Исторический форум (форум по истории)

Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите Вход или Регистрация

 
Исторический форум
  Главная Правила форума Пожертвование СправкаПоискУчастникиВходРегистрацияОбщее сообщение Администратору форума »» переход на Историчка.Ru  
 
Переключение на Главную Страницу Страниц: 1
Печать
Так начинался футбол (Прочитано 5710 раз)
Владимир В.
Представитель администрации форума
Вне Форума


Mir konnst no a Weißbier
bringa

Сообщений: 11997
Беларусь
Пол: male
Так начинался футбол
03.06.2013 :: 21:44:59
 
Найдено мною на просторах интернета. Сохраню здесь для себя. А может и еще кого-нибудь заинтересует.

Глава I. Публичные школы

Перед тем как браться за такую внушительную задачу, каковой видится изложение ранней истории английского футбола, по всем законам жанра, конечно, необходимо тщательно изучить все доступные источники, взвесить все мнения, собрать это все воедино и начать повествовать с самых что ни на есть ранних времен – в данном случае с самого первого упоминания об английском футболе, которое датируется 1173 годом. Но чтобы не быть врагами себе и не погружаться в дебри неописуемого народного футбола, можно просто и ненавязчиво перескочить пару-тройку веков, преспокойно обнаружившись в XIX столетии. Ничего сложного и постыдного в этом поступке ведь нет, да и объясняется он весьма логично тем, что сказ дальнейший пойдет об английских публичных школах викторианской эпохи, тех самых школах, где футбол нашел свои первые действительно организованные формы. Именно об этом в меру насыщенный и, стоит надеяться, не слишком занудный рассказ и предлагает глава I.

Для добротного же начала и во избежание непонятных моментов и прочей путаницы хорошо бы осознать, что же есть такое английская публичная школа полтораста лет назад. Наилучшим образом на русском языке в этом поможет разобраться исчерпывающее предисловие переводчика знаменитого школьного романа Томаса Хьюза «Школьные годы Тома Брауна» (увидевшего свет в 1857 году и ставшего первым в своем роде). Это замечательное разъяснение, а точнее некоторые выдержки из него, щедро награждает читателя достойной основой понимания сущности тех своеобразных и процветающих по сей день учебных заведений.

Публичные школы являлись школами для сыновей высокочтимых господ, учёба в них стоила недёшево, и доступны они были далеко не всем. Зачастую такие учреждения называли привилегированными, но речь здесь идет о привилегиях, которые дают богатство и положение в обществе. Никаких же осязаемых привилегий при поступлении, скажем, в Оксфордский и Кембриджский университеты выпускники публичных школ не имели. Более того, такого понятия, как аттестат о среднем образовании, без которого вас не примут в высшее учебное заведение, тогда не существовало. Чтобы поступить в университет, нужно было сдать вступительный экзамен, а где и как вы будете к этому экзамену готовиться, никого не интересовало. Это могла быть публичная или частная школа, не исключалось и домашнее образование с гувернёрами и репетиторами. Окончить публичную школу было престижно, это свидетельствовало об определённом положении в обществе. Образование, получаемое там, было качественным. Но никаких привилегий – то есть преимущественных прав на что-либо – публичные школы своим выпускникам не давали.

Такие учреждения не были закрытыми, как обычно им приписывают в словарях. Во внеурочное время ученик мог идти на все четыре стороны и был лишь обязан вернуться на урок, перекличку или к закрытию школьных ворот. Поэтому публичная школа была настолько «открытой», насколько вообще может быть «открытой» школа-интернат.

Трудно дать исчерпывающий ответ на вопрос, какими же все-таки на самом деле были эти школы, потому что оные, объединяемые под этим названием, создавались в течение нескольких столетий и были очень не похожи друг на друга. Одни из них назывались колледжами, другие школами. Одни основывались королями, другие – бакалейщиками. Одни имели подчёркнуто аристократический характер, как Итон, другие были довольно демократичны, как Рагби. Не говоря уже о том, что одни были больше, а другие меньше, что располагались они в разных уголках Англии, что у каждой были свои собственные традиции и обычаи, а такой штуки, как единая учебная программа, в те годы, не существовало вообще. Что и как преподавалось в школе, во многом зависело от директора.

Далее следует отметить, что образование в те времена носило чётко выраженный сословный характер. Различалось образование, приличествующее джентльмену, и образование, «необходимое для стояния за прилавком». Основой обучения в школах для уважаемых отпрысков были классические языки – греческий и латынь, и литература на этих языках. Сейчас такой выбор предметов может показаться оторванным от жизни, но в те годы он был не лишён практического смысла. Если господин не имел достаточного состояния, чтобы не заботиться о хлебе насущном, выбор социально приемлемых для него профессий был не так уж и велик. Он мог служить в армии или во флоте, а если у него не было воинских наклонностей, мог стать священником, юристом или врачом, причём этот последний род занятий стал считаться приличным для джентльмена только в девятнадцатом столетии. Латынь и греческий нужны были как для учёбы в Оксфорде и Кембридже, так и для последующей профессиональной деятельности. Конечно, такие школы практически неминуемо должны были быть интернатами или, если угодно, пансионами – в них съезжались со всех концов страны.

И вот теперь, когда, кажется, все детали улажены, а пробелы восполнены, внимание свое можно смело направить на нижеследующую историю.
Наверх
« Последняя редакция: 03.06.2013 :: 22:19:22 от Владимир В. »  


— Из твоей башки дерево, что ли, прорастает?
— Заметно? Его зовут Герберт. Я разговариваю с ним, когда чувствую себя одиноким… Xе-хе. Я пошутил… Его зовут Боб.
Владимир В.
Представитель администрации форума
Вне Форума


Mir konnst no a Weißbier
bringa

Сообщений: 11997
Беларусь
Пол: male
Re: Так начинался футбол
Ответ #1 - 03.06.2013 :: 21:52:11
 
В 1802 году некий комментатор одного печатного издания с одобрением заметил, что футбол, крикет, фехтование и военная подготовка весьма «положительно влияют на юношей» из крупнейших школ страны. Из этого можно сделать вывод, что к началу XIX века несомненная польза спорта ценилась в большинстве публичных учебных заведений Англии. И, конечно же, она ценилась основателями этих самых заведений. Однако в первой половине позапрошлого столетия таковые чувства разделяли далеко не все. В 1834 году директора некоторых школ и колледжей жаловались на давление, оказываемое родителями учеников, требовавших как можно больше времени уделять спортивным увлечениям их детей. При множестве причин (в том числе увеличение количества учащихся) уважаемые директора в итоге оказались бессильны в старательных действиях по ограничению занятий спортом.

