Исторический форум (форум по истории)

Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите Вход или Регистрация

 
Исторический форум
  Главная Правила форума Пожертвование СправкаПоискУчастникиВходРегистрацияОбщее сообщение Администратору форума »» переход на Историчка.Ru  
 
Переключение на Главную Страницу Страниц: 1
Печать
Трагедия Таллинского перехода. (Прочитано 5641 раз)
Kaviko
Старожил
****
Вне Форума



Сообщений: 722
Трагедия Таллинского перехода.
16.02.2014 :: 18:03:39
 
   Начнём сначала. Трагедии Таллинского перехода не было бы, если б не разгром Северо-Западного фронта (СЗФ), из-за которого пришлось провести эвакуацию штаба Балтийского флота (КБФ).
   22 июня 1941г. в состав СЗФ входили:
-- 8-я армия в составе:
    1) 1-й и 56-й стрелковые корпуса (18-я, 56-я, 75-я, 139-я, 155-я и 168-я стрелковая дивизии и части усиления корпусов);
   2) 34-я легкотанковая бригада (не надо скепсиса: тяжёлые танки у вермахта появились только в 1943г., так что смело можно использовать слово «танковая»);
   3) ВВС армии, всего 45-ть бомбардировщиков и истребителей (49-й истребительный авиационный полк (авиаполк); 72-й скоростной бомбардировочный авиационный полк)
-- 11-я армия в составе:
   1) 16 ск (5, 33, 188 сд), 29 ск (179, 184 сд), 23, 126, 128 сд, 42 (Шауляйский), 46 (Тельшайский), 45 УР (укрепрайон)
   2) 10 арт. бригада ПТО, 270, 448, 615 кап, 110 гап б/м и 429 гап РГК, 19, 247 озад
   3) 3 мк (2, 5 тд, 84 мд, 5 мцп)
-- 27-я армия в составе:
   1) стрелковые корпуса: 22, 24, 29, 65 и 5 воздушно-десантный корпус
   2) бригады: 3 стрелковая и три воздушно-десантных: 9, 10 и 201.
-- ВВС Прибалтийского округа.

    По другим нашим историческим источникам, 3-й мехкорпус относился не к 11-й армии, а к резерву СЗФ. В этом резерве,- сущий пустячок!- числился ещё один мехкорпус, 12-й, в котором 28-й танковой дивизией командовал «тот самый» Черняховский, в ближайшем будущем генерал армии, погибший, ей-богу, совсем глупой смертью 18 февраля 1945г. (Война, однако.) Так что точно сосчитать реальное количество войск СЗФ даже в эпоху открытого Интернета не представляется возможным, ибо один чёрт знает, что там ещё числилось в «заначке» у нашего СЗФ.

   Против СЗФ воевала группа армий «Север» в составе:
1)      16-я полевая армия
2)      18-я полевая армия
3)      4-я танковая группа (та самая, которая под Растеняем была остановлена в танковом бою с участием наших танков КВ)
4)      1-й воздушный флот
    Всего: 25 пехотных дивизий, 3 танковых и 2 моторизованных дивизий, 1070 боевых самолётов. Никакого тотального превосходства группы «Север» против СЗФ не видно.

==============================================================
   С первых же часов войны в Прибалтике, в полосе обороны Северо-Западного фронта, ход боевых действий отчетливо приобретал характер небывалого разгрома. Вот как описывают советские военные историки события тех дней в монографии "1941 год - уроки и выводы": "...последствия первых ударов противника оказались для войск Северо-Западного фронта катастрофическими. Войска армий прикрытия начали беспорядочный отход... Потеряв управление, командование фронта не смогло принять решительных мер по восстановлению положения и предотвращению отхода 8-й и 11-й армий..." .
   Стоит отметить, что на противника "беспорядочный отход" войск Северо-Западного фронта произвел впечатление заранее запланированного отступления! Начальник штаба сухопутных войск Германии Ф. Гальдер записывает 23 июня 1941 г. в своем "Военном дневнике": "...об организованном отходе до сих пор как будто говорить не приходится. Исключение составляет, возможно, район перед фронтом группы армий "Север", где, видимо, действительно заранее был запланирован и подготовлен отход за реку Западная Двина. Причины такой подготовки пока установить нельзя..." .
   Да, не хватало у немецких генералов фантазии на то, чтобы представить себе наши реалии...
   Вернемся, однако, к описанию этих событий, данному российскими историками: "...26 июня положение отходивших войск резко ухудшилось... 11-я армия потеряла до 75% техники и до 60% личного состава. Ее командующий генерал-лейтенант В. И. Морозов упрекал командующего фронтом генерал-полковника Ф. И. Кузнецова в бездействии... в Военном совете фронта посчитали, что он не мог докладывать в такой грубой форме, при этом Ф. И. Кузнецов сделал ошибочный вывод, что штаб армии вместе с В. И. Морозовым попал в плен и работает под диктовку врага... Среди командования возникли раздоры. Член Военного совета корпусной комиссар П. А. Диброва, например, докладывал, что начальник штаба генерал-лейтенант П. С. Кленов вечно болеет, работа штаба не организована, а командующий фронтом нервничает..." .
   Пока в штабе Северо-Западного фронта (С.-З. ф.) искали "крайнего", 26 июня 1941 г. в районе Даугавпилса сдался в плен начальник Оперативного управления штаба С.-З. ф. генерал-майор Трухин (в дальнейшем Трухин активно сотрудничал с немцами, возглавил штаб власовской "армии" и закончил жизнь на виселице 1 августа 1946 года) [20, с. 164].
    Остатки 11-й Армии и ее штаб искала разведывательная авиация. Не немецкая авиация — наша. 30 июня поиски увенчались некоторым успе¬хом. В этот день из Москвы в адрес командующего С-З.ф. ушла телеграмма, подписанная Г.К. Жуковым: «В районе ст. Довгилишки, Колтыняны, леса западнее Свенцяны найдена 11-я Армия Северо-Западного фронта, отходящая из района Кау¬нас. Армия не имеет горючего, снарядов, продфуража. Армия не знает обстановки и что ей делать...» Другими словами, ос¬татки армии находились в 150—200 км от границы, но еще в 100 км западнее Даугавы (Западной Двины). На восток к По¬лоцку и Идрице, через Даугаву смог переправиться практи¬чески один только штаб 11-й Армии. К такому выводу мож¬но прийти на основании доклада, который 4 июля 1941 г. на¬правил в Москву новый начальник штаба С-З.ф. генерал-лейтенант Н.Ватутин (прежний начштаба Кленов был аре¬стован и в октябре 1941 г. расстрелян). Ватутин доложил Жу¬кову полный перечень частей и соединений фронта, кото¬рые он смог обнаружить.
    В многостраничном донесении указаны даже те дивизии, от которых остались только номер, боевое знамя и полтыся¬чи бойцов с парой пушек. По поводу 11-й Армии сказано до¬словно следующее: «По 11-й Армии (16-й стрелковый корпус, 29-й стрелковый корпус, 179-я и 184-я стрелковые дивизии, 5, 33, 128, 188, 126, 23-я стрелковые дивизии, 84-я моторизован¬ная дивизия, 2-я танковая дивизия, 5-я танковая дивизия, 10-я артбригада противотанковой обороны, 429-й гаубичный ар¬тиллерийский полк, 4-й и 30-й понтонные полки) сведений нет».
    Все это можно свести к двум коротким словам: «полный разгром». И вот 6 июля 1941 г. командующий этой разгром¬ленной армией издает такой приказ:
    «I. Войска армии закончили выполнение большой и ответ¬ственной задачи по выходу из окружения противника и сосре¬доточиваются за линией наших войск в новых районах. С первого дня войны личный состав армии показал беззаветную предан¬ность нашей великой советской Родине и Коммунистической партии. Все наши соединения и части с мужеством и стойко¬стью отбивали вероломное нападение врага, нанося ему громаднейшие потери. Многие наши подразделения не растерялись и с честью выполняли свои задачи, находясь в окружении пре¬восходящего противника. Части армии в первых боях добились того, что враг в последующие дни с осторожностью и опаской следовал за отходившими нашими частями. [Kaviko: нет, ну какова формулировочка в приказе, а?! Вот так, следуя вперёд с осторожностью и опаской, через 3 дня после этого приказа, т.е. 9 июля, немцы оказались в 60 км. от Таллина.]
   II. ПРИКАЗЫВАЮ:
    а) Широко разъяснить всему командному, начальствующе¬му, красноармейскому составу обстановку и условия выхода армии из окружения. Широко разъяснить всем бойцам и коман¬дирам, что части армии за весь период боевых действий под на¬пором врага отступали только при неожиданном нападении 22 июня сего года. Ни в одном из последующих боев, которые вели части армии с превосходящими силами врага, последний не до¬бился успеха. Мы отходили в силу создавшейся общей обста¬новки».
    Вот так вот. Не беспорядочное отступление в темпе фор¬сированного марша (по 25 км в день), не потеря боевой тех¬ники и массовое дезертирство (чем еще можно объяснить потерю «60% личного состава отходивших войск» на 5-й день отступления и почти полное отсутствие личного состава на 13-й день этого странного «отхода»?) создали на фронте в Прибалтике вполне определенную «обстановку», а сама со¬бой создавшаяся «общая обстановка» объявлена первопри¬чиной всех бед. При всем при этом понять логику генерала Морозова можно — война еще только начиналась, и он хотел подбодрить немногих оставшихся в строю бойцов. Приказ № 2 — это, по сути дела, документ военной пропаганды, каковая по определению не имеет права быть правдивой. И с этой точки зрения становится уместной даже совершенно фарсовая фраза про противника, который с «осторожностью и опаской» крался за бегущей в силу «создавшейся обстанов-ки» Красной Армией.
    Генерала Морозова понять можно. Гораздо труднее по¬нять маршала Г.К. Жукова, когда он в совершенно мирной обстановке, через десятки лет после завершения войны, раз-мышляя в своих воспоминаниях о причинах «временных не¬удач», решил пожаловаться на противника:
    «Ни нарком обороны, ни я, ни мои предшественники Б.М. Шапошников и К.А. Мерецков, ни руководящий состав Гене¬рального штаба не рассчитывали, что противник сосредото¬чит такую массу бронетанковых и моторизованных войск и бросит их в первый же день мощными компактными группиров¬ками на всех стратегических направлениях с целью нанесения сокрушительных рассекающих ударов». (15, стр. 282)
      Обратите внимание на то, как построена фраза. Маршал Жуков прекрасно понимает всю абсурдность и лживость этих слов и поэтому немедленно записывает к себе в соавторы давно ушедших в лучший мир маршалов Тимошенко, Шапошникова, Мерецкова, а под конец — и весь «руководя¬щий состав Генерального штаба» чохом (т.е. Ватутина, Васи¬левского и других). Что же так удивило Великого Маршала Победы? Вы не ожидали, что противник создаст мощные ударные группировки на выгодных для него (а не для вас) стратегических направлениях? Вы не рассчитывали, что противник постарается нанести «сокрушительные рассе¬кающие удары»? А чего ж тогда вы ждали? [Kaviko: Не премину вставить свои 5 копеек в текст. Каким образом для СЗФ 3 танковые и 2 моторизованные дивизии вермахта оказались той самой критической массой бронетанковых и моторизованных войск???]
    Для правильного понимания дальнейших событий очень важно отметить, что Верховное командование в Москве трезво оценивало ситуацию и не питало никаких иллюзий по поводу того, что разрозненные остатки неуправляемого С.-З. ф. смогут сдержать наступление немецких войск.
    Уже 24 июня (т. е. на третий день войны!) было принято решение о создании оборонительной полосы на рубеже реки Луга - 550 км к западу от границы, 90 км до улиц Ленинграда. Вместе с тем, 25 июня Ставка приняла решение о проведении контрудара против 56-го танкового корпуса вермахта, прорвавшегося к Даугавпилсу. [Kaviko: Как ни странно, но в этот же день, 25 июня, СССР начал войну против Финляндии, совершив массовые авиаудары по её городам.] В стремлении хоть как-то задержать наступление немцев на естественном оборонительном рубеже реки Западная Двина командование РККА привлекло к участию в этом контрударе совершенно неукомплектованный 21-й мехкорпус (плановый срок завершения формирования этого корпуса был назначен на 1942 г.) и даже 5-й воздушно-десантный (!) корпус, не имевший для борьбы с танками ни соответствующего вооружения, ни должной подготовки. Другими словами, брешь в разваливающемся фронте обороны пытались заткнуть всем, что было под руками.
    И вот в этой-то обстановке самый мощный на северо-западном ТВД [Kaviko: театр военных действий] 1-й мехкорпус (который даже после отправки 1-й тд в Лапландию еще имел в шесть раз больше танков, чем 21-й мехкорпус Лелюшенко!), разбивая дороги гусеницами сотен танков, уходил на север, в Гатчину, т. е. в прямо противоположном от линии фронта направлении! [Kaviko: 1-я тд по ж/д была перевезена на ст.Аллакурти, южнее Мурманска, для войны против Финляндии.]
Наверх
 
