству, ведущему свой род от одного из любимцев Петра I. Еще четверо (А.Е. Розен, В.Н. Соловьев, А.И. Черкасов и В.И. Штейнгейль) имели титул барона.

Поскольку главной и почетной обязанностью дворянства изначально считалась воинская служба, 105 ссыльных "дворянский революционеров" до 1825 г. были военными. Только восемь человек служили по гражданскому ведомству, а одиннадцать находились в отставке. Среди военных трое имели генеральский чин (генерал-майоры С.Г. Волконскийи М.А. Фовизин и генерал-интендант Второй армии А.П. Юшневский) 11 были полковниками, 7 подполковниками, 7 майорами (капитан-лейтенантами, 10 капитанами (ротмистрами, 13 штабс-капитанами (штабс-ротмистрами, 18 поручиками (мичманами, 21 подпоручиками (корнетами, 7 прапорщиками, 5 юнкерами и портупей-прапорщиками, 4 унтер-офицерами и фельдфебелями и 7 рядовыми. Самому старшему из невольных сибиряков, О.-Ю.В. Горскому, было 60 лет, младшему, В.С. Толстому, - 20." (1)

"Николай I стремился как можно быстрее выслать из столицы всех причастных к декабрьским событиям, тем самым избавиться от преследовавшей его мысли о возможности новых волнений. Опасаясь того, что провоз многочисленных партий арестантов может усилить революционную настроенность общественности России, а также того, что конвоируемые могут быть освобождены из-под стражи, царь потребовал, чтобы "...отправление преступников к местам их назначения производилось ночью и по секрету, чтобы никто из них не был послан через Москву, чтобы следуемые в Сибирь направлялись по Ярославскому тракту. И, наконец, чтобы маршруты следования их не были никому сообщены". (2)
Так появилось первое название для осужденных - секретные.

"Партия за партией с интервалом в четыре-пять дней отправлялись теперь узники в уготованные им места ссылки или каторги...
Из боязни привлечь внимание населения государственных преступников отправляли различными путями, в тайне держали сроки отправки и проезда через города. Но люди как-то узнавали об этом, встречали. Часто народ стоял на улицах с непокрытыми головами, из толпы доносились пожелания счастливого пути.

Сибирь как край ссылки всегда снисходительно относилась к осуждённым на каторгу и поселение. Когда закованный в цепи арестант вступал в её пределы, его не спрашивали, за что и почему он подвергся каре. Никому и дела не было, какое он совершил преступление, и слово "несчастный" точно выражало отношение сибиряков к сосланным.
Вереницы пеших этапных, уныло бредущих в окружении конвоя, печальный звон кандалов - все это примелькалось, стало привычным.

В железах чаще всего шли осужденные за участие в бунтах, за поджоги помещичьих усадеб, за неповиновение барину и властям. Но теперь везли в повозках иных арестантов, закованных в те же кандалы. "Из господ, сказывали...за то, что было в декабре"...
Так родилось в народе и со временем стало нарицательным новое слово - "декабристы".(2).
"25 октября 1826 года восемь государственных преступников прибыли на Благодатский рудник.
Это были: С.Г. Волконский, С.П. Трубецкой, А.И. и П.И. Борисовы, Е.П. Оболенский, А.З. Муравьев, А.И. Якубович и В.Л. Давыдов. Остальные партии осужденных уже направлялись непосредственно в Читу.

Инструкция по содержанию государственных преступников гласила:
1. Преступники сии должны быть содержимы и употребляемы как ссыльнокаторжные и во всем обходиться с ними как с подобными сему классу людьми.
2. Наблюдать, чтобы они не имели никаких связей с прочими ссыльными...не вели разговора на иностранных языках...
3.Переписку между ними не дозволять и строго им воспретить...
В наставлении горному начальству Благодатского рудника говорилось:
"Употреблять их в настоящие горные работы в две смены по четыре человека, размещая оных по разным выработкам так, чтобы они не имели между собой свидания, ставя на работу каждого из них с надёжным человеком, коему и отдавать на руки...Иметь неусыпное наблюдение, чтобы они не имели никаких связей с обращающимися в тех же работах преступниками, чтобы не могли получать через них или через кого-либо крепких напитков, писем, записок или денежного пособия".(2)