Основным элементом дисциплины в пределах образовательных учреждений тогда являлась система фаггинга, суть которой фактически заключалась в прислуживании и полном подчинении младших учеников по отношению к старшим, так называемым «префектам» (дежурный, староста). Правила фаггинга действительно чем-то напоминали отношения хозяина и слуги, потому как не запрещали жестокого обращения и телесных наказаний. Как следствие ученики старшего возраста, преимущественно префекты, обладали весомым влиянием в школе и часто организовывали спортивные состязания. Существенно и то, что учителя ничего не могли противопоставить свободолюбивым молодым людям – если бы даже пожелали, то имели шанс разве что нарваться на неприятности или, что еще хуже, бунт. Прекрасным образом иллюстрируется такое положение дел в экранизации уже упомянутой книги Томаса Хьюза «Школьные годы Тома Брауна».

Оглядываясь на те времена, очевидна безразличная, если не враждебная, политика многих преподавателей по отношению к спорту, нехотя предоставлявших детям игровые поля. Но к 1850-ым такая позиция значительно смягчилась. Причины данного переворота уже были замечательно изложены, чтобы не обращаться к ним вновь.

Спорт, некогда считавшийся смесью страха и апатии, все больше расценивался, как способ поддержания здоровья, моральных и физических качеств, а также превозносился за присущую дисциплину. Из этого последовали смелые действия директоров, со всей ответственностью бравших на вооружение растущий интерес, что характеризовалось принятием на работу учителей, способных устроить и поучаствовать в развивающих играх.

Тот рост популярности спорта в публичных школах был попросту гигантским, и в течение ближайших 20 лет большинство образовательных субъектов ушли от обычной игры «заяц и гончие»* к полноценным спортивным соревнованиям. В 1845 году в Итоне состоялись первые состязания по бегу с препятствиями, а к 1861 году все привилегированные школы и университеты Англии проводили разнообразные ежегодные спортивные мероприятия.

Конечно, не обошлись столь положительные изменения и без недоброжелателей. К примеру, в 1848 году известный шотландский философ, психолог и педагог Александер Бэйн сетовал на ограниченный характер образования в Великобритании, отмечая, что ученики и студенты чаще применяют «бесценные возможности своих глаз и рук в гребле, крикете или верховой езде». Он считал, будто это фривольная трата времени и сожалел, что те не могут использовать свои таланты в более достойных науках.

Впрочем, устремим внимание на футбол, взращенный юными господами в недрах британского образования. Сразу нужно сказать, что игра одного учебного заведения могла, как заметно отличаться, так и быть едва ли не копией игры любого другого.



*"Заяц и гончие":
Наверх
 


— Из твоей башки дерево, что ли, прорастает?
— Заметно? Его зовут Герберт. Я разговариваю с ним, когда чувствую себя одиноким… Xе-хе. Я пошутил… Его зовут Боб.
Владимир В.
Представитель администрации форума
Вне Форума


Mir konnst no a Weißbier
bringa

Сообщений: 11997
Беларусь
Пол: male
Re: Так начинался футбол
Ответ #2 - 03.06.2013 :: 22:00:58
 
Чартерхаус

Первым же в этом замечательном перечне выдающихся образчиков учебной системы станет Чартерхаус – одна из старейших элитных школ Англии. На заре позапрошлого столетия о футболе здесь имели определенно смутные представления, достигавшие того же уровня, что и в народе. Достаточно было взглянуть на одно единственное поле, звавшееся «Грином»*, и пригодное только что для сомнительного рода занятий вроде «катящегося колеса»** – 330 квадратных футов сплошных неровностей и мелких ям.

Правда, в 1821 году, «Грин» выровняли, расширили, и всеми силами попытались сделать лучше***. Главный результат данных стараний выразился в появлении целых двух полей – «Верхнего Грина» и «Нижнего Грина». Как раз с тех пор в Чартерхаусе и начал формироваться местный футбол, чрезвычайно далекий от образцов будущего, но все же со временем преобразившийся и ставший очень популярным среди школьников.

Длинный кирпичный клуатр****, расположившийся на нижеприведенном изображении, считался едва ли не главной достопримечательностью старого Чартерхауса (до переезда в Годалминг, графство Суррей, в 1872 году) – около 10 футов шириной, опоры на одной стороне, которые отделяли окна, открывавшиеся на «Грин». С обоих концов этой галереи располагались двери. Примерно так можно было описать то типичное средневековое здание, некогда служившее картезианским монастырем, заложенном еще в XIV веке. Привлекательность этого архитектурного изыска заключалась еще в том, что именно внутри клуатра устраивались самые отчаянные и ожесточенные футбольные поединки, затевавшиеся обычно в непогоду. Неназванный выпускник Чартерхауса писал, каким образом проводились такие диковинные матчи:

Цитата:
Когда на игру собиралось помалу человек, шесть или девять на сторону, то получалось прекрасно. Но когда набегала целая толпа, как, к примеру, во встречах Школы против «Гаунбойс» [дословно: «парни в мантиях» – старшие ученики], то вся игра сводилась к тому, чтобы заблокировать соответствующие ворота [те самые двери], поэтому масса ребят просто заполняла галерею. Поистине никчемное занятие, состоявшее из одних захватов и столкновений, а мяч при этом полностью уходил из виду. Сущее столпотворение бессмысленно носилось туда-сюда порой полчаса подряд. Однако независимо от численности, игра все равно оставалась неизбежной грубой.


Развитие местного футбола шло своим чередом посредством встреч с приезжими клубами, а также известной в публичных школах практики составления собственных правил игры. И к началу 1860-х эти обстоятельства привели к созданию в Чартерхаусе сборной команды. Здешние футболисты достаточно положительно воспринимали контакт с остальным миром, и со временем даже наладили связь с Футбольной Ассоциацией.