Kaviko
Старожил
****
Вне Форума



Сообщений: 722
Re: Трагедия Таллинского перехода.
Ответ #1 - 16.02.2014 :: 18:04:16
 
     К слову говоря, сами немцы были весьма обескуражены необъяснимым для них исчезновением "псковской танковой группы". Сперва им показалось, что 1 МК ушел от Пскова на юг. Гальдер 22 июня 1941 г. отмечает в своем дневнике: "...русская моторизованная псковская группа... обнаружена в 300 км южнее предполагавшегося ранее района ее сосредоточения..." Затем - следующая версия (запись от 24 июня): "...из всех известных нам оперативных резервов противника в настоящее время неясно пока лишь местонахождение псковской танковой группы. Возможно, она переброшена в район между Шяуляем и Западной Двиной..." На следующий день, 25 июня, Гальдеру доложили, что "...1-й танковый корпус противника переброшен из района Пскова через Западную Двину в район южнее Риги..." .
Не будем слишком строги в оценке работы немецкой военной разведки. Им просто в голову не могло прийти, где на самом деле надо искать 1-й мехкорпус. Да и не было у них разведывательных самолетов с таким радиусом действия, который бы позволил зафиксировать передвижения танковых частей Северного фронта. Вот если бы был у них разведывательный спутник, то с его "борта" открылось бы поистине фантастическое зрелище.
   От границы Восточной Пруссии к Западной Двине двумя длинными колоннами в северо-восточном направлении двигались два немецких танковых корпуса из состава 4-й танковой группы: 41-й под командованием Рейнгардта и 56-й под командованием Манштейна. Далее на огромном трехсоткилометровом пространстве шла обычная мирная (если смотреть на нее из космоса) жизнь. А еще дальше к востоку, в том же самом северо-западном направлении, в таких же клубах пыли и дыма двигались два советских мехкорпуса: 1 МК - от Пскова к Ленинграду, 10 МК - от Ленинграда к Выборгу.
    И что совсем уже удивительно - марширующие советские и воюющие немецкие дивизии двигались почти с одинаковой скоростью!
    Корпус Манштейна прошел 255 км от границы до Даугавпилса (Двинска) за четыре дня. Средний темп продвижения - 64 км в день.
    Корпус Рейнгадта прошел от границы до городка Крустпилса на Западной Двине за пять дней. Средний темп продвижения - 53 км в день.
    А танковые дивизии 10-го мехкорпуса вышли в указанный им район сосредоточения северо-восточнее Выборга, в 150 км от Ленинграда, только к концу дня 24 июня. Двое суток на марш от Пскова до Гатчины (200 км по прямой) потребовалось и дивизиям элитного 1-го мехкорпуса.
     Строго говоря, темп продвижения советских танковых дивизий был все же в полтора раза выше.
==================================================

   Сейчас вы сможете в Интернете найти описание любого сражения 2-й Мировой войны: возле какой деревни, когда, какими силами оно проводилось. Плюс к этому набор стандартных фраз типа «несмотря на героизм и упорное сопротивление, нашим войскам пришлось отступить». Оказывается, наши историки ввели в оборот названия типа «Прибалтийская стратегическая оборонительная операция» (22 июня – 9 июля 1941г.), которые наши военные никогда не использовали и планы на таковые операции никогда не составляли. Да и когда бы им составить эти планы, если за пару недель СЗФ был уже разгромлен???- ведь в планах нужно учесть место и роль каждой дивизии, там нужно очертить круг задач. Как можно молниеносный разгром за две недели назвать «Прибалтийской стратегической оборонительной операцией»?- только по соображениям патриотического воспитания, к реальной истории никакого отношения не имеющим.
    9 июля – с этого дня началась оборона Таллина. Войска 8-й армии в течение 9-15 июля отбросили вермахт, дав шанс исправить ситуацию.
    Пора перейти к истории обороны Таллина и эвакуации штаба КБФ.

=========================================
     Таллин обороняли части 10-го стрелкового корпуса2 8-й армии, отряды морской пехоты, полк латышских и эстонских рабочих, всего 27 тысяч человек, которых поддерживали корабельная артиллерия, береговые батареи и авиация КБФ. К 10 августа продвижение противника удалось остановить, несмотря на слабость оборонительных сооружений. 14 августа оборона города была возложена на Военный Совет КБФ

      20 августа немцы, подтянув свежие силы, возобновили наступление и вышли к пригородам Таллина. По времени это совпало с их прорывом к Ленинграду. Ввиду того, что 10-й СК выполнил свою задачу, сковав значительные силы немцев в районе Таллина, к тому же армейские части и флот требовались для обороны Ленинграда, 26 августа Ставка Верховного главнокомандования приняла решение перебазировать флот и гарнизон Таллина в Кронштадт и Ленинград. Это решение запоздало. 27 августа противник прорвался в Таллин, где завязались уличные бои.
[Kaviko: вообще-то предложения об эвакуации штаба КБФ посыпались раньше, но были решительно отклонены Ворошиловым и Кузнецовым, нач. ВМС СССР. Хотя Ворошилов и является сам по себе ярким примером успешного дурного активиста, я не стану размахивать руками и стенать типа «ах, вот если бы раньше послушали!.. ах, вот если бы раньше начали!» Погрузка на корабли – дело не одного дня, плюс пару дней на переход, плюс разгрузка, переноска вещей и документов в новые кабинеты, адаптация, налаживание связи… Таким образом, штаб флота минимум на пару недель отключался от работы. Чем это было чревато?- да тем же: остальные корабли стали бы думать не о морских операциях, а о том, что надо бы тоже, того, в Кронштадт перебазироваться. Был бы, несомненно, упадок духа и потеря управления. Так что у Кузнецова была своя правда.]

    28 августа началась эвакуация. Корабли КБФ, торговые, пассажирские и вспомогательные суда вышли с таллинского рейда и взяли курс на Кронштадт. Это перебазирование вошло в историю Великой Отечественной войны под названием «Таллинского перехода».
    Нельзя сказать, что в советские времена августовская трагедия на Балтике замалчивалась. Однако о таллинской эпопее было написано крайне мало. Даже в фундаментальных научных исследованиях обороне столицы Советской Эстонии и Таллинскому переходу уделялось, как правило, несколько строк, в лучшем случае абзацев, причем в общем контексте обороны Ленинграда. Основной упор в описании перехода делался на доблесть моряков-балтийцев и на сохранении боевого ядра КБФ. Правда, в последнее время вышли трилогия И. Бунича «Балтийская трагедия», в которой достаточно подробно, объективно и точно воссоздана картина обороны Таллина и прорыва кораблей КБФ в Кронштадт, и исследования ряда других авторов.
    О последних днях обороны Таллина, об обстановке во время Таллинского перехода говорят также документы 3-го отдела КБФ, большинство из которых до недавнего времени находилось на секретном хранении в Центральном архиве ФСБ России. Эти документы дают возможность взглянуть глазами очевидцев на обстоятельства обороны Таллина, перехода по плотно заминированному Балтийскому морю, а также на то, что происходило на некоторых кораблях во время перехода, словом, лучше представить картину событий на таллинском участке Северо-Западного фронта в августе 1941 г.
Наверх
 
Kaviko
Старожил
****
Вне Форума



Сообщений: 722
Re: Трагедия Таллинского перехода.
Ответ #2 - 16.02.2014 :: 18:04:48
 