Так в одночасье, те, кто еще недавно был на вершине социальной лестницы, оказались в самом низу, в каторжных норах шахт Благодатского рудника. Кандалы снимались только во время бани. Но это были те, кто сознательно пожертвовал своей жизнью за свои убеждения, о ком Мария Волконская писала в своих записках:
"Действительно, если даже смотреть на убеждения декабристов, как на безумие и политический бред, всё же справедливость требует признать, что тот, кто жертвует жизнью за свои убеждения, не может не заслуживать уважения соотечественников. Кто кладет голову свою на плаху за свои убеждения, тот истинно любит отечество, хотя, может быть, и преждевременно затеял свое дело".

Выдержали бы декабристы все тяготы сибирской каторги и ссылки, если бы не "ангелы", русские женщины, последовавшие за ними в Сибирь?

Здесь начинается другая повесть, повесть о наказании за любовь, преданность, сострадание, долг, наказании за все то, что называется человечностью, без чего нет жизни на земле.
О, я в России рождена,
Я тоже русская жена.
К твоей руке - моя рука
От Родины до рудника.
"Сибирскую ссылку своих мужей решили разделить и некоторые из их жён. На момент вынесения приговора в браке состояло только двадцать декабристов. В Сибирь приехали девять жён: Е.И. Трубецкая, М.Н. Волконская, А.Г. Муравьева, Е.П. Нарышкина, М.К. Юшневская, А.В. Ентальцева, Н.Д. Фонвизина, А.И. Давыдова и А.В. Розен, а также две невесты-француженки - П. Гебль, будущая Анненкова, и К. Ледантю, ставшая Ивашевой." (1)
"Княгиня Трубецкая Екатерина Ивановна, первая из жён декабристов, обратилась к Николаю I с просьбой разрешить ей последовать за мужем. Получив разрешение на поездку, она выехала в Сибирь 24 июля 1826 года, на другой день после отправки на каторгу мужа. Княгиня Мария Николаевна Волконская выехала из Петербурга через полгода после Трубецкой. Последовавшие за мужьями жены декабристов поставлены были в Сибири в совершенно особое, исключительно тяжелое положение. Н.А. Белоголовый, лично знавший многих декабристов, так охарактеризовал подвиг этих женщин: "Молоденькие, слабенькие женщины, выросшие в холе и в атмосфере столичного большого света, покинули наперекор советам родителей весь окружающий их блеск и богатство, порвали со всем своим прошлым, с родными и дружескими связями и бросились, как в пропасть, в Сибирь... делить участь мужей, лишения, бесправие".(3)
Они прибыли на рудник Благодатский в феврале 1827 года, с разницей в несколько дней, так как Трубецкая долгих полгода ждала разрешения на выезд на рудник в Иркутске, а Волконская получила это разрешение сразу по приезду в Иркутск. Она выехала из города на восемь дней позднее Трубецкой.

Позади было все: полный разрыв с прежней жизнью, прощание с родными и близкими,для Волконской прощание с маленьким сыном, которого не разрешили взять с собой, с горячо любимым и непонявшим её отцом, принявшими сердцем её беду братьями и сёстрами, прощание с человеком, который нежно, утаённо от общества, любил её,- с Пушкиным; позади была долгая утомительная дорога, подписание страшной бумаги, обрекающей на полное бесправие не только женщин, но и будущих детей, рожденных в Сибири.