*Школьное поле Чартерхауса "Грин"
**Игра "катящееся колесо"
***Школьное поле Чартерхауса "Грин" после реконструкции
****Клуатр старого "Чартерхауса"
Сборная Чартерхауса, 1863 год
Наверх
 

— Из твоей башки дерево, что ли, прорастает?
— Заметно? Его зовут Герберт. Я разговариваю с ним, когда чувствую себя одиноким… Xе-хе. Я пошутил… Его зовут Боб.
Владимир В.
Представитель администрации форума
Вне Форума


Mir konnst no a Weißbier
bringa

Сообщений: 11997
Беларусь
Пол: male
Re: Так начинался футбол
Ответ #3 - 03.06.2013 :: 22:12:46
 
Итон

Несколько в других тонах можно поведать об учениках знаменитого Итонского колледжа. Лучшее в стране место для воспитания ребенка, прозванное «наставником аристократической молодежи», на деле не давало отрокам британского высшего общества практически ничего, зато отнимало у их родителей явно немало. Впрочем, спроси подростка: желает ли он погонять мяч с друзьям или посидеть час-другой на «увлекательной» лекции по греческому или латинскому языку? – ответ напрашивается сам собой.

Итонцы бывали в аудиториях чуть больше 10 часов в неделю. Остальное время – практически полная свобода. Играй в любительском театре, дискутируй в политическом кружке, гоняйся на каноэ, соревнуйся в беге, плавай в Темзе, а если ничего не хочешь – не делай. Возможно, именно такая независимость и огромное количество времени поспособствовали появлению в Итоне целых двух вариаций игры в футбол, известных и в наши дни. Первая, именуемая как «Итонский пристенок», прославилась в роли одного из самых странных видов спорта: «По всей видимости, никогда не существовало настолько загадочной игры для зрителя, созерцавшего ее впервые» – отмечал один комментатор более века назад. Вторая же, называемая в дословном переводе «игра на поле» [Field Game], располагала более понятыми правилами, а заодно и популярностью среди юношей.

В каждой команде значилось по 11 человек: восемь нападающих и трое футболистов позади. Поле же имело приблизительные размеры 120 ярдов в длину и 80 – в ширину. А цель заключалась в том, чтобы добраться с мячом до ворот противника. За один гол начислялось различное количество очков: три – обыкновенный гол (ворота составляли 12 на 6 футов с веревкой вместо перекладины); и одно – за «руж» [rouge] – необходимо доставить мяч за линию ворот, проходившую по всей ширине поля [прослеживалась схожесть с игрой в школе Рагби]. Сам мяч был наполовину меньше, используемого в других школах и колледжах, поэтому передавать его при помощи пасов не представлялось возможным – разрешались удары вперед и дриблинг, поэтому зачастую один из игроков вел мяч, а партнеры двигались вслед за ним. Действо обычно протекало в спокойном виде, иногда сопровождаясь жесткими схватками. Джордж Уильям Литтлтон, известный аристократ и консерватор, однажды вспоминал те столкновения, в которых ему довелось поучаствовать во время учебы в Итоне. В 1827 году он сделал запись, рассказывая что «редко видел больше половины мяча, при этом часто наблюдал и чувствовал обувь моих противников».

Увлечение футболом с каждым годом охватывало Итон все крепче, словно американская «золотая лихорадка» тех лет. Команды отбирались по самым незамысловатым признакам: пловцы, лодочники, высокие, блондины и те, у кого в имени не было буквы «о». Со временем колледж стали посещать и коллективы выпускников, продолжавших свое обучение в университетах. В 1857-м такая встреча – оксфордские итонцы против кембриджских – привлекла даже внимание юного принца Уэльского, будущего короля Эдуарда VII.

А в самом же начале сего рассказа упоминалось отрицательное отношение некоторых директоров применительно к спорту в их заведениях. Так вот, доктор Эдвард Хотри, тогдашний директор Итона, считался одним из таких критиков. И до чего ж неожиданной явилась позиция мистера Хотри в ноябре 1842 года, когда по слухам стало известно, что в колледже вспыхнула эпидемия скарлатины, как раз из-за школьников, игравших в холодную погоду. Но глава учреждения не только не применил никаких санкций, а даже напротив, настоял на том, чтобы матчи не прекращались, и вскоре отправил в прессу письмо:

Цитата:
Мужественная игра в футбол продолжается в Итоне, поскольку здесь ею занимались всегда, и я не получал намека ни от одного человека, считавшего, что есть более лучшее увлечение для ребят.



Итонская команда по "игре на поле"
Итонское поле, 1854 год
Наверх
 

— Из твоей башки дерево, что ли, прорастает?
— Заметно? Его зовут Герберт. Я разговариваю с ним, когда чувствую себя одиноким… Xе-хе. Я пошутил… Его зовут Боб.
Владимир В.
Представитель администрации форума
Вне Форума


Mir konnst no a Weißbier
bringa

Сообщений: 11997
Беларусь
Пол: male
Re: Так начинался футбол
Ответ #4 - 03.06.2013 :: 22:18:41
 
Шрюсбери

Невольным соратником и единомышленником Эдварда Хотри несколькими годами ранее прослыл директор школы Шрюсбери доктор Сэмюэль Батлер, на протяжении нескольких лет боровшийся с нерадивой молодежью и ее непреодолимым желанием играть в футбол на школьных площадках. Дело было в конце 1820-х, мистер Батлер даже заручился поддержкой преподобного Артура Уиллиса, разъезжавшего по территории школы на своем каштановом пони, раскрывая случаи незаконной игры.

Впрочем, оппозиция директора вскоре пала, заставив его пойти на уступки и встать перед сложнейшим выбором – разрешить или нет играть ребятам на одном из местных крикетных полей?!

Хотя не нужно представлять доктора Батлера таким уж отрицательным героем. Ведь именно он по сути спас «школу с едва ли одним учеником», как называли Шрюсбери в конце XVIII века, заложив основу будущей репутации сего заведения. Да, возможно не всем нравилась его манера руководства. В частности Чарльз Дарвин, будучи воспитанником Шрюсбери (1818-1825), вспоминал: Цитата:
«возможно, ничто не может быть хуже для развития моего разума, чем школа доктора Батлера, поскольку все это преобладало в строгих классических традициях – ничего кроме древней истории и географии».