    Документы эти можно достаточно четко разделить на три группы. К первой группе относятся агентурные донесения, составленные по «горячим следам», через несколько дней после прибытия кораблей из Таллина в Кронштадтскую военно-морскую базу, когда люди почувствовали себя в относительной безопасности, когда шок от пережитых впечатлений в некоторой степени прошел и можно было проанализировать происшедшее и воссоздать его сравнительно объективную картину.
    Эти донесения составлялись агентами органов госбезопасности. Как представляется, к этой же группе можно отнести документы, написанные другими участниками Таллинского перехода, которые направили в 3-й отдел КБФ свои соображения о том, что произошло на Балтике 28—29 августа 1941 г.
    Все эти лица являлись специалистами в той или иной военно-учетной специальности, свое дело знали и потому имели возможность профессионально указать на ошибки, допущенные командованием КБФ в ходе организации подготовки и проведения перехода. Общее их мнение таково, что командование КБФ организовало переход бездарно, непродуманно и это привело к громадным потерям в личном составе и кораблях.
     Вторая группа представлена отчетами, докладными записками и другими подобного рода документами, написанными сотрудниками органов госбезопасности, участвовавшими в переходе из Таллина в Кронштадт. Документы, составленные чекистами, причем не обязательно моряками по профессии, рисуют столь же трагическую картину, правда, упор сделан в основном не на описании организационных промахов и технических недочетов, а на «человеческий фактор». В документах можно найти примеры как героизма и самопожертвования, так и трусости, малодушия, характерные для сверхстрессовых ситуаций.
     Наконец, третью группу составили выписки из судовых журналов кораблей, участвовавших в переходе. Как правило, эти выписки охватывают период от 28 до 29 или 30 августа, т. е. с момента отхода корабля от пристани в Таллине до прибытия его в Кронштадт.
      Ценность такого рода документов состоит в том, что весь маршрут этого перехода можно проследить буквально по минутам и воссоздать картину того, что происходило на каждом конкретном корабле во время перехода. Впрочем, полагаться на хронометрическую точность этих записей было бы, на наш взгляд, опрометчиво. Не стоит требовать от вахтенного начальника, чтобы он, посмотрев на часы, сделал точную очередную запись в тот момент, когда видел, что на его корабль пикировал ревущий «юнкерс», что рядом уходил под воду переполненный людьми транспорт, подорвавшийся на мине, когда он слышал крики и мольбы о помощи тонущих людей.
       Оценка, данная непосредственными участниками тех событий, зачастую расходится с официальной точкой зрения. При анализе этих документов следует обязательно учитывать то обстоятельство, что они написаны в первые дни после перехода, когда порой брала верх не объективная оценка случившегося, а чувства и эмоции. Отсюда — резкая критика армейского и флотского руководства, виновного, по мнению участников прорыва, в безобразной организации перехода и в гибели многих тысяч людей. [Kaviko: те же вариации воспоминаний участников войны: среди командиров было много предателей, слишком много было всяких врагов народа…]
     О чем же говорят вновь вводимые в научный оборот документы? В агентурном донесении, направленном в 3-й отдел КБФ 31 августа 1941 г. и названном «Первая сводка о переходе КБФ из Таллина в Кронштадт», в обобщенном виде показаны обстановка последних дней обороны Таллина, эвакуация, переход, подведены его предварительные итоги и дан анализ причин катастрофы. На этот документ мы неоднократно будем ссылаться в дальнейшем.
     В частности, в нем говорится, что 22 августа 1941 г. был перехвачен подписанный 17 августа приказ Гитлера, требовавший уничтожения всего КБФ на минно-артиллерийской позиции в районе средней части Финского залива. Эта задача возлагалась на береговые батареи, торпедные катера, подводные лодки и авиацию. Несмотря на такое предупреждение, сколь-нибудь серьезного противодействия мероприятиям врага организовано не было: действия против его береговых батарей не проводились, кое-какие попытки траления мин в фарватере оказывались бессмысленными, так как после этого фарватер никем не охранялся и немцы снова ставили мины. Очень остро сказывалось почти полное господство противника в воздухе. [Kaviko: куда же подевалась авиация СЗФ? Да туда же. Если за пару недель вермахт дошёл почти до Таллина, то кто бы смог в таких условиях организовать нормальную эвакуацию матчасти ВВС?]
    В самом Таллине штабы и другие флотские учреждения были перегружены ненужными подразделениями, например, финотделом, множеством лишних сотрудников. «Слонялось без дела (так в тексте донесения) большое число политработников», которых только перед самым концом обороны послали на фронт. В город за несколько дней до ухода флота было вызвано еще много командиров и других сотрудников, до машинисток включительно. В дни обороны корабли в большинстве своем совершали рейсы из Таллина в Кронштадт и обратно сравнительно благополучно, то есть имелась возможность заблаговременно разгрузить Главную базу от ненужных людей и учреждений.
     В агентурном донесении от 1 сентября 1941 г., озаглавленном «Сводка о таллинских операциях», говорится о том, что для защиты города строилось несколько оборонительных линий, но к началу боевых операций ни одна из них не была готова. Кроме того, возводили их без учета опыта предыдущих боев. На эстонском участке фронта танки были явлением редким, однако позиции оборудовались с упором на капитальную противотанковую оборону: возводились надолбы, рылись рвы, на что уходило много средств, времени и сил.
     В то же время строительство простых и дешевых блиндажей, защищавших от минометного огня, который широко использовали немцы, совершенно игнорировалось. Пехота, расстреливаемая минометами, несла большие потери и отходила. «В день отхода выяснилось, что у нас тоже было около 50 минометов, но они лежали в арсенале, — писал автор донесения. — За несколько часов до отхода 15 шт[ук] было выдано нашей части, но использовать их не удалось, так как <к> нам поступили только мины, а минометы с машиной от арсенала куда-то угнал комендант города». [Kaviko: ну как такого фрукта наши граждане в 1941г. не назовут врагом народа???]
     Как видно из докладной записки начальника 3-го отдела КБФ дивизионного комиссара Лебедева, которую он направил на имя наркома ВМФ адмирала Кузнецова, первую оборонительную линию протяженностью 180 километров начали возводить в 30 километрах от города. Местные власти, несмотря на нажим, оказываемый на них, мобилизовали население крайне медленно, в первые дни на оборонные работы выходило от 1,5 до 4 тысяч человек. Когда пришло сообщение о том, что 10-й СК уйдет на восток, на соединение с 8-й армией, эти работы и вовсе прекратились. Главным рубежом обороны стала оборонительная линия в 10 километрах от Таллина, возведенная под руководством инженера КБФ Кузьмина.
     На сухопутный фронт перебрасывался личный состав кораблей и батарей береговой обороны, для вооружения сильно потрепанного в предыдущих боях 10-го СК было собрано 27 пулеметов, готовились минометы на заводе «Арсенал», строились бронепоезда (их на обороне было три).
     Судя по имеющимся в нашем распоряжении документам, недостатка в во¬оружении и боеприпасах гарнизон Таллина не испытывал. Напротив, во многих документах отмечается шквальный огонь всех калибров.
     В непобедимость вермахта защитники Таллина не верили уже в августе 1941 г., т. е. задолго до разгрома немцев под Москвой. Например, гитлеровцы несколько раз прорывали линию обороны и окружали передовые зенитные батареи, однако достаточно было послать подкрепление в 50—60 человек, снятых с островов или дальних батарей, оставляя их при сокращенном расчете, чтобы враг отступал. «Противник действовал осмотрительно и, вместе с тем, при активном отпоре, трусливо, — сообщалось в агентурном донесении от 1 сентября 1941 г. — Он был бит в районе 105, 106 и 794 батарей. Можно было нам держаться долгое время. Корабельные резервы, да и береговые полностью не были использованы. Ясно одно, что если бы тот народ, который оказался утопленным, был выведен на линию обороны, да если бы он себе в течение
1—2 ночей сделал бы блиндажи, Таллин надолго бы остался в наших руках».
[Kaviko: итак, враг дошёл до Таллина, и только тут остатки 8-й армии (10-й ск) догадались, что вермахт,-того,- бить можно… Вот тут и можно сказать «ах, да где ж вы раньше-то были со своими догадками!» Однако, надо учесть и настроения немцев, которые были уверены, что война не сегодня-завтра закончится, и нет смысла лезть под пули.]
     Кроме того, наступательного духа наша пехота летом 1941 г. еще не имела. [Kaviko: я уже говорил, что нашей армии не хватало настроя на успех. Не была она готова бороться за инициативу и «ловить кураж».] Отмечались неоднократные случаи, когда противник, сметаемый огнем корабельной артиллерии и береговых батарей, откатывался на 10 километров и более, но этот успех никто и не думал закреплять. Когда немцы усиливали нажим, командование сворачивало штабы и уводило их в тыл. От этого терялась связь, а для частей являлось своеобразным сигналом отхода. [Kaviko: а вот тут мы имеем образчик стереотипа поведения человека – члена советского суперэтноса в 1941г. Типа «а мне что, больше всех надо, что ли?» «Искателю» с нашего форума казалось, что бомбёжки наших городов должны были бы стать стимулом для борьбы насмерть против фашизма, а в реальности, однако, наблюдалось совсем другое…]
    1 сентября 1941 г. командир 10-го зенитно-артиллерийского дивизиона старший лейтенант Котов довел до сведения Особого отдела КБФ свои личные соображения относительно обороны Таллина, обстоятельств эвакуации и прорыва в Кронштадт. Он писал: «Твердой организующей руки в обороне Г[лавной] Б[азы] не было. Мощные огневые средства, морская и зенитная артиллерия не были полностью использованы, а зачастую последние бездействовали вследствие отсутствия связи и взаимодействия между различными родами войск и особенно командованием армейских и арт[иллерийских] частей. <…> Отсутствие связи и взаимодействия приводило к обстрелу своих войск. Разведка работала скверно».
    В двадцатых числах августа немцы перешли в решительное наступление на Таллин. За три дня боев 10-й СК потерял 6 тысяч человек из 18 тысяч, т. е. треть личного состава. Части полковника Костикова и капитана Пастернака попали в окружение и вышли из расчета обороны. 16-я стрелковая дивизия откатывалась к Таллину, и только требование 3-го отдела КБФ к комдиву полковнику Бородулину привести части в порядок и занять покинутые рубежи — или он будет расстрелян — заставило его вернуться на позиции.
      Как было сказано выше, в связи с общим ухудшением обстановки на Северо-Западном фронте Ставка Верховного главнокомандования приняла решение эвакуировать флот и гарнизон из Таллина в Кронштадт и Ленинград. Штабы 10-го СК и КБФ разработали план эвакуации, одобренный Военным Советом фронта. Основная идея заключалась в сковывании немцев на рубеже обороны до ночи, усиленном огне артиллерии в момент посадки личного состава на корабли при сдерживании противника частями прикрытия.
[Kaviko: обратите внимание, что наши командиры пытались что-то планировать.]
Наверх
 
Kaviko
Старожил
****
Вне Форума



Сообщений: 722
Re: Трагедия Таллинского перехода.
Ответ #3 - 16.02.2014 :: 18:05:26
 