Вот эта подписка:
1."Жена, следуя за своим мужем и продолжая с ним супружескую связь, сделается естественно причастной его судьбе и потеряет прежнее звание, то есть будет уже признаваема не иначе, как женою ссыльнокаторжного, и с тем вместе принимает на себя переносить все, что такое состояние может иметь тягостного, ибо даже и начальство не в состоянии будет защищать ее от ежечастных, могущих быть оскорблений от людей самого развратного, презрительного класса, которые найдут в том как будто некоторое право считать жену государственного преступника, несущую равную с ними участь, себе подобною; оскорбления сии могут быть даже насильственные.
Закоренелым злодеям не страшны наказания.
2. Дети, которые приживутся в Сибири, поступят в казённые заводские крестьяне.
3.Ни денежных сумм, ни вещей многоценных с собой взять не дозволено; это запрещается
существующими правилами и нужно для собственной их безопасности по причине, что сии места населены людьми, готовыми на всякого рода преступления.
Отъездом в Нерчинский край уничтожается право на крепостных людей, с ними прибывших"(4)

Женщины сразу стали для каторжан тем светом, который указывает путь и не дает сломаться. Несмотря на тяжелейшую работу в кандалах под землей и проживание в каторжных норах тюрьмы без света, где их заживо съедали насекомые, они воспрянули духом. Женщины связали их с родными и близкими, взяв на себя обязанность: написание и отправку писем. Женщины старались, как могли, обделяя себя, голодая, обеспечить каторжников хоть каким-то питанием.

И в доме матери, как встарь идут балы,
а в Благодатке хлеб да квас...

Правительство ошиблось относительно низших слоёв народа. Никакой угрозы с их стороны не было, они сами, в лишениях и горестях, помогали "своим" барыням, как могли. Притеснения были только со стороны правительства. Но приезд жён декабристов оказывал благотворное влияние на отношение к декабристам начальства и низших чинов служащих, а также местных чиновников.

В Благодатском руднике декабристы оставались до сентября 1827 года, пока в Читинском остроге не было построено новое здание для осужденных. 9 сентября 1827 года их отправили под усиленным конвоем в Читу.
Наверх
 
Татьяна Муратова
Частый гость
***
Вне Форума



Сообщений: 123
Город Северобайкальск, Бурятия
Пол: female

ИПИ Иркутск
Re: Декабристки - добровольные изгнанницы
Ответ #1 - 15.04.2016 :: 07:24:58
 
продолжение

В Читу к своим мужьям уже приехали Александра Григорьвна Муравьева, урождённая графиня Чернышева, а также Нарышкина и Ентальцева. "Александрина Муравьева, оставив троих малолетних детей на попечение свекрови, в двадцать три года, не колеблясь, обрекла себя на добровольную ссылку во имя высочайшего нравственного долга - разделить тяготы неволи с горячо любимым Никитой. Она была уверена, что никакие дурные помыслы не могут прийти в голову её Никитушки. На Сенатской площади он не был. Но она не знала, что втайне он работал над проектом будущей российской конституции. При аресте она говорила:
-Я верю, я знаю, ты ни в чём не виноват. Помни, я люблю тебя и всегда буду любить. Какая бы участь тебя не постигла, я везде буду с тобой, мой бесценный, мой единственный!" (2)
Она любила.

Любила ли Мария Волконская своего Сергея? У неё времени-то не было полюбить его всей душой, перед арестом они пробыли вместе всего три месяца. Да и разница в возрасте около двадцати лет не всегда предполагает преданной девичьей любви. Она поступила по велению своего высочайшего нравственного долга - не оставить в беде мужа, данного ей богом и её горячо любимым отцом - генералом Николаем Николаевичем Раевским.

Екатерина Ивановна Трубецкая, урождённая графиня Лаваль,познакомилась со своим мужем в Париже. Вышла замуж по большой любви. Воспитанная среди роскоши, она пользовалась всеобщей любовью и нежностью, как родителей, так и прочих родных. Её поездка была продиктована велением сердца.

В Чите свидания разрешались два раза в неделю, жилищные условия были легче, чем в
Благодатском. Собранные в одной тюрьме, 71 человек, декабристы большей частью свободного времени занимались самообразованием, и, благодаря женщинам и переписке, собирали библиотеку.

Ещё "в мае 1826 года, когда следствие по делу участников декабрьского восстания подходило к концу, адмирал Мордвинов - единственный из членов Верховного Уголовного Суда, отказавшийся впоследствии подписать смертный приговор, - обратился к царю со смелым и неожиданным проектом - образовать Сибирскую Академию наук с привлечением в неё государственных преступников.