Благоденствие футбола в Шрюсбери стало иметь место с наступлением 1840-х, когда директорский пост занял Бенджамин Кеннеди, бывший преподаватель школы и один из тех, кто некогда противостоял Сэмюэлю Батлеру в ходе футбольной вражды с учащимися.

К концу десятилетия игра охватила всех и вся – никто не имел права отказаться, за исключением больных и покалеченных. Обычно встречались команды различных корпусов*, в каждом из которых имелось по несколько коллективов, разделявшихся как по возрасту, так и по другим принципам. А к середине 1850-х в Шрюсбери сформировалась собственная разновидность футбола, звавшаяся «дулинг»: предпочтение часто отдавалось 12 футболистам на каждую из команд, а цель заключалось в том, чтобы забить два мяча. При этом не существовало никаких вариаций перекладины, и гол засчитывался на любой высоте. Игра руками полностью запрещалась, а с 1864 года за подобное нарушение стали назначать свободный удар. Конечно же, и правило офсайда имело строгие очертания: «не должно быть преднамеренного нахождения между чужими воротами и мячом» – гласили местные правила.

В общем и целом Шрюсбери очень повезло с управлявшими ею личностями, причем как видно два раза подряд. Батлер и Кеннеди превратили эту маленькую, невзрачную и бедную школу в колыбель великолепных выпускников, отменно подтверждавших свои способности в аудиториях Оксфорда и Кембриджа.

Приоткрыв эту тему рассуждений несколько шире, можно увидеть, что практически каждый директор публичной школы той эпохи снискал себе самую разнородную славу, считаясь далеко не ординарными личностями – подход к образованию многих из них чуть ли не в корне поменял систему воспитания молодых людей, на чьих плечах затем и держалась Империя.


Школа Шрюсбери, 1820-е годы
*"Корпус"
Наверх
 

— Из твоей башки дерево, что ли, прорастает?
— Заметно? Его зовут Герберт. Я разговариваю с ним, когда чувствую себя одиноким… Xе-хе. Я пошутил… Его зовут Боб.
Владимир В.
Представитель администрации форума
Вне Форума


Mir konnst no a Weißbier
bringa

Сообщений: 11997
Беларусь
Пол: male
Re: Так начинался футбол
Ответ #5 - 03.06.2013 :: 22:25:01
 
Харроу

Одной из таких любопытных персон является Чарльз Джон Вогэн*, директор школы Харроу (1845-1859). С его именем связывают настоящий расцвет заведения. Пользуясь глубочайшим уважением буквально всех и каждого, он ладил с преподавателями, со своими учениками и их родителями. Доктор Вогэн поощрял спорт и всячески способствовал его благополучному состоянию в школе. Помимо этого он всегда пытался разумно повествовать о подвижных играх, выделяя для них роль в моральном развитии человека.

Он хвалил мальчиков за инициативность, за организацию игр между корпусами, за создание собственного клуба «Филатлетик». Харроу является чуть ли не первой школой, ставшей устраивать внутренние футбольные турниры.

Правила здесь, в сущности, отличались от многих других, но ни намного. Команды состояли из 11 игроков: два защитника, пять центральных и по двое нападающих на каждом из флангов. Мяч был куда крупнее, чем используемый допустим в Итоне, и формой напоминал церковную подушку, закругленную со всех сторон. Ворота в Харроу назывались «базами» и выделялись высокими стойками, а гол засчитывался, когда мяч проходил между ними на любой высоте. Как и во многих публичных школах, за правилом офсайда в Харроу следили очень строго – тогда передачи вперед не допускались практически везде. В такой ситуации игроки держались позади своего партнера с мячом. Ловить же круглый снаряд разрешалось прежде, чем он коснется земли, а игрок в таком случае обязывался крикнуть«Yards!», что давало право свободно пробежать три ярда и нанести беспрепятственный удар с рук.

А если же на минуту вернуться к упомянутому выше методу воспитания в Харроу, то оный сплачивал ребят настолько, что в стенах школы в порядке вещей была и однополая любовь и сопровождавший ее однополый секс. Правда, подобные нравы существовали и в других публичных учреждениях той поры. Примечательно и то, что сам Вогэн тайно имел не в меру близкие отношения с некоторыми из подростков. Собственно именно под угрозой обличения своих недобрых деяний ему и пришлось покинуть пост директора, который он занимал 14 лет.

*Чарльз Джон Вогэн
Сборная Харроу, 1862 год
Школа Харроу, 1862 год
Наверх
 

— Из твоей башки дерево, что ли, прорастает?
— Заметно? Его зовут Герберт. Я разговариваю с ним, когда чувствую себя одиноким… Xе-хе. Я пошутил… Его зовут Боб.
Владимир В.
Представитель администрации форума
Вне Форума


Mir konnst no a Weißbier
bringa

Сообщений: 11997
Беларусь
Пол: male
Re: Так начинался футбол
Ответ #6 - 03.06.2013 :: 22:28:56
 
Рагби

В годы же своей юности Чарльз Джон Вогэн учился в небезызвестной школе Рагби. Тогда ее возглавлял доктор Томас Арнольд*, главный реформатор викторианского образования. Именно он изобрел систему префектов, при помощи которой держал строжайшую дисциплину во всех уголках своей школы, уделяя огромное внимание порядку и личной морали. Арнольд считал, что детство в этом невежественном государстве было эгоистичным, и лишь учеба могла подавить юное самомнение путем ряда инициатив. Более подробно и доходчиво личность мистера Арнольда раскрывается на страницах тех самых «Школьных годов Тома Брауна», коль скоро действия происходят именно в Рагби.

Что же до тамошнего футбола, то с немалой долей уверенности можно предположить, что великое множество людей, когда-либо интересовавшихся истоками футбола и его собрата по имени регби, хотя бы раз слыхивали историю появления последнего. Это легендарное сказание относится к 1823 году: во время одного из футбольных матчей между учениками школы Рагби некто Уильям Уэбб Эллис, якобы расстроенный незавидным положением своей команды, схватил мяч в руки, что естественно возбранялось правилами, и со всех ног помчался в сторону противника, доставив снаряд за линию ворот.