    Оборудование кораблей для вывоза личного состава, техники, боеприпасов и снаряжения началось только 27 августа, когда в Таллине уже шли уличные бои. Агентурное донесение от 31 августа 1941 г. показывает, как, например, происходила погрузка людей и грузов на транспортное судно «Балхаш».
     Известие о погрузке госпиталя было получено в ночь на 28 августа и явилось для всех полной неожиданностью. Сама погрузка проходила крайне неорганизованно, без единого начальника, поэтому каждый грузил, что хотел: велосипеды, сундуки, чемоданы и даже пиво. [Kaviko: но в реальности всем этим планам была грош цена. Исполнение планов должен кто-то контролировать: жёстко, жестоко.] Личный состав (около 4 тысяч человек) занял всю верхнюю палубу, причем так плотно, что не было возможности сидеть. Когда во время перехода возникла необходимость вести огонь по противнику, из-за тесноты получили ранения 9 человек, двое из которых скончались. Эти ранения люди получили в результате «дружеского огня». [Kaviko: в итоге ответственным за подобную организацию можно назвать только командира корабля, ибо других крайних что-то не видно…]
    Крайне неорганизованно осуществлялся вывод людей с позиций для посадки на корабли. Начальник 6-го отделения 3-го отдела КБФ старший политрук Карпов 30 августа 1941 г. докладывал своему руководству, что в результате непродуманных маршрутов отхода, отсутствия «маяков» и указателей большое количество военнослужащих направлялось в Беккеровскую гавань, где транспортов уже не было. Сам Карпов направлял отдельные группы бойцов в Минную гавань, где проходила посадка, и с последней группой поднялся на борт спасательного судна «Нептун», приписанного к ЭПРОНу.  Кстати, в Таллине 6-е отделение 3-го отдела КБФ насчитывало 14 человек, на борт «Нептуна» взошло четверо, в Кронштадт прибыло только двое. Судьба остальных сотрудников отделения по рапорту Карпова не прослеживается. [Kaviko: тут целые дивизии исчезают не пойми куда, а кто ж будет спрашивать за пару человек???]
     О просчетах в организации погрузки личного состава свидетельствует и агентурное донесение от 31 августа 1941 г.: «Посадка на корабли в Таллине была не организована, беспланова и настолько поспешна, что сейчас крайне трудно установить не только число и размещение отступавших по кораблям и погибших, но и убедиться в том, что из Таллина и островов эвакуированы все. Многие командиры не отрицают, а утверждают, что довольно значительная часть людей, особенно занятых баррикадными боями, осталась в Таллине». Более того, в первые дни после прибытия в Кронштадт отсутствовала даже точная цифра кораблей, вышедших из Таллина: одни командиры называли 163, другие — 190 единиц.
      Непродуманность эвакуации приводила к тому, что приходилось бросать боевую технику и автотранспорт. Так, когда возникла необходимость эвакуировать личный состав и материальную часть 3-го и 4-го зенитных полков ПВО Главной базы КБФ, отличившихся в обороне Таллина, для погрузки подали не баржи, а транспорты, которые из-за мелководья не могли подойти к пристани ближе 1000—1500 метров. Поэтому почти всю материальную часть пришлось или уничтожить, или бросить. [Kaviko: а как в планах было написано про эвакуацию 3-го и 4-го зенитных полков ПВО?] Из-за большой волны шлюпки за личным составом долго не приходили, хотя час отправления давно прошел. Уже оформилась мысль о создании партизанского отряда, но тут выручил катер, который всех перевез за 3—4 часа, благо «немец прошляпил» (так в тексте донесения) и дал возможность благополучно погрузиться. [Kaviko: т.е. планы – это от лукавого, а всё решает только народная выручка и сообразительность.]
      Хаос, царивший во время эвакуации, подтверждает и командир 10-го зенитно-артиллерийского дивизиона старший лейтенант Котов, чьи личные соображения, адресованные в 3-й отдел КБФ, мы уже цитировали. Например, забытая группа бойцов во главе с лейтенантом Лопаевым вплоть до 28 августа сдерживала натиск противника и ушла с позиций только тогда, когда стало известно, что все соседи и начальники ушли. [Kaviko: хм, а вот весь СЗФ противника сдержать не смог…] Сам Котов получил приказ сосредоточить свой личный состав и материальную часть сначала на пристани Вимси, потом в Беккеровской гавани. Котов доставил матчасть дивизиона в Беккеровскую гавань, «но грузить не было на что. Хозяина не было. Огромные толпы красноармейцев, краснофлотцев и командиров подвергались панике. Начальников не было. [Kaviko: трагедия 1941г. как раз в том, что слишком быстро наши войска подвергались этой самой панике, и некому было стать «начальником», т.е. пресечь её на корню.] Большие толпы направились на прорывы (из разговоров мне известно, что многие из них вернулись, увидя транспорт на Купеческой пристани). Материальная часть орудий, приборов, автотранспорт, лошади и многое другое ценное имущество в огромном количестве осталось на пристани. Из разговоров известно, что часть л[ичного] с[остава] также осталась не погруженными». [Kaviko: про планы можно забыть…]
     Возникшая в результате неразберихи паника, отсутствие твердого руководства эвакуацией приводили к тому, что на пристанях метались, не видя выхода, вооруженные толпы красноармейцев и краснофлотцев. Здесь же стихийно формировались отряды, которые под началом командиров-«самозванцев» уходили в Ленинград по сухопутью. Одну такую громадную толпу, направлявшуюся неизвестно под чьим командованием в центр города для прорыва в Ленинград, увидел ранним утром 28 августа начальник 4-го отделения 3-го отдела КБФ батальонный комиссар Горшков. Можно посмотреть по карте, где Ленинград и где Таллин, и станет ясно, могли ли эти толпы дойти до цели.
     Итак, погрузить на корабли удалось далеко не всех бойцов и командиров, не говоря уже о материальной части, которую пришлось уничтожить или бросить [Kaviko: т.е. подарить врагу.].
     Пока шла погрузка, крейсер «Киров», два лидера и шесть новых эсминцев вели непрерывный артиллерийский огонь, поражая огневые точки противника и мешая ему накапливать силы на подступах к городу.
    28 августа 1941 г. начался выход кораблей из таллинских гаваней.
     Имеющиеся в нашем распоряжении материалы не позволяют воссоздать полную картину августовской трагедии на Балтике. В то же время основные обстоятельства перехода прослеживаются достаточно четко. Мнение уцелевших участников сходится в одном: переход кораблей из Таллина в Кронштадт был организован бездарно, если не сказать преступно. Еще раз оговоримся, что документы составлялись в первые дни после перехода, когда шок от пережитых потрясений еще не прошел.
     Помимо недостатков, имевших место в ходе подготовки и проведения эвакуации, документы позволяют выделить основные ошибки, допущенные командованием КБФ и приведшие к катастрофическим последствиям.
     В соответствии с разработанным ордером корабли должны были следовать из Таллина в Кронштадт четырьмя (в некоторых документах — тремя) караванами. Каждый караван имел в охранении катера «МО»,21 торпедные катера, сторожевые корабли и тральщики.
      Флот, уходящий из Таллина, включал в себя боевые корабли (крейсер «Киров», эсминцы, сторожевики, тральщики, подводные лодки, катера-охотники и др.) и множество судов гражданского назначения: пассажирские теплоходы, ледоколы, буксиры, танкеры и пр., наскоро приспособленные под транспорты. Две эти группы кораблей резко отличались скоростью хода, вооружением, противоминной защитой, что сказалось практически сразу по выходе в море.
       В голове караванов должны были пойти тральщики, за ними транспорты, переполненные бойцами таллинского гарнизона, беженцами и техникой, и последними — боевые корабли, прикрывавшие отход. Высший командный состав КБФ находился в основном на крейсере «Киров».
        После получения сигнала об отходе началось одновременное движение всех караванов. Для занятия своих мест согласно ордеру суда 1-го и 2-го караванов вынуждены были сойти с основного фарватера и обогнать медленно двигавшиеся транспорты.
       Флот начал покидать таллинский рейд днем 28 августа 1941 г., хотя погрузка людей, боеприпасов и материальной части была в основном завершена еще утром. В первую половину дня в Таллине стояла пасмурная погода, мешавшая действиям вражеской авиации, которая, напомним, безраздельно господствовала в воздухе. Кроме того, имелась возможность в светлое время суток форсировать район сплошных минных полей (Юминда-Нина) и еще засветло достичь острова Гогланд, который находился в наших руках.
      Первые несколько часов похода прошли относительно спокойно, но затем начался настоящий ад.
       Тральщики, шедшие впереди, подсекали мины, которые или взрывались в тралах, выводя их из строя, или всплывали на поверхность. В последнем случае их полагалось расстреливать, а это делалось далеко не всегда. [Kaviko: почему???] Полоса, протраленная тральщиками, оказалась узкой. Отмечено много случаев, когда корабль, отвернув от одной мины, подрывался на другой и в считанные минуты шел ко дну. Более быстроходные боевые корабли, обгоняя транспорты и тральщики, выходили на непротраленные места и погибали. [Kaviko: создаётся впечатление, что командиры кораблей вообще не понимали, что за работу делают тральщики, и почему не нужно обгонять корабли каравана. Что это было???- затмение разума, не иначе. То, что решалось простым соблюдением «ордунга», губилось торопливостью (трусостью?).]
     Так, например, дивизион старых эсминцев по приказанию командира отряда контр-адмирала Ралля с целью обгона транспортов повернул влево и пошел по непротраленной полосе. Помощник командира тральщика № 44 лейтенант Духно по мегафону предупредил адмирала, что его корабли идут по минному полю и могут подорваться, однако последние, развив скорость до 16 узлов, продолжали движение. [Kaviko: а это как прикажете понимать?] Вскоре старые эсминцы «Калинин», «Володарский» и «Артем» один за другим подорвались на минах и затонули.
   Когда небо прояснилось, в действие вступила вражеская авиация.
     Если боевые корабли, имевшие зенитные установки, встречали «юнкерсы» плотным заградительным огнем, который мешал, по крайней мере, прицельному бомбометанию, то гражданские суда могли противопоставить налетам лишь стрельбу из легкого стрелкового оружия. Получая сильнейшие повреждения от бомб и мин, почти беззащитные транспорты один за другим уходили под воду.
    Первые советские истребители участники прорыва увидели только на следующий день, уже на подходе к Кронштадту, что дало им основание мрачно иронизировать: «Мы шли от Таллина до Кронштадта под прикрытием немецких пикировщиков».
    По общему мнению уцелевших участников перехода, ситуация вышла из-под контроля командования КБФ буквально с первых часов после выхода с таллинского рейда. Каждый корабль фактически предоставлялся на волю капитана, команды и пассажиров, и на некоторых судах возобладал принцип «спасайся, кто может». [Kaviko: т.е. планы – ну их нафиг, каждый сам по себе умный.] К чести большинства других командиров следует сказать, что они даже в тех нечеловеческих условиях сумели организовать противовоздушную и противоминную оборону, борьбу за живучесть кораблей, спасение людей.
      Имели место случаи, когда командиры кораблей отказывались принимать на борт людей с тонущих судов, объясняя это тем, что их корабли перегружены, и начинали оказывать помощь только под угрозой применения оружия или тогда, когда по ним открывали предупредительный огонь.
Наверх
 
Kaviko
Старожил
****
Вне Форума



Сообщений: 722
Re: Трагедия Таллинского перехода.
Ответ #4 - 16.02.2014 :: 18:05:56
 
      На одном и том же корабле можно было видеть примеры трусости и героизма.
     Уже упоминавшийся эсминец «Калинин», получивший несколько пробоин в корпусе, несколько часов держался на плаву, медленно погружаясь в море. Первыми тонущий корабль, вопреки уставам, традициям, элементарным требованиям флотской этики, покинули его командир капитан 3-го ранга Стасов и военком батальонный комиссар Шишов. Стасов, отойдя на шлюпке на 100—150 метров от борта и, видимо, почувствовав себя в безопасности, начал кричать: «Помощник, спасай людей!» Шишов «как воды в рот набрал» (так в тексте рапорта). Видимо, военком находился в полнейшем ступоре от происходящего. В это же время помощник командира капитан-лейтенант Руссин, воентехник Юрченко, старший лейтенант Миронов, начальник службы снабжения Чеклуев оставались на обреченном корабле до последнего, выносили раненых, помогали находить средства спасения и показывали пассажирам, как ими пользоваться. Они сошли в воду вместе с оставшимся личным составом.
      После попадания авиабомбы в транспорт «Казахстан» и возникновения пожара находившийся на корабле генерал-майор Зашихин не только не принял никаких мер к организации тушения пожара и пресечению начавшейся паники, но сошел на первый подошедший к борту катер и ушел от транспорта. Вслед ему неслись выкрики красноармейцев и краснофлотцев: «Открыть огонь по уходящему на катере Зашихину!» Опомнившись, люди начали таскать касками(!) из-за борта воду и потушили пожар. «Казахстан» своим ходом пришел в Кронштадт.
     Упомянутые выше агентурные донесения, рапорты, докладные и служебные записки составлены с эмоциональностью, не характерной для такого рода документов. Тем более эмоциональность не характерна для судовых журналов. Их сухие, официальные строки зримо показывают, через какой кошмар пришлось пройти участникам Таллинского перехода. Вот что записано, например, в вахтенном журнале эсминца «Суровый» за 28 августа 1941 г.:

«18.20. Впереди по курсу подорвался большой транспорт, наполненный людьми.