"...Участники недавнего заговора умерли для Европейской России и никогда не должны пользоваться в ней гражданскими правами, - писал Николай Семёнович в своём докладе, - но все они , за исключением немногих, получили тщательное образование; все они обладают необходимыми данными для того, чтобы снова стать людьми, приносящими пользу государству, а приобретенные ими познания могут способствовать овладению другими, ещё более полезными... Большинство из них занималось поэзией, отвлеченными политическими теориями, метафизическими науками, которые развивают одно воображение, вводят в обман разум и зачастую развращают его. Сибирь не нуждается в этих науках. Зато механика, физика, химия, минералогия, металлургия, геология, агрокультура - положительные науки - могут способствовать процветанию Сибири, страны, которую природа щедро наградила своими дарами. Те же преступники могут стать преподавателями этих наук и возродиться для общественной пользы... Можно было бы образовать из них Академию, при условии, чтобы её члены занимались лишь вышеназванными науками и чтобы в библиотеке Академии находились только книги, посвященные положительными знаниями".

Император отверг это, как он выразился, "прожектёрство старца, выжившего из ума".(2)
Желание царя формально было осуществлено. Но на практике оказался прав адмирал Мордвинов.

Еще в Читинском остроге обдумывалась программа освоения Сибири и делались предпосылки образования Сибирской Академии наук. Именно декабристы были первыми, которые блестяще справились с этой задачей, вопреки строжайшему указанию Николая I нигде и никогда не упоминать имена декабристов в научных работах и трудах. Будучи на поселении декабристы активно занимались изучением края и внедрением своих проектов в жизнь. Это делалось в тех условиях, когда было трудно не только заниматься научной деятельностью, но и просто жить.

"Тёплым апрельским днём 5 числа 1828 года в маленьком местечке Чита произошло событие, всколыхнувшее всех его жителей. Венчались государственный преступник Иван Анненков и приехавшая к нему француженка Полина Гебль. С раннего утра у Михайло-Архангельской церкви толпился народ, ожидая появления молодых. В церкви находились и жёны декабристов. Среди них генерал С.Р. Лепарский, и Н.Д. Фонвизина, исполняющие роль посажённых родителей молодых.
Оживлённое настроение исчезло, когда к церкви в оковах привели жениха и двух шаферов.
Бряцанье кандалов вернуло всех к действительности.
Жених и шаферы в кандалах, невеста-француженка, едва понимавшая по-русски, её подруги, знатнейшие дамы Петербурга, коляска коменданта тюрьмы, царского генерала, солдат с винтовкой - вся эта необычная обстановка производила на собравшихся тягостное впечатление.На паперти, перед входом в церковь, кандалы сняли.
В грустном молчании окружающих обряд венчания был совершён.

Брак этот оказался счастливым. Свою любовь молодые смогли пронести через всю жизнь, были и радостью, и поддержкой друг другу до самой смерти". (3)

В Чите с каторжан наконец сняли кандалы. А в августе 1830 года им предстоял полутора месячный путь к новому месту - тюрьме в Петровском Заводе. Жёны следовали в общей колонне вслед за мужьями.

Петровский каземат принёс свои огорчения и свои радости. Тюрьма была построена на болоте, в ней не было окон на наружных стенах.
Недалеко от тюрьмы были расположены дома женщин, приехавших за мужьями.
На Дамской улице, теперь уже не Дамской*
Луна бросает взгляд на тихий дом,
И лик Луны в той тишине прекрасен,
Как вечно жив их мужественный сон.
(* С 2000 года улица вновь носит название Дамская)