Любопытно, что никому доподлинно так и не удалось подтвердить случившееся. Еще интересней, что мистер Эллис абсолютно реальный человек, поступивший в Рагби в 1816 году, когда школа переживала не лучшие времена, а директорствовал там некто Джон Вулл. За 9 лет обучения Уильям отличался только прилежной успеваемостью и отменными навыками крикетиста. В футбол Эллис, конечно, тоже играл, как и многие другие, но если даже на мгновение принять то предание за действительность, то возникает вполне обоснованный вопрос: неужели один единственный, из ряда вон выходящий, являвшийся к тому же нарушением правил случай мог настолько повлиять на ход истории?

Впервые этот миф обнаружился на страницах газеты The Meteor 10 октября 1876 года, когда Уильям Эллис уже покинул эту бренную землю. Автором письма был 71-летний археолог-любитель Мэттью Блоксэм, выпускник Рагби (1813-1820), которому, по его же словам, неизвестный источник пролил свет на судьбоносную футбольную перемену в его бывшей школе (любопытно, что дата им указанная, – 1824 год). Через четыре года мистер Блоксэм побаловал The Meteor еще одним занимательным рассказом, на этот раз более подробно поведав о содеянном Уильямом Уэббом Эллисом, упрочив основу этой версии. Однако не находите каких-нибудь неувязок? – например, что Блоксэм покинул Рагби за три года до «подвига» Эллиса, что взялся излить «правду» только на восьмом десятке, да еще и вдобавок напутал с датами.

Но, как бы то ни было, миф живет и вполне вписывается в загадочную историю происхождения игры в Рагби, которая стала меняться именно с 1820-х. А к середине 1840-х школьные энтузиасты дошли до того, что напечатали собственный свод правил, который переиздавался два года подряд и, что важно, его неотъемлемой частью являлась уже абсолютно законно разрешавшаяся игра руками:

Цитата:
…Капитан команды «заяц и гончие» уже схватил мяч под руку, – есть ли надежда, что его кто-нибудь остановит?

…Один проворный, активный и хитрый заполучил мяч у своих ворот, с ускользающей ловкостью обошел бесчисленных соперников, и послал снаряд в авангард атакующей стороны...

…Кто-то из двадцати рослых чемпионов схватил мяч, взял его под руку и внезапно: «Держи его!», «Отлично!», «Вперед!» – понеслось из легких трехсот собравшихся…

…Тогда наступает пора ожесточенной борьбы. Несчастный и слишком предприимчивый герой сначала получил мяч и совершил некоторые передвижения, тут же попав в грубые объятия, заставившие его стать основанием пирамиды из человеческой плоти, где без принуждения можно дать волю крикам, воплям и невыразимым стонам…

Отрывки отчета одного из школьных матчей, 26 сентября 1846 года


*Доктор Томас Арнольд
Школа Рагби, 1852 год
Наверх
 

0_a7b9f_81cbff5_L.jpg (28 KB | 162 )
0_a7b9f_81cbff5_L.jpg

— Из твоей башки дерево, что ли, прорастает?
— Заметно? Его зовут Герберт. Я разговариваю с ним, когда чувствую себя одиноким… Xе-хе. Я пошутил… Его зовут Боб.
Владимир В.
Представитель администрации форума
Вне Форума


Mir konnst no a Weißbier
bringa

Сообщений: 11997
Беларусь
Пол: male
Re: Так начинался футбол
Ответ #7 - 03.06.2013 :: 22:30:16
 
На сегодня все. Если будет настроение, вскоре продолжу.
Наверх
 

— Из твоей башки дерево, что ли, прорастает?
— Заметно? Его зовут Герберт. Я разговариваю с ним, когда чувствую себя одиноким… Xе-хе. Я пошутил… Его зовут Боб.
Владимир В.
Представитель администрации форума
Вне Форума


Mir konnst no a Weißbier
bringa

Сообщений: 11997
Беларусь
Пол: male
Re: Так начинался футбол
Ответ #8 - 04.06.2013 :: 10:33:25
 
Глава II. Правила игры

В предыдущей главе речь велась о футболе английских публичных школ, о такой разной игре, какой она представилась в этих удивительных учебных заведениях. Ныне же стоит попробовать плавно перебраться в несколько иную образовательную среду викторианской эпохи, тоже не лишенную спортивной составляющей – университетскую.

По окончанию публичной школы молодой человек обычно открывал перед собой весьма обширный выбор: заняться собственным делом, вступить в ряды Британской армии и флота, податься науку, медицину или искусство. Но чаще всего юный, обеспеченный и не очень викторианец продолжал обучение, поступая в один из многочисленных колледжей Оксфордского или Кембриджского университета. Это была самая популярная тропа, по которой прошло бесчисленное количество совершеннолетних самых разных мастей.

Во всяком случае, тогда система лучших английских университетов была довольно проста – в каждом из них располагались десятки независимых друг от друга колледжей, где и обучались студенты. Собственно юноша волен был поступать в любой из них, после чего сдавал вступительный экзамен и вскоре заселялся в комнату к еще нескольким господам. Потом начиналась обыденная университетская жизнь длинною в три с лишним года: утренние лекции, занятия с репетитором, добровольная физическая активность на примере гребли, крикета, верховой езды или футбола, а после приведенных операций толпа держала путь в холл на обед. Под конец же дня – свободное времяпрепровождение, которое можно было пристроить в любой доступной сфере, будь то дискуссионный клуб, прогулка по территории колледжа или винная вечеринка.

Обращаясь же к футболу, который, как правило, практиковался в холодные месяцы, необходимо напомнить, что буквально каждый студент имел свое представление об игре. Объясняется это очень незатейливо – если подросток окончил, допустим, Итон, то знакомы ему правила только итонского футбола, и, следовательно, в университете он естественно играл только с итонцами, которым также были знакомы те же самые правила. Аналогично дело обстояло и с выпускниками других публичных школ, поступавших в Оксфорд или Кембридж.

До поры до времени такая ситуация мало кого волновала. Однако хоть и не переломный, но настал тот момент, когда появились студенты, коим захотелось примерить на себя новаторскую роль, то бишь объединить имеющиеся правила публичных школ, дабы игра приобрела более общие очертания и стала доступна всем и каждому без каких-либо ограничений. Словом, никаких разногласий перед поединками, никакого значения, где ты раньше учился, собирай команду и играй с кем угодно. Глава II предоставляет неплохую возможность разобраться в этой, казалось бы, незамысловатой идее создания единого свода футбольных правил, блуждавшей по Англии порядка двух десятков лет.