18.22. Подорвавшийся транспорт вместе с людьми ушел под воду.

18.25. Впереди по курсу подорвался транспорт с людьми.

18.30. Подорвавшийся транспорт с людьми ушел под воду».27

Итого — за 10 минут уходят под воду два транспорта, «наполненных людьми». Подобные записи встречаются едва ли не в каждом судовом журнале.

Вечерняя темнота снизила воздушную опасность, зато многократно возросла опасность минная. Продолжаю цитирование вахтенного журнала эсминца «Суровый»:

«19.30. Впереди по курсу подорвался какой-то корабль буксирного типа.

<…>

20.25. Впереди по курсу взорвалась большая подлодка.

20.26. Рассеялся дым, и впереди на месте подлодки была ровная поверхность моря.

20.35. Впереди крейсера «Киров» появился колоссальный столб огня и дыма.

20.40. Сзади, в районе, где примерно должна находиться «Верония», появился колоссальный столб огня и дыма.

20.50. Справа, обгоняя, шел какой-то небольшой транспорт. Взрыв — черный дым.

20.51. Черный дым рассеялся, транспорта не оказалось.

22.10. Прямо по носу подорвался транспорт.

22.58. Справа по борту подорвался транспорт на мине.

23.24. Подорвался какой-то корабль».28

    Названия погибших кораблей в вахтенном журнале «Сурового» отсутствуют. В то же время по нашим документам можно составить картину гибели некоторых конкретных судов.
    Например, транспорт «Верония», имевший на борту значительную часть управления 10-го стрелкового корпуса, а также бойцов и командиров различных частей гарнизона, около 12 часов дня 28 августа покинул таллинский рейд и взял курс на Ленинград. Вначале плавание проходило относительно спокойно, налеты отдельных вражеских самолетов отбивались зенитным огнем транспортов и кораблей охранения. Так продолжалось до вечера, когда «Юнкерс-88» сбросил на «Веронию» серию бомб, одна из которых разорвалась рядом с бортом корабля и повредила машинное отделение. «Верония» потеряла ход. От выпущенных паров, окутавших транспорт, на корабле началась паника, многие бросились в море. Вскоре, однако, выяснилось, что «Верония» может самостоятельно держаться на плаву. Паника улеглась, оставшиеся на борту занялись спасением находившихся в воде. Поднять на борт удалось не всех, в частности, утонул прокурор 10-го стрелкового корпуса Старостин. Спасательное судно «Сатурн», на котором находилось около 800 человек, взяло «Веронию» на буксир, но, пройдя несколько кабельтовых, подорвалось на мине. Люди с «Сатурна» перешли частью на «Веронию», частью на какой-то буксир. Этот буксир, нагруженный до предела, вскоре сам был торпедирован29 и моментально пошел ко дну. Из 800 человек, находившихся на борту «Сатурна», спаслось лишь незначительное количество.
     Приблизительно в 22 часа «Верония» подорвалась еще раз (по другим сведениям была торпедирована) и в течение 1—2 минут пошла ко дну. Очевидец гибели транспорта заместитель начальника Особого отдела 10-го стрелкового корпуса лейтенант госбезопасности Доронин писал: «Во время потопления на «Веронии» были слышны многочисленные револьверные выстрелы».31 Судя по всему, люди кончали жизнь самоубийством, не желая живыми уходить в морскую пучину. Картину гибели этого транспорта видел и другой сотрудник органов госбезопасности, начальник 6-го отделения 3-го отдела КБФ старший политрук Карпов, о котором упоминалось выше. Его рассказ расходится с предыдущим лишь в частностях.
     Из-за резко возросшей минной опасности многие корабли ночью встали на якорь. Плавающие мины пытались отталкивать шестами. В то же время некоторые суда продолжали движение и гибли на минах.
     События той ночи, в частности, отражены в вахтенном журнале лидера «Минск», который считался одним из лучших боевых кораблей КБФ.
    В 21.40 в параване «Минска» взорвалась мина. Корабль дал течь, команда начала борьбу за его живучесть. В 22.15 к нему подошел миноносец «Скорый», чтобы взять на буксир, но через 15 минут он, подорвавшись на мине, переломился пополам и еще через 15 минут затонул. Спущенные с «Минска» шлюпки смогли спасти только 44 человека. В 22.45 лидер стал на якорь, так как тральщики ушли. Борьба за его живучесть продолжалась всю ночь.
     В 6.20 29 августа 1941 г. «Минск» двинулся дальше следом за тральщиком «Гак» и лидером «Ленинград». В 6.52 вахтенный начальник «Минска» зафиксировал первый за этот день налет вражеской авиации. С той минуты и до 10.03, т. е. за 3 часа с небольшим, немцы произвели в общей сложности 7 налетов на караван. В 10.35 на «Минске», видимо, вздохнули с облегчением, увидев два наших самолета-разведчика. В 11.20 в вахтенном журнале появилась запись: «Нас сопровождают истребители» (первые за два дня). В 17.16 «Минск» пришвартовался у стенки Усть-Рогатки.
     Столь же часто воздушные налеты фиксировались в вахтенных журналах других уцелевших судов.
Наверх
 
Kaviko
Старожил
****
Вне Форума



Сообщений: 722
Re: Трагедия Таллинского перехода.
Ответ #5 - 16.02.2014 :: 18:06:28
 
      Психическое напряжение людей, ежесекундно ожидавших смерти если не от бомбы, то от мины, достигало наивысшего предела. Если командиры, многие из которых впоследствии стали героями Великой Отечественной войны, теряли голову в той обстановке, то чего уж говорить о рядовых бойцах. Например, на спасательном судне «Нептун» некоторые красноармейцы предлагали избрать ревком (!) и потребовать от командира немедленно направиться к берегу, хотя бы даже чужому, и высадить людей.
      Впрочем, и достигнув своего берега, люди и корабли продолжали погибать. Так, уполномоченный 3-го отделения 3-го отдела КБФ Ламброзо, совершивший на танкере № 12 переход из Таллина до острова Гогланд, 31 августа докладывал своему руководству о неразберихе, царившей в момент разгрузки. С берега дали распоряжение высадить бойцов, на шлюпках переправилось человек 150—200. В этот момент к танкеру на катере подошел капитан 2-го ранга Черный и, угрожая оружием, приказал капитану отойти от острова и следовать в Кронштадт. Закончилось тем, что танкер, отойдя от Гогланда на 8—10 километров, попал под бомбежку и затонул.
      30 августа на Гогланде начали погрузку высадившихся накануне людей для дальнейшего движения в Кронштадт. Все происходило при хорошей видимости, и самолеты противника подвергли ожесточенной бомбардировке гавань и транспорты. Были новые жертвы. «Эту работу можно было сделать с наступлением темноты, но командование острова и до этого не додумалось», — сообщал своему начальнику уполномоченный 3-го отдела ОВРа37 политрук Корытько.
      В ночь с 29-го на 30 августа 1941 г. головные корабли КБФ прибыли в Кронштадт. На основании опросов некоторых командиров 3-й отдел КБФ располагал информацией (по состоянию на 31 августа), что в Таллинском переходе погибли почти со всем личным составом 5 эсминцев, 2 сторожевика, 1 подлодка, 10—12 транспортов. Другие командиры считали, что из Таллина вышло около 30 транспортов с личным составом армии и флота и все они погибли.
       В декабре 1941 г. начальник 3-го отдела КБФ дивизионный комиссар Лебедев направил наркому ВМФ СССР адмиралу Кузнецову две докладные записки: «О боевых действиях Краснознаменного Балтийского флота» и «Об отходе Краснознаменного Балтийского флота и частей 10 СК из Таллина в Кронштадт 28—29 августа 1941 г.», в которых дал анализ августовских событий на Балтике. В документах имеются цифры потерь: потоплено 12 боевых кораблей, еще 3 требуют докового ремонта, погибло 19 вспомогательных судов и транспортов, еще 4, будучи поврежденными, выбросились на берег о. Гогланд.42 Людские потери он определил более чем в 6 тысяч человек, включая команды погибших кораблей43 (в других документах названа цифра 1044 и даже 15 тысяч погибших45 ). Точная цифра, по-видимому, никогда не будет установлена, никакого учета эвакуируемых, тем более поименных списков, насколько можно судить по документам, никто не вел. По данным на 2 сентября 1941 г. было спасено 14 800 человек.
      Основными причинами столь высоких потерь в личном составе и кораблях Лебедев считал следующие. Во-первых, командование КБФ, зная о наличии у противника сильной минно-артиллерийской позиции в районе Юминда-Нина, не приняло надлежащих активных контрмер к уничтожению таковой. Во-вторых, не был заранее проработан вопрос о четкой организации спасения людей, обеспечения их спасательными средствами. В-третьих, практически отсутствовала поддержка караванов с воздуха.