"Из всех домов женщин выделялся один- двухэтажный. Это был дом княгини Е.И. Трубецкой.
До восстания на Сенатской площади Екатерина Ивановна часто горевала, что у неё не было детей, а после обрадовалась - в Сибирь с детьми не пускали.
Именно в изгнании её посещает материнское счастье. В Чите рождается дочь Сашинька, в
Петровском Заводе - Елизавета, Зина, сыновья Иван и Никина. "...Не могу тебе выразить, какое счастье дают нам наши дети. Мы заботимся о них, поскольку можем, они составляют наше постоянное, я бы сказала почти наше единственное занятие, и даже огорчения и утомление, которые они нам доставляют, являются для нас источником наслаждения" (Из письма к Зинаиде в Неаполь 1834 года.)
Позднее в письме к сестре Зинаиде в Неаполь Екатерина рассказывала о своём доме в Петровском Заводе так: "У нас двухэтажный дом. В нижнем - комната для служанки и кладовые. В верхнем этаже три комнаты. Я сплю в первой из них с Никитою и его кормилицей. Другую - занимают малышки и их няня, а средняя служит гостиной, столовой и кабинетом для учебных занятий Сашиньки. Окна наши выходят на тюрьму и горы, которые нас окружают" (1836 г.) (5)

Всего В Сибири в семьях декабристов было рождено двадцать четыре ребенка, выжить из которых удалось четырнадцати.

"Камилла Петровна Ивашева, урождённая Ле Дантю, - француженка по национальности. К своему будущему мужу - декабристу Василию Петровичу Ивашеву Камилла приехала 9 сентября 1831. В это время он находился в каземате Петровского Завода. Камилла, добравшись до цели своего путешествия, как явствует из писем С.Р. Лепарского и М.Н. Волконской, проехала прямо в дом к Марии Николаевне, с которой подружилась за долгие месяцы переписки. Здесь же, в доме княгини Волконской, состоялось и первое свидание после длительного перерыва Камиллы Петровны с Василием Петровичем. Причем Камилла очень тревожилась перед свиданием. Ей начинало казаться, что тоненькая ниточка, соединяющая их сердца, может легко оборваться: прошли уже не месяцы, а годы с момента их последней встречи, она изменилась, подурнела от постоянных недугов, да и он, возможно, не тот, что жил в её сердце. Красивый, умный, начитанный, блестяще исполняющий на фортепиано строгие и сложные пьесы и пикантные петербургские песенки, сам сочиняющий куплеты о симбирских знакомцах, остроумный красавец офицер, приезжавший в отпуск к родителям в деревню Ундоры Симбирской губернии, где они увидели друг друга.
Свадьба состоялась 16 сентября 1831 года. Посаженными были генерал С.Р. Лепарский и М.Н. Волконская.
"Я радовался, - писал Н.В. Басаргин, - видя его вполне счастливым, и нашел в его супруге другого себе друга. Им позволили прожить у себя дома около месяца. По происшествии этого месяца она, по примеру других дам, перешла с мужем в его номер и оставалась тут до тех пор, пока всем женатым позволили жить у себя".
Брак Ивашевых оказался очень удачным. В годовщину свадьбы, 16 сентября 1832 года, Камилла Петровна писала матери: "Год нашего союза, милая матушка, прошел как один счастливый день".(3)

Так, разрываясь между мужьями, проживающими в камерах тюрьмы, и детьми, проживающими в построенных или нанятых домах, в житейских радостях и буднях, протекала сибирская жизнь добровольных изгнанниц в Петровском Заводе.

Рассказ о них был бы неполным без упоминания об Александрине Муравьевой.
"Отличительная черта в Александре Григорьевне была теплота сердца, разливающаяся почти независимо от неё самой на всех её окружающих, - такими словами вспоминал Александрину декабрист Иван Дмитриевич Якушкин. - При первом случае, когда она кому бы то ни было могла быть на пользу, она забывала всех своих и себя. Довести до сведения Александры Григорьевны о каком-нибудь нуждающемся - было всякий раз оказать ей услугу, и можно было остаться уверенным, что нуждающийся будет ею успокоен. Часто хворая, она мало обращала на себя внимания и только иногда соглашалась ложиться и на некоторое время оставаться дома, но и тут лишь только доходил до неё слух, что кто-нибудь болен или огорчен, она забывала предписание врача и собственную хворь, спешила к страждущему. И как она умела своим сочувствием к нему облегчить его положение. В такие минуты она была воплощенная любовь, и каждый звук её голоса был обворожителен."(3)

Она угасла в 28 лет и похоронена на кладбище в Петровском Заводе (ныне Петровск- Забайкальский)