Наверх
 


— Из твоей башки дерево, что ли, прорастает?
— Заметно? Его зовут Герберт. Я разговариваю с ним, когда чувствую себя одиноким… Xе-хе. Я пошутил… Его зовут Боб.
Владимир В.
Представитель администрации форума
Вне Форума


Mir konnst no a Weißbier
bringa

Сообщений: 11997
Беларусь
Пол: male
Re: Так начинался футбол
Ответ #9 - 04.06.2013 :: 10:39:06
 
Кембриджский университет, предположительно 1839 год. Старший сын судьи по делам о несостоятельности, выпускник школы Рагби, а теперь новоиспеченный студент колледжа Тринити по имени Альберт Пелл обременяет себя нуждой устроить ряд футбольных матчей между парнями из различных кембриджских колледжей. Утверждается, что команду составили 12 человек, одним из которых являлся Эдгар Монтагю, выпускник школы Шрюсбери и студент колледжа Гонвилл и Кайуз.

Футбольная история чаще всего умалчивает об этом эпизоде и, наверное, понятно почему – Пелл и его товарищи не собирались создавать новые правила, они собирались играть в футбол. Здесь, к тому же, не совсем ясны мотивы самого Пелла, известного, прежде всего в ипостаси первого студента Кембриджа, ставшего продвигать футбол школы Рагби. В своей автобиографии он пишет, что пришлось очень непросто сколотить команду, но логично спросить: зачем нужна команда, составленная из людей, которым мало знакомы правила Рагби? – ведь куда проще найти бывших рагбистов и без проблем встречаться на главном университетском поле Паркерс Пис в свободное время. Выходит, мистер Пелл попросту хотел сделать известный ему футбол игрой для всех, а не только для тех, кто имел счастье учиться в Рагби. Своеобразный, но тоже метод.

1840-е годы

Несколько лет спустя, в 1846 году, когда Пелл и Монтагю уже обзавелись образованием и покинули университет, двое других студентов Кембриджа, выпускников Шрюсбери, Джон Чарльз Тринг (из колледжа Сент Джонс) и Генри де Уинтон (колледж Тринити) предприняли свое многообещающее усилие, теперь уже определенно точно касавшееся модернизации правил. Все сводилось к тому, что они убедили некоторых бывших итонцев и рагбистов вместе создать футбольный коллектив, проповедовавший бы свои собственноручно составленные правила. Затея, впрочем, долго не протянула. Есть сведения, гласящие, что сворачиванию описанного предприятия послужило недовольство рагбистов, выступавших резко против некоторых установленных принципов игры. К тому же, существует мнение, что именно поэтому в Кембридже и не появился первый в мире футбольный клуб. Однако правила все-таки были созданы, но никаких публикаций оных не существует.

По прошествии двух лет в том же Кембридже, а именно в колледже Тринити, являвшем собой, как видно, довольно занимательное место, откуда временами выходили футбольные энтузиасты, совершился еще один предприимчивый сбор студенческой молодежи. Подробности того серьезнейшего совещания были сокрыты от большинства любопытных глаз и ушей добрые полвека. Но в 1897 году мистер Молден, один из участников, соизволил поделиться воспоминаниями:

Цитата:
Я поступил в кембриджский колледж Тринити. Следующий год запомнился поползновениями в сторону игры в футбол, вместо модного тогда хоккея на траве. Однако результатом этого замысла стала лишь сущая путаница, поскольку каждый стремился играть по правилам, привычным еще со школьных лет. Помню, как итонцы буквально завывали всякий раз, как рагбисты брали мяч в руки. В общем, было решено собрать по два представителя от каждой школы, а еще двое должны были занимать нейтральную сторону. Этими двумя стали я и Дж. Солт. Жаль, что не могу вспомнить всех присутствовавших. Точно пришел Берн из Рагби, и Уаймпер из Итона, думаю, тоже был. Всего нас собралось 14 человек, в чем я уверен. Выпускники Харроу, Итона, Винчестера и Шрюсбери. Мы встретились в моей комнате примерно в 4 часа дня. Предвкушая, что встреча затянется, я убрал со стола все лишнее, предусмотрительно разложив перья, чернила и бумагу. Некоторые иронично спрашивали, не намечается ли здесь экзамен!

Каждый принес копию собственных правил с собой или же знал их наизусть – медленный процесс разработки нового свода начался. В ряде случаев, когда мнение разделялось поровну, я и Солт, в качестве непредвзятых лиц, решали оставить какое-то правило в силе или же вычеркнуть его.

Расстались мы за пять минут до полуночи. Вскоре избранные положения были напечатаны в виде «Кембриджских правил» и распространены по главному университетскому полю Паркерс Пис, причем весьма успешно, нужно добавить, потому как им была присуща определенная справедливость, и я никогда не слышал, чтобы кто-то на них особливо жаловался…


Новые общие законы решительно исключали игру руками, содержали правило «вне игры», и настаивали на том, чтобы голы засчитывались, когда мяч проходил под перекладиной, а не наоборот, как того требовали рагбисты. К превеликому разочарованию, ни одной копии тех правил не сохранилось.

И, наконец, заслуживает упоминания еще один случай кембриджского происхождения: приблизительно в 1856 году был издан третий вариант «Кембриджских правил», больше походивший на улучшенные итонские правила. Авторами этого свода стали десять студентов колледжа Кингс (выпускники Рагби, Харроу, Итона и Шрюсбери), совместными усилиями тогда основавшие кембриджский футбольный клуб, однако лишь в рамках своего колледжа. Им почти удалось добиться того, чего так желали их предшественники. Ко всему прочему, этот образец «Кембриджских правил»* по сей день хранится в библиотеках школы Шрюсбери и колледжа Сент Джонс.

Вскоре эти замечательные идеи и поступки, направленные на соображение единого футбола, проникли за территорию легендарного университета и поселились в умах других достойных джентльменов. Прогрессивные мысли созревали и ждали своего часа, пока кто-нибудь не взялся изложить их перед более широкой публикой, нежели дюжина сокурсников.