* * *
В «Таллинском переходе» погибли, не сумев нанести существенного вреда противнику, тысячи бойцов и командиров 10-го стрелкового корпуса, не желавших сдаваться в плен, получивших бесценный боевой опыт в боях за столицу Советской Эстонии, а также сотни моряков-балтийцев, т. е. воинов, которые могли бы значительно усилить оборону Ленинграда.
        Защитники Таллина вплоть до последнего дня не считали свое дело проигранным. Их настроение хорошо отразил начальник штаба 3-го полка ПВО Главной базы КБФ майор Миролюбов: «Насколько храбро зенитчики дрались, защищая Таллин, настолько бесславно большинство их погибло в водах Балтики, не принеся врагу никакого урона. Таллин предателями был сдан, т<ак> к<ак> отдельные зен[итные] батареи по 3 дня сдерживали его (противника. — И. И.) продвижение на Таллин, подавляя минометы и в упор расстреливая живую силу, и если батарея оказывалась в окружении, т<ак> к<ак> пехота покидала свои рубежи, то достаточно было бросить группу бойцов в 30—40 человек, и немцы позорно откатывались назад, а если бы бросить в наступление всех утопленных балтийцев с брошенной артиллерией, то противнику был бы нанесен сокрушительный удар в спину».
        Масштабы балтийской трагедии 1941 г. некоторые участники Таллинского перехода сравнивали с цусимской катастрофой 1905 г. Вину за гибель многих тысяч людей и десятков кораблей едва ли не единодушно они возлагали на командование КБФ, считая, что «такой ужасной и позорной катастрофы русский флот не знал за всю свою историю», «такой кошмар можно пережить только раз в жизни», «мы увлекались трескучей фразой, лозунгами, воспитывали излишнюю самоуверенность, а воевать не учились, не умеем и не в состоянии», [Kaviko: вот вам и диагноз.] «Балтфлот с личным составом потоплен предателями» [Kaviko: ну, как же без них-то…]. Не укладывалось в голове, как противник, имевший в Финском заливе силы, гораздо меньше наших, смог учинить такой разгром. По их мнению, эти силы он использовал грамотно, а мы — безобразно. Вспоминали масштабные репрессии и «чистки» 1920—1930-х гг., в результате которых выдвигались бездарные и беспринципные люди.
      Таковы были характерные настроения участников Таллинского перехода, царившие в первые дни после их прибытия в Кронштадт.
     По материалам ФСБ России.
=========================================

Википедия:
=========================
    Из Таллина вышли 225 корабля и судна (в том числе 151 военный корабль, 54 вспомогательных судна, 20 транспортов). До Кронштадта дошли 163 из них (132 военных корабля, 29 вспомогательных судов, 2 транспорта), а также неустановленное число малотоннажных гражданских судов и плавсредств, не подчинённых Военному совету флота. Во время перехода погибли 62 корабля и судна (19 боевых кораблей и катеров, 25 вспомогательных судов, 18 транспортов).
=========================

   Как видим, транспортные корабли погибли почти все.
Наверх
 
Kaviko
Старожил
****
Вне Форума



Сообщений: 722
Re: Трагедия Таллинского перехода.
Ответ #6 - 16.02.2014 :: 19:04:30
 
    Вопрос в никуда: в таллинском переходе военных кораблей было в несколько раз больше, чем транспортных. Транспортные почти все погибли (18 из 20). Как же тогда наши союзники водили караваны по Северному морю, где кораблей сопровождения было уж никак не по 150, и где, кроме вражеской авиации, караваны атаковали и корабли – как подводные, так и надводные. Если бы наши союзники теряли транспорты в такой же пропорции, то какого тогда ленд-лиза мы бы видали?
    Напрашивается вывод: хвалебные словеса в адрес наркома ВМФ Кузнецова, что, мол, уж у него-то был порядок, и 22 июня враги у него ни один корабль не потопили,- являются преждевременными. На нашем флоте был примерно такой же порядок, как и в сухопутных войсках. Таллинский переход показал неумение маневрировать и защищать гражданские суда, неумение держать ситуацию под контролем.
Наверх
 
РомБ
Гуру
******
Вне Форума



Сообщений: 5279
Пол: male
Re: Трагедия Таллинского перехода.
Ответ #7 - 16.02.2014 :: 19:40:36
 
Kaviko писал(а) 16.02.2014 :: 19:04:30:
    Вопрос в никуда: в таллинском переходе военных кораблей было в несколько раз больше, чем транспортных. Транспортные почти все погибли (18 из 20). Как же тогда наши союзники водили караваны по Северному морю, где кораблей сопровождения было уж никак не по 150, и где, кроме вражеской авиации, караваны атаковали и корабли – как подводные, так и надводные. Если бы наши союзники теряли транспорты в такой же пропорции, то какого тогда ленд-лиза мы бы видали?
    Напрашивается вывод: хвалебные словеса в адрес наркома ВМФ Кузнецова, что, мол, уж у него-то был порядок, и 22 июня враги у него ни один корабль не потопили,- являются преждевременными. На нашем флоте был примерно такой же порядок, как и в сухопутных войсках. Таллинский переход показал неумение маневрировать и защищать гражданские суда, неумение держать ситуацию под контролем.

Смешно сравнивать. Все равно сравнить слона и комара. Слон такой большой и  сильный у него такие мышцы а летать не может ! Значить слон бестолочь.

Героически уходя из Талина корабли двигались по ограниченной територии финского залива . Не нужно иметь 7 пядей лоб гения что бы понять куда и как будут двигаться корабли Смайл . Уж точно не в сторону Хельзинки или Гданска будут уходить. Даже ребенок можеть указать направления и темп движения кораблей талинской флотилии.

Вопреки идеальных условиях для немцев - ограниченое пространство для ухода русских кораблях, превосходство в флоте, на суши и воздухе немцы упустили флотилию. Бестолочи одно слово. Я бы уничтожил без проблем, так делаю в компютерных играх когда мне известны движения противника.

Для задания - сравните размер Северного Моря и Финского залива . Соотноситься примерно как размер територии России и Румынии. Сравните размер флотов Британской империи ( Англия, Канада, Австралия, Нов. Зел , Индия, ЮАС  ) и Талинской флотилии. Какая флотилия сильне - Талинская или Британской империи + флот СЩА ?

Был бы Талин британским городом они сдались бы как в Сингапуре без боя. На таком ГЕРОИЗМ как Талинский поход британцы неспособны. Знаем как они, бриты  обкакались когда им привиделись пару немецких самолетов при сопровождения Пе Ку - 17. А вообще то самолетов не было , это было наверно пару заблудившихся ворон которые кричали и пархали крылями.
Наверх
 
Kaviko
Старожил
****
Вне Форума



Сообщений: 722
Re: Трагедия Таллинского перехода.
Ответ #8 - 16.02.2014 :: 20:44:56
 
РомБ писал(а) 16.02.2014 :: 19:40:36:
     Героически уходя из Талина корабли двигались по ограниченной територии финского залива . Не нужно иметь 7 пядей лоб гения что бы понять куда и как будут двигаться корабли. Уж точно не в сторону Хельзинки или Гданска будут уходить. Даже ребенок можеть указать направления и темп движения кораблей талинской флотилии.
    Вопреки идеальных условиях для немцев - ограниченое пространство для ухода русских кораблях, превосходство в флоте, на суши и воздухе немцы упустили флотилию. Бестолочи одно слово. Я бы уничтожил без проблем, так делаю в компютерных играх когда мне известны движения противника.

 
    Аналогично: немцы, обнаружив очередной караван с ленд-лизом, совершенно точно могли предсказать, что он будет двигаться на Мурманск. Или вокруг оного, до Архангельска.

=================================================
    Балтийский флот вступил в войну в составе двух линкоров, двух крейсеров, 19 эсминцев, 65 подводных лодок, 656 самолётов и другого вооружения.
      На 1 сентября 1939 г. военно-морские силы Германии имели следующий корабельный состав: 2 линейных корабля («Шарнгорст» и «Гнейзенау»), 3 броненосца («карманных» линкора) водоизмещением 10 тыс. т каждый («Дейчланд», позднее переименованный в «Лютцов», а также «Адмирал Шеер» и «Адмирал граф Шпее»), 2 тяжелых крейсера («Хиппер» и «Блюхер»), 6 легких крейсеров, 22 эскадренных миноносца, 20 миноносцев, 32 тральщика, 35 подводных лодок прибрежного действия водоизмещением 250 т каждая, 22 океанские подводные лодки водоизмещением по 500 и 700 т, 17 торпедных катеров.
       О дальнейшем выполнении программы кораблестроения, которая предусматривала строительство большого количества крупных кораблей, не приходилось и думать. Пришлось прекратить также и постройку двух авианосцев. Военно-морской флот Германии вынужден был ограничиться достройкой почти законченных кораблей и сделать упор на строительство подводных лодок.
      Кроме того, находились в постройке и могли быть закончены во время войны: 2 линейных корабля («Бисмарк» и «Тирпиц»), 1 тяжелый крейсер («Принц Евгений»). «Бисмарк», как известно, был потоплен англичанами.
================================================
     Линкор- это штука серьёзная. Германия подобные мощности в Балтику не вводила. Да, где-то там, в норвежских фьёрдах прятался гигант «Тирпиц», но в замкнутую Балтику он и носа не совал. Так что «уничтожать КБФ без проблем» немцам было физически нечем. Мощь немецкого флота пришлось распылять против Англии и СССР.

      Немецкая  авиация бомбила наши корабли, т.е. их координаты секрета не представляли, но где же тот мощный удар немецкого флота по дезорганизованной группе, не в силах защитить 20 своих транспортных кораблей? Выходной там у них был, что ли??? И где вообще воспоминания об атаках немецкого флота того же Таллина за целый месяц осады??? Имеется в виду атака серьёзная, с участием линкоров, эсминцев, крейсеров. Чего нет – того нет, так что ни о каком компьютерном моделировании речи быть не может, ибо нечем было немцам моделировать. Да, мы знаем о том, что немцы вели усиленное минирование на Балтийском море, но ничего более того. Вывод напрашивается вполне очевидный: Гитлер не решился загнать в Балтику даже часть своих ударных морских сил, опасаясь ВМС Англии.

РомБ писал(а) 16.02.2014 :: 19:40:36:
Сравните размер флотов Британской империи ( Англия, Канада, Австралия, Нов. Зел , Индия, ЮАС) и Талинской флотилии. Какая флотилия сильне - Талинская или Британской империи + флот СЩА ?

    Нет смысла сравнивать силы Британского (или иного флота) и КБФ. Ну, совсем нет. Ибо для защиты караванов с ленд-лизом никогда по 150 кораблей не выделялось. Мы можем только сравнивать умение ЗАЩИТЫ невоенных кораблей в морских конвоях.

РомБ писал(а) 16.02.2014 :: 19:40:36:
Знаем как они, бриты обкакались когда им привиделись пару немецких самолетов при сопровождения Пе Ку - 17. А вообще то самолетов не было , это было наверно пару заблудившихся ворон которые кричали и пархали крылями.


    Ни о какой паре самолётов, которые привиделись конвою PQ-17, кроме Вас, никто не знает, начиная от советского писателя-историка Пикуля. Тем более, что вороны над морем не летают: это не чайки, а сухопутные падальщики. Страх у военно-морского командования Англии был вызван тем, что им была получена информация о том, что караван PQ-17 будет атаковать тот самый «Тирпиц». Это послужило принятию решения рассосредоточить конвой. Никакой более другой версии не находит даже Интернет.

РомБ писал(а) 16.02.2014 :: 19:40:36:
На таком ГЕРОИЗМ как Талинский поход британцы неспособны.