"По указу от 14 декабря 1835 года Никита Муравьев был освобождён от каторжных работ и обращён на поселение в село Урик Кудинской волости близ Иркутска, где прошли последние семь лет его жизни.
В день их отъезда шёл проливной дождь, оставшиеся в Петровском Заводе Волконская, Трубецкая, Давыдова и Юшневская провожали их. Дошли до часовни, где покоилась Муравьева, поклонились её праху и со слезами на глазах простились...
Тяжелая впечатление произвело на всех прощание Никиты Муравьева с дорогой его сердцу могилой жены. Казалось, он вторично переживает свою утрату. Уже и семилетняя Нонушка понимала, что оставляет в Петровском Заводе мать. Она стала на колени у плиты могилы и положила на нее букетик полевых цветов." (3)

В Иркутске, в ограде Знаменского монастыря покоятся княгиня Екатерина Ивановна Трубецкая и трое ее детей.

10 августа 1863 года на руках своих детей, которых она так боготворила, в имении дочери Воронках, Черниговской губернии под Киевом, скончалась Мария Николаевна Волконская, про которую ее отец, генерал Н.Н. Раевский, в 1829 году, сказал: "Вот самая удивительная женщина, которую я знал".

Может быть, с этим согласился бы и Пушкин,который в посвящении к поэме "Полтава", обращаясь к Марии Волконской, написал:
Тебе - но голос музы тёмной
Коснется ль уха твоего?
Поймёшь ли ты душою скромной
Стремленье сердца моего?
Иль посвящение поэта,
Как некогда его любовь,
Перед тобою без ответа
Пройдёт, непризнанное вновь?
Узнай, по крайней мере, звуки,
Бывало, милые тебе -
И думай, что во дни разлуки,
В моей изменчивой судьбе,
Твоя печальная пустыня,
Последний звук твоих речей
Одно сокровище, святыня,
Одна любовь души моей."

Наверх
 
Татьяна Муратова
Частый гость
***
Вне Форума



Сообщений: 123
Город Северобайкальск, Бурятия
Пол: female

ИПИ Иркутск
Re: Декабристки - добровольные изгнанницы
Ответ #2 - 15.04.2016 :: 07:37:27
 
окончание

Так заслуживают ли эти прекрасные женщины благодарной памяти потомков? Для Натальи Бондарчук, сыгравшей роль Марии Волконской в фильме "Звезда пленительного счастья", это не вопрос.
Именно поэтому вслед за фильмом "Пушкин. Последняя дуэль" последовали съемки многосерийного фильма "Любовь души моей" о Пушкине и Марии Волконской. Жаль, что из-за финансовых трудностей из 35 серий снято 10. Наталья Бондарчук привезла первые диски с благодарной памятью в музей декабристов в Иркутске в декабре 2007 года. Это не просто щедрый подарок, это поступок благородной души в память об удивительных женщинах - декабристках, добровольных изгнанницах. Увидим ли мы фильм на российском телевидении? Увидим. Это дело времени.

22.01.2008
г. Северобайкальск

Список литературы:
1.Т.А. Перцева
"По местам декабристов в Иркутске" Иркутск, Мемориальный музей декабристов, 2006
2.Валентина Трухина, Иван Попков
"Изгнание" Читинский острог, Чита, 2005
3.Декабристы в творчестве Н.М. Полянского
г. Петровск-Забайкальский, 2006
4."От Байкала до Амура", Москва, "Молодая гвардия", 1984
5."Здесь я была счастлива"...
буклет МУ "Музей декабристов" г. Петровск-Забайкальский, 2004 г.

Наверх
 
Татьяна Муратова
Частый гость
***
Вне Форума



Сообщений: 123
Город Северобайкальск, Бурятия
Пол: female

ИПИ Иркутск
Re: Декабристки - добровольные изгнанницы
Ответ #3 - 15.04.2016 :: 10:07:50
 
Современные стихи о декабристах:

http://www.stihi.ru/2009/09/27/2820
Наверх
 
Переключение на Главную Страницу Страниц: 1
Печать