Колледж Тринити, 1840-е годы
Паркерс Пис, 1854 год
*"Кембриджские правила"
Наверх
 

— Из твоей башки дерево, что ли, прорастает?
— Заметно? Его зовут Герберт. Я разговариваю с ним, когда чувствую себя одиноким… Xе-хе. Я пошутил… Его зовут Боб.
Владимир В.
Представитель администрации форума
Вне Форума


Mir konnst no a Weißbier
bringa

Сообщений: 11997
Беларусь
Пол: male
Re: Так начинался футбол
Ответ #10 - 04.06.2013 :: 10:42:00
 
Зима 1858/59

19 декабря 1858 года в футбольном разделе ведущей еженедельной спортивной газеты столицы Империи Bell’s Life in London публикуется послание неизвестного мистера под псевдонимом «Ювенис», имеющего, исходя из содержания письма, определенные связи с Итонским колледжем:

Цитата:
Правила Игры – Господин редактор, надеюсь, что благодаря Вашим дражайшим страницам, смею еще раз понадеяться, Вы любезно предоставите мне несколько строк, дабы обратить внимание на вторую по популярности игру после крикета, которой весьма пренебрегают в силу ее правил, я веду речь о футболе. Все крупные школы нашей страны, служащие образцовым примером для остальных, играют по своим специфическим правилам. Маленькие школы поступают точно так же, избирая принципы игры по собственному усмотрению, вследствие чего почти в каждом матче между ними возникают споры, которые из-за различности правил невозможно уладить. Так почему же не отрегулировать футбол постоянными законами, как и любые другие игры? Действительно ли это недостойно никакого внимания? Полагаю, что покойный герцог Веллингтонский, говоря, что победа в битве при Ватерлоо была одержана на наших крикетных полях, с той же уверенностью и правдивостью мог применить в этом высказывании и наши футбольные поля. – С уважением, Ювенис.

[Итонские правила имеются в печатном виде, почему бы остальным не принять их?]

Любопытная заметка не осталась без ответа, и уже через неделю в газете появилась весточка из школы Рагби:

Цитата:
Господин редактор, Ваш корреспондент (Ювенис) предлагает, чтобы все школы желательно приняли единые правила игры: в случае произошедшего, они бы заимели возможность встречаться между собой, как это происходит в крикете. Но в концовке письма рекомендуется взять на вооружение правила Итона, поскольку они напечатаны. Однако правила Рагби тоже существуют в бумажном виде и, насколько я могу быть убежден, ни один рагбист не согласится играть по правилам любой другой школы, так почему бы всем не взять игровые принципы Рагби в качестве основных? Футбол – неотъемлемая часть Рагби и я рад заявить, что он проникает во все части света, будучи завезенным даже в Австралию. Считаю, что если собрать комитет из представителей Итона, Харроу, Мальборо и Рагби, то в соответствующей обстановке родилось бы решение, приемлемое для всех. – С уважением, Флорит Рагбиа.


2 января 1859 года дискуссия приобрела новую аудиторию, включившую в себя представителей школы Винчестер, недурно упражнявшихся в сочинении на футбольную тему:

Цитата:
Господин редактор, Ваш корреспондент, «Флорит Рагбия», хоть и в некоторой степени соглашается с предыдущим корреспондентом «Ювенисом», в то же время находит проблему в принятии напечатанных итонских правил как единых. Он с величайшей искренностью спрашивает «Почему бы всем не взять игровые принципы Рагби?», а я позволю себе с той же неподдельной искренностью ответить: просто потому, что остальные школы настроены на поддержание высокого уровня футбола, не заботясь о том, что руки применяются в игре, чаще, чем ноги. Я не знал, что футбол «неотъемлемая часть Рагби», в таком случае мне становится ясно, почему же рагбисты так цепко держатся за свои правила. Вместе с тем, смею утверждать, что наша вариация игры, а также итонская и многие другие, хотя согласно заверениям Вашего корреспондента они должны быть изменены, подходят к термину футбол гораздо больше, нежели игра в Рагби или Мальборо. Сердечно поддержу Вашего корреспондента – поскольку восхищаюсь школой Арнольда и «Томом Брауном» – и с тревогой опасаюсь наступления того дня, когда все великие школы этой великой страны начнут играть в футбол по одним и тем же правилам, как то имеет место быть в собрате по имени крикет; поэтому, сэр, я так и не могу всерьез воспринять все попытки к продвижению футбола Рагби, поскольку считаю эти шаги опрометчивой мерой, ведущей в никуда. – С уважением Олд Уайкхэмист.*


В течение предстоящих двух недель Bell’s Life опубликовала еще семь писем, содержание которых где-то не было лишено здравого смысла, а где-то откровенно демонстрировало переход на личности. Кто-то разумно излагал, что такие маленькие колледжи со своими маленькими игровыми полями как Винчестер никогда не приспособят «большой» футбол Итона и Харроу у себя. Кто-то решительно отрицал возможность организации матчей между школами в силу давней неприязни и нежелании оных уступать в угоду чужих правил. А кто-то признавал, что нельзя создать единый кодекс подобно крикетному, потому как споры по этому поводу станут бесконечными.

16 января уважаемый господин редактор прекратил эти дебаты, конечно же, доходчивым образом потрудившись объяснить причину:

Цитата:
Мы получили множество других писем на эту тему от представителей публичных школ, но они настолько перемешаны с взаимной неприязнью, что их лучше оставить неопубликованными. Вывод напрашивается один, что различным школам целесообразно не встречаться друг против друга. Мы бы с удовольствием могли наблюдать еще какие-либо предложения по объединению футбола, но, кажется, обсуждение будет непременно уходить в сторону.


Как выяснилось позже, это была только первая волна разговоров, спровоцированных затруднениями при устроении матчей между сборными публичных школ. Но так ли школам это было нужно на самом деле? Никто ведь не собирался идти на компромисс, но в то же время каждый был не прочь помериться силами друг с другом. Как показало время, из этого тупика нельзя было выбраться.