Таллинский поход был совершён не с целью демонстрации героизма, а для решения задачи эвакуации штаба Балтийского флота. Т.е. был частью одного огромного ОТСТУПЛЕНИЯ. И то, что корабли КБФ бомбила вражеская авиация, и то, что они натыкались на мины,- всё это ни о каком героизме не говорит, а только об избиении. Вот если бы корабли КБФ смогли защитить гражданские суда – вот тогда о героизме и поговорили бы. А так – нет ПРЕДМЕТА для обсуждения.
Наверх
 
РомБ
Гуру
******
Вне Форума



Сообщений: 5279
Пол: male
Re: Трагедия Таллинского перехода.
Ответ #9 - 17.02.2014 :: 01:38:43
 
Не понимаю смысла бреда ? Немцы при внезапном нападение наступают через Прибалтику. Понятно что если войдут в Талине то кораблям которые там будет жарко. Надо смываться в любом случае.  Если армия вынуждена отступить портового города то и корабли должны уйти.  Почти все Балтийское море оказывается в руках фашистов - немецких и финских и ихние союзники - шведские демократы и датские компрадоры которые снабжают фашисты с лучшей в мире руды и стали - шведской.

Приходиться отступать к самой восточной точки плитководного моря. Потом уже от Питера подлодки Руского флота топили фашистких боевых и торговых кораблей нагружеными демократической, передовой шведской руды. Навместо в танках первокачественная руда ушла на море. Полный провал фашистов. Еще корабельная артилерия громить фашистов под Питера а потоми в гнездо прусского милитаризма - Восточной Пруссии.

Один Марченко посылает в водах моря корабль нагружен 1 100 лучшими немецким подвоникам и спасает лдесятки тысячи английских моряков. Слава. 250 немецкие подлодки остались без командиров как кусок железо.

Короче - полный провал немцам как стратегам !

Как тактики немцы они неплохие как стратеги - уровня школьника дворца пионеров колхоза Путь Илича  против русского гросмайстера по шахмате.
Наверх
 
inej2
Частый гость
+
***
Вне Форума



Сообщений: 411
Рига
Пол: male
Re: Трагедия Таллинского перехода.
Ответ #10 - 17.02.2014 :: 15:52:21
 
Kaviko писал(а) 16.02.2014 :: 18:06:28:
Во время перехода погибли 62 корабля и судна (19 боевых кораблей и катеров, 25 вспомогательных судов, 18 транспортов).

И так, выходы в море караванов PQ так же как и PQ держались в строгом секрете. Выход в море каравана из Таллина происходил почти на глазах у немцев.Воздушного прикрытия каравана не могло быть ОДНОЗНАЧНО.  К началу боевых действий ВВС БФ имели 450 самолётов (411 боеготовых) и 361 экипаж, из них 111 бомбардировщиков (60 ДБ-3, 51 СБ), 214 истребителей (124 И-16, 70 И-15, 20 И-153), 115 разведчиков МБР-2 и 10 разведчиков-корректировщиков Р-5. (В других источниках сообщается о 469 самолётах: 111 бомбардировщиков СБ и ДБ-3, 246 истребителей И-15, И-16 и И-153, 102 летающие лодки МБР-2 и несколько машин других типов).Сколько из них осталось к 28 августа - не имею данных. "Сухопутная" авиация в это время прикрывала отступление войск и занята в прикрытии каравана быть НЕ МОГЛА.
Расположение немецких минных полей было не известно, именно по этой причине вперед были выдвинуты тральщики.Капитаны транспортных кораблей имели минимальное понятие о движение в конвое. В прочем, как и руководство походом. Подобных,больших ( по колличеству судов и разноперости) переходов, не было в российском,советском и современном флоте. По сути уникальная операция.Но потери гражданских судов минимум, по сравнению с сохранением боевых кораблей. Именно они в дальнейшем прикрывали Ленинград. С этих кораблей уходили экипажи в пехоту.С этих кораблей снимали орудия на сушу.В прочем, основная цель похода, была спасти Балтийский ВМФ.Что и было сделанно.

Наверх
 

«La Garde meurt, mais ne se rend pas»
РомБ
Гуру
******
Вне Форума



Сообщений: 5279
Пол: male
Re: Трагедия Таллинского перехода.
Ответ #11 - 18.02.2014 :: 01:38:17
 
Да все правильно ! Я тоже не понимаю зачем блокадному Ленинграду гражданских, торговых и грузовых судов ? Что с ними делать ? Експортировать товары в Гамбурге, Лондоне, Нью Йорке и Находки ? И покупать оттуда товары ?

Вот Англии грузовые и торговые корабли нужны. Она как клоп пила крови из своих колониях. Жила за их счет. Ну и торговала конечно, не только грабила. Есть и хорошие английските товары. Со всех сторон Англия открыта к морям и океанам. Сам флот Англии в 10 раз больше немецкого.

У немцев был 1 карманный линкор против десятки английских. И то англичани боялись этого кастрированного линкора как от огня. Позор.
Наверх
 
Kaviko
Старожил
****
Вне Форума



Сообщений: 722
Re: Трагедия Таллинского перехода.
Ответ #12 - 18.02.2014 :: 15:44:18
 
    Чем дальше в лес, тем выше ёлки. Одному вороны над морем мерещатся, другой уверен, что была задача на СПАСЕНИЕ Балтийского флота.
    Судя по выше изложенному тексту, никакой задачи на СПАСЕНИЕ нашего КБФ не ставилось. Да и с какой стати нашим большим начальникам ставить такие задачи??? Вот если КБФ был бы блокирован в Таллине вражескими эскадрами, которые расстреливали наши корабли прямо на рейде – вот тогда да, можно было бы вопить о необходимости спасения. А, так как подобное не имело место наблюдаться, то ставилась задача всего лишь об ЭВАКУАЦИИ штаба КБФ. Почувствуйте разницу: эвакуация – спасение.
   Как видно по вышеизложенному тексту, наши корабли вполне свободно курсировали между Таллином и Ленинградом (всяких там девок-машинисток в Таллин подбрасывали), и даже эвакуация прошла без мощных ударов немецкого флота. Была высказана мысль, что, если бы корабли КБФ занимались охраной загодя протраленных участков, то ужасов при переходе было бы гораздо меньше. В этом ракурсе разреза все высокие слова о том, что МАСШТАБЫ перехода были уникальны, что не было опыта переброски в ТАКИХ масштабах, выглядят наивно: кто ж вам мешал сделать элементарное – охрану водного коридора до Ленинграда, чтобы всякие там финны и немцы не лезли со своими минами???- в этом случае потери от подрывов на минах были бы мизерными. И не требовалось бы от командиров гражданских судов особого опыта хождения за тральщиками.
   И напрасно горячие головы сравнивали Таллинский переход с Цусимой. При Цусиме, как мы знаем, погибло множество БОЕВЫХ кораблей, удалось прорваться немногим. Во время Таллинского перехода, согласно статистике, потери в военных кораблях были относительно незначительны, а основные потери пришлись на вспомогательные и транспортные суда.
    А как мы оценим эту ЭВАКУАЦИЮ штаба флота??? Не спасение флота, уничтожить который немцам без могучих ударных кораблей было невозможно, а именно эвакуацию его штаба?
    На тех потопленных транспортах, как известно, были женщины и дети. Но, сами понимаете, это были в основном не эстонки. ЭТО БЫЛИ ЖЁНЫ И ДЕТИ ВЫСШИХ ОФИЦЕРОВ БАЛТИЙСОКО ФЛОТА. Можем ли мы поставить «пятёрку» за эвакуацию штаба, если родственники офицеров и адмиралов этого штаба погибли??? Мы будем говорить о героизме, о том, что подобных переходов не было в истории, о том, что флот был спасён?- а тем РУКОВОДИТЕЛЯМ ФЛОТА от таких слов было легче? Это был тяжелейший удар по их морально-волевому состоянию.
    Имел место парадокс: Германия, используя ЛЁГКИЕ корабли типа миноносцев и авиацию, ухитрилась нанести ТЯЖЁЛЫЙ ущерб нашему Балтийскому флоту.
    Кстати, слова о том, что авиация СЗФ не могла прикрыть эвакуацию штаба КБФ, так как была очень занята прикрытием отступления наших войск к Ленинграду, являются чистейшей ложью. 8-я и 11-я армии СЗФ были разгромлены за две недели, остатки 8-й армии эвакуировались как раз из Таллина, а от 11-й армии остались только рожки да ножки, и прикрывать там было уже некого. Она не могла прикрыть эвакуацию по той простой причине, что от её авиации остались только те самолёты, что базировались возле Ленинграда, и они, да, могли прикрыть таллинский караван только в радиусе своего действия.
Наверх
 
EvS
Координатор
*****
Вне Форума


Интересуюсь историей

Сообщений: 10523
Пол: male
Re: Трагедия Таллинского перехода.
Ответ #13 - 18.02.2014 :: 20:04:57
 
Kaviko писал(а) 18.02.2014 :: 15:44:18:
Судя по выше изложенному тексту


Судя по выше изложенному тексту, мы видим подтверждение старой истины
Цитата:
Каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны
Наверх
 
inej2
Частый гость
+
***
Вне Форума



Сообщений: 411
Рига
Пол: male
Re: Трагедия Таллинского перехода.
Ответ #14 - 19.02.2014 :: 04:20:31
 
Kaviko писал(а) 18.02.2014 :: 15:44:18:
ставилась задача всего лишь об ЭВАКУАЦИИ штаба КБФ. Почувствуйте разницу: эвакуация – спасение.

При чем тут штаб? При желании его вывезли бы на самолетах.
Википедия. "Таллинский переход (Таллинский прорыв, Таллинская трагедия) — эвакуация основных сил Балтийского флота под командованием вице-адмирала В. Ф. Трибуца и войск 10-го стрелкового корпуса из Таллина в Кронштадт в конце августа 1941 года."
Kaviko писал(а) 18.02.2014 :: 15:44:18:
Как видно по вышеизложенному тексту, наши корабли вполне свободно курсировали между Таллином и Ленинградом

Да ну? На чем же тогда подрывались корабли?
Kaviko писал(а) 18.02.2014 :: 15:44:18:
даже эвакуация прошла без мощных ударов немецкого флота.

Кто противостоял Краснознаменному Балтийскому флоту. В директиве Гитлера № 21 (план «Барбаросса») предусматривалось уничтожение его корабельного состава путем захвата ВМБ сухопутными силами во взаимодействии с авиацией и при поддержке легких сил флота. Только в самый последний момент, когда советские корабли, потеряв базы, станут небоеспособными и предпримут попытку прорыва в нейтральные порты, предполагалось привлечь основные силы германского флота.Предлагалось выделить двадцать восемь торпедных катеров, пять подводных лодок, десять минных заградителей, три флотилии тральщиков специальной постройки, семь флотилий переоборудованных тральщиков и сторожевиков, три прорывателя магнитных минных заграждений и два тральщика с мотоботами на борту. Из этого количества пять флотилий: 5-я флотилия катерных тральщиков, 1-я, 2-я и 5-я флотилии торпедных катеров — 18 единиц и минная флотилия, шесть надводных заградителей, — предназначались для действий из финских шхер.
   Основной задачей этой группировки являлась постановка минных заграждений с целью затруднить деятельность КБФ. Остальным силам ставились задачи защиты своих морских сообщений и нарушение советских морских коммуникаций подводными лодками и торпедными катерами. Минные заграждения намечалось поставить в устье Финского залива, у Кольберга и в Балтийском море, в районе южная оконечность о. Эланд, Восточная Пруссия. Захват военно-морской базы Ханко возлагался на финские вооруженные силы. Силы ВМС с воздуха поддерживала специально созданная группировка люфтваффе. Кроме морских разведчиков, в ее состав входила бомбардировочная группа KGr.806 в составе 26 Ju-88A-5.
Это весь немецкий флот
Kaviko писал(а) 18.02.2014 :: 15:44:18:
если бы корабли КБФ занимались охраной загодя протраленных участков, то ужасов при переходе было бы гораздо меньше

Информации о минной обстановке командующий не имел, так как до перехода, с 10 августа, по его приказу, разведка и траление фарватеров не велись с целью не допустить их демаскировки.
В Финском заливе силами Кригсмарине и ВМФ Финляндии в июле-августе 1941 года были спешно установлены 36 минных заграждений (777 немецких и 1261 финские морские мины, 796 немецких минных защитников)[1]. Из числа этих заграждений к началу перехода было обнаружено (но не установлены точные границы) только 16.
Kaviko писал(а) 18.02.2014 :: 15:44:18:
кто ж вам мешал сделать элементарное – охрану водного коридора до Ленинграда,

Раставить корабли на расстоянии 2-3 мили друг от друга от Таллина до Кронштадта ?  Смех
Kaviko писал(а) 18.02.2014 :: 15:44:18:
На тех потопленных транспортах, как известно, были женщины и дети. Но, сами понимаете, это были в основном не эстонки. ЭТО БЫЛИ ЖЁНЫ И ДЕТИ ВЫСШИХ ОФИЦЕРОВ БАЛТИЙСОКО ФЛОТА.

Первую партию раненых отправили 11 и 12 августа на судах «В. Молотов» и «Аурания», а затем 18 августа еще 890 человек на транспорте «Сибирь». Правда, не все места на этих судах занимали раненые и больные. Перевозились женщины и дети, в основном, семьи офицеров. Так на «Сибири» находились, кроме 900 пораженных, 400 гражданских лиц. Безусловно, отправка семей военнослужащих в Ленинград самым благоприятным образом сказалась на морально-психологическом состоянии офицеров.
Для тех, кто действительно интересуется прорывом КБФ из Таллина
http://www.libros.am/book/read/id/228850/slug/tragedii-finskogo-zaliva
Наверх
 

«La Garde meurt, mais ne se rend pas»
РомБ
Гуру
******
Вне Форума



Сообщений: 5279
Пол: male
Re: Трагедия Таллинского перехода.
Ответ #15 - 19.02.2014 :: 09:50:56
 
Kaviko писал(а) 18.02.2014 :: 15:44:18:
Можем ли мы поставить «пятёрку» за эвакуацию штаба, если родственники офицеров и адмиралов этого штаба погибли???

Никто не хочет погибать, но на войне погибают. Вот почему надо было бить фашистов, что бы спас ити мир от этой чумы. Батлийский флот до конца войны громил фашистов. Защищал Петербург, гролмил фашистов в Прибалтику, Вост. Прусии и Померании, отрезал вермахта от окруженых жалких остатков Гр. Ар. Север в Курляндии. Отрезал немейких фашистов от ихних союзниках - Финских фашистов и шведских демократов Скандинавии.
Наверх
 
Kaviko
Старожил
****
Вне Форума



Сообщений: 722
Re: Трагедия Таллинского перехода.
Ответ #16 - 13.04.2014 :: 23:48:14
 
   Из дневника генерала Гальдера. 19 июля 1941г.
«…Командование военно-морских сил считает, что противник, почувствовав слабость и пассивность нашего флота на Балтийском море, усилит активность своего флота. В связи с этим следует ожидать увеличение опасности для плавания наших судов в Либаву и Виндаву. Между тем эти порты в высшей степени необходимы нам для подвоза снабжения…»
    Как следует из сказанного в начале статьи, Балтийский флот (КБФ) даже в условиях минирования входа в Финский залив выполнял рейсы между Ленинградом и Таллином, зачем-то усиливая штаб флота в Таллине новыми секретаршами. Гальдер же боялся, что КБФ устроит немецким караванам нечто похожее на то, что делал немецкий флот караванам ленд-лиза, тем более, что имел ДВА линкора.
   Но нет. КБФ проявил пассивность. Его командование показало абсолютное неумение в организации крупной операции – эвакуации штаба (которое почему-то называют «спасением флота», хотя спасать его было не от кого: немецкий флот на Балтике крупных сил не задействовал, немецкая же пехота наши корабли уничтожить никак не могла, а люфтваффе даже в условиях бардака Таллинского перехода тяжёлых потерь военным кораблям нанести не смогли.)
   Удивляет вот что. Самый первый командующий СЗФ Кузнецов уже в июле 1941г. был отстранён от командования фронтом, но, в отличие от Павлова, не расстрелян. Продолжал командовать армиями, сделал карьеру. Многие наши генералы в 1941г. теряли должности, но получали их вновь и дошли до конца войны с орденами, от Жукова и ниже. КБФ вообще командующего не менял: как был Трибуц,- так и остался. В конце войны КБФ «осмелел» и действовал активно.
«За годы войны на Балтийском море противник потерял 280 боевых кораблей и 624 транспорта общим водоизмещением около 1,6 млн тонн, в том числе 2 линкора, 3 крейсера, 16 эсминцев, 18 сторожевых кораблей, 59 тральщиков и 16 подводных лодок.» Т.е. совершенно фуфельная информация: Германия в 1939г. имела всего лишь 107 боевых кораблей, в т.ч. построенных до 1917г., и каким образом КБФ сумел утопить 280 – загадка… Корабли ведь не штампуют, как танки. Кроме того, все линкоры Германии – наперечёт, гибель каждого известна и описана,- и КБФ тут ни при чём. Большими цифрами, как известно, покрывают большие неудачи. Скорее всего, на «боевой счёт» КБФ отнесены и рыбацкие лодки прибалтов.
   Что удивительно, после таких впечатляющих цифр морских побед КБФ в том же тексте следуют совсем удручающие строки:
«В итоге, в 1945 году, при проведении Восточно-Прусской операции КБФ участвует железнодорожными береговыми батареями, торпедными катерами, авиацией.
При штурме Пиллау (сейчас Балтийск, «ворота» Кенигсберга) крупные корабли КБФ в плачевном состоянии, по советским войскам беспрепятственно ведут огонь крупные корабли кригсмарине. [Kaviko: надо полагать, что у немецких кораблей совершенно не было причин быть в плачевном состоянии. И это при условии, что Гамбург был подвергнут жесточайшим бомбардировкам нашими союзниками, да и наши войска что-то бомбили и обстреливали. Плачевность состояния КБФ объясняется, в т.ч., и тем, что с крупных кораблей снимали орудия и экипажи и бросали на сушу, для защиты Ленинграда. Назад, разумеется, вернулось мало что. Изготовление и монтаж новых орудий, обучение новых людей, латание дыр после бомбёжек – дело не одного дня, а после снятия блокады Ленинграда до конца войны оставалось 2 года. Чисто физически у КБФ не было времени, чтобы уничтожить 280 боевых кораблей и 624 транспорта.]
Также КБФ не смог обеспечить блокирование с моря группировки немцев в Курляндском котле (1945).»
Наверх
 
Ubivec
Гуру
******
На Форуме



Сообщений: 8554
Re: Трагедия Таллинского перехода.
Ответ #17 - 14.04.2014 :: 03:36:51
 
Мой вам совет - меньше думайте, больше читайте.
Наверх
 
EvS
Координатор
*****
Вне Форума


Интересуюсь историей

Сообщений: 10523
Пол: male
Re: Трагедия Таллинского перехода.
Ответ #18 - 14.04.2014 :: 10:02:54
 
Kaviko писал(а) 13.04.2014 :: 23:48:14:
которое почему-то называют «спасением флота», хотя спасать его было не от кого: немецкий флот на Балтике крупных сил не задействовал, немецкая же пехота наши корабли уничтожить никак не могла, а люфтваффе даже в условиях бардака Таллинского перехода тяжёлых потерь военным кораблям нанести не смогли.


Полный абзац.

Kaviko писал(а) 13.04.2014 :: 23:48:14:
КБФ вообще командующего не менял: как был Трибуц,- так и остался. В конце войны КБФ «осмелел» и действовал активно.
«За годы войны на Балтийском море противник потерял 280 боевых кораблей и 624 транспорта общим водоизмещением около 1,6 млн тонн, в том числе 2 линкора, 3 крейсера, 16 эсминцев, 18 сторожевых кораблей, 59 тральщиков и 16 подводных лодок.» Т.е. совершенно фуфельная информация: Германия в 1939г. имела всего лишь 107 боевых кораблей, в т.ч. построенных до 1917г., и каким образом КБФ сумел утопить 280 – загадка… Корабли ведь не штампуют, как танки. Кроме того, все линкоры Германии – наперечёт, гибель каждого известна и описана,- и КБФ тут ни при чём. Большими цифрами, как известно, покрывают большие неудачи. Скорее всего, на «боевой счёт» КБФ отнесены и рыбацкие лодки прибалтов.
Что удивительно, после таких впечатляющих цифр морских побед КБФ в том же тексте следуют совсем удручающие строки:
«В итоге, в 1945 году, при проведении Восточно-Прусской операции КБФ участвует железнодорожными береговыми батареями, торпедными катерами, авиацией.
При штурме Пиллау (сейчас Балтийск, «ворота» Кенигсберга) крупные корабли КБФ в плачевном состоянии, по советским войскам беспрепятственно ведут огонь крупные корабли кригсмарине. [Kaviko: надо полагать, что у немецких кораблей совершенно не было причин быть в плачевном состоянии. И это при условии, что Гамбург был подвергнут жесточайшим бомбардировкам нашими союзниками, да и наши войска что-то бомбили и обстреливали. Плачевность состояния КБФ объясняется, в т.ч., и тем, что с крупных кораблей снимали орудия и экипажи и бросали на сушу, для защиты Ленинграда. Назад, разумеется, вернулось мало что. Изготовление и монтаж новых орудий, обучение новых людей, латание дыр после бомбёжек – дело не одного дня, а после снятия блокады Ленинграда до конца войны оставалось 2 года. Чисто физически у КБФ не было времени, чтобы уничтожить 280 боевых кораблей и 624 транспорта.]
Также КБФ не смог обеспечить блокирование с моря группировки немцев в Курляндском котле (1945).


А переход здесь при чем?
Наверх
 
Ubivec
Гуру
******
На Форуме



Сообщений: 8554
Re: Трагедия Таллинского перехода.
Ответ #19 - 15.04.2014 :: 07:12:57
 
Цитата:
Полный абзац.

Ну дык. Корабли ж без порта могут месяцами в воде стоять. Немцы Таллин заняли, а мы по ним из орудий! Было бы смешно, если бы не был так грустно.
Цитата:
А переход здесь при чем?

Cолонин видимо очередную говностатью выпустил.
Наверх
 
Переключение на Главную Страницу Страниц: 1
Печать