*Олд Уайкхэмист
Наверх
 


— Из твоей башки дерево, что ли, прорастает?
— Заметно? Его зовут Герберт. Я разговариваю с ним, когда чувствую себя одиноким… Xе-хе. Я пошутил… Его зовут Боб.
Владимир В.
Представитель администрации форума
Вне Форума


Mir konnst no a Weißbier
bringa

Сообщений: 11997
Беларусь
Пол: male
Re: Так начинался футбол
Ответ #11 - 04.06.2013 :: 10:43:47
 
Осень/зима 1861 года

Новым импульсом к обсуждению футбольной проблемы, вероятно, послужили не только вышеназванные основания. Во-первых, в те годы столица подхватила идею создания футбольных клубов, пришедшую с севера страны. Первым в мире, как известно, считается «Шеффилд», но его история заслуживает отдельного внимания. В Лондоне же и его округе за эти два-три года, пролетевших с памятной газетной полемики, появилось около десяти клубов, каждый из которых играл по разным правилам, или же делал вид, что связывает себя с какими-то их образцами.

Во-вторых, слово «играл» здесь, скорее, для виду - известные препятствия, возникавшие при организации самого обычного матча, не обошли стороной и клубы: пресловутая неспособность договориться о правилах перед игрой, отчего приходилось порой очень упорно искать себе подходящих оппонентов, а ежели не доводилось, то будь добр приспосабливайся по ходу встречи.

Осенью 1861 года спортивная периодика заново стала полниться свежими письмами и путями преодоления футбольного вопроса. Публикации в The Field и Bell’s Life in London в массе своей не несли чего-то совершенно уникального, но и до оскорблений, к счастью, дело не дошло.

12 октября: постоянный и весьма находчивый автор The Field мистер «Гол-стик» предложил довольно радикально пропагандировать футбол публичных школ в английских деревнях, каковой метод, по его мнению, в скором времени воссоздал бы единые правила. Отклика, правда, не последовало.

10 ноября: в Bell’s Life написал анонимный автор из школы Вестминстер, повествовавший почти о том же, что обсуждалось зимой 1859-го:

Цитата:
Господин редактор, прошу Вас предоставить мне небольшое пространство на Ваших бесценных страницах, с целью сказать несколько слов о футболе. Всяческие публичные учреждения практикуют эту игру по собственным правилам. Правда, они отличаются друг от друга настолько, что совсем не пригодны для использования многими школами, чтобы встречаться между собой. Почему бы футболу не взять пример с крикета и не воссоздать один свод правил, обязательно всеми соблюдаемый? Сей вопрос может быть решен на собрании нескольких капитанов школьных команд: сначала они, возможно, общались бы через Вашу газету, обсуждая те пункты, которые содержат наибольшие отличия, такие как забеги с мячом в руках и его удерживание, а также удары по нему кулаком и так далее. - С уважением, Вестминстер.

8 декабря: Bell’s Life, в непровозглашенную дискуссию вступил некий мистер «Д.Д», развернувший тему настолько, насколько вообще было возможно развернуть эту тему:

Цитата:
Господин редактор, несмотря на мастерство, показываемое почти в каждой игре, возведенной в рамки строгих и определенных правил, футбол все равно разнится в зависимости от мест своего обитания. Таким образом, в Итоне игрок не имеет права касаться мяча руками, потому как гол можно забить только при помощи ног. В Харроу футболист хватает мяч в руки, прежде чем тот достигнет земли, и получает право на свободный удар, и при определенных обстоятельствах может забить гол. В Вестминстере ловить мяч разрешается всегда, однако без промедления нужно по нему ударить. Игра в Рагби – неописуемое месиво, лишь приближенное к файвс, борьбе, гонкам и футболу, при всем этом даже не заслуживающее называться любым из предложенных занятий. В некоторых местах мяч нужно направлять над перекладиной, а где-то под нею. В провинциальных городах и вовсе не наблюдается никаких правил, поэтому каждый действует, как ему заблагорассудится. Вследствие сего, при встрече двух клубов, первая вещь, к которой обращаются игроки – это правила, обсуждение коих завершается отказом каждой из сторон от неугодных им положений, и только затем игра начинается уже по новообразованному своду двух упомянутых клубов. Впрочем, любая из команд невзначай совершает оплошности, вызванные неясностью игровых принципов, что беспрепятственно создает неудобства. Отныне, сэр, все трудности будут устранены, в случае согласования установленных правил, которые, если потребуется, время от времени будут меняться, скажем, тремя или более публичными школами. В ожидании воплощения всего изложенного, я считаю, что указанные условия имеют право на жизнь, отчего единственным моим оправданием за навязывание собственного мнения могут послужить долгие годы игры в футбол с самой юности, и сопровождавшие их трудности, вызванные отсутствием единых правил.[...]

[...]Футбол становится настолько популярным в Англии и настолько полон мужества, что каждый англичанин по мере средств и возможностей должен поощрять практику игры в футбол; и, я думаю, что необходимый сдвиг могут осуществить публичные школы, поскольку – это поприще мальчишеских игр, и фактически, единственное место, за исключением университетов, где в футбол играют на регулярной и систематической основе. Я не сомневаюсь, что любой кодекс правил, изданный этими учебными заведениями, немедленно будет приспособлен всеми клубами, что исключит любые споры между капитанами и обеспечит должное приготовление к каждому матчу. - С уважением, Д.Д.


Воистину превосходный материал, к сожалению, не повлекший за собой никаких реальных действий. Хотя, 15 декабря мистер Д.Д получил всеобъемлющий ответ от одного выпускника Рагби, что неудивительно, ведь первый джентльмен имел неосторожность не очень лестно отозваться о футболе этой прекрасной публичной школы. Вся суть замечательного письма сводилась к переубеждению мистера Д.Д. в том, что игра в Рагби является таковой и даже больше, чем он полагает.

21 декабря: отметилась в этой бесконечной борьбе с футбольным хаосом и The Field. Редактор этого издания вздумал опубликовать все имеющиеся образцы правил публичных учреждений, чтобы достичь более широкого понимания игры. Тем не менее, закончив эту мороку, он признал, что существовавшие футбольные положения являются настолько неясными, что посторонние могли даже и не браться их осваивать.
Наверх
 

— Из твоей башки дерево, что ли, прорастает?
— Заметно? Его зовут Герберт. Я разговариваю с ним, когда чувствую себя одиноким… Xе-хе. Я пошутил… Его зовут Боб.
Владимир В.
Представитель администрации форума
Вне Форума


Mir konnst no a Weißbier
bringa

Сообщений: 11997
Беларусь
Пол: male
Re: Так начинался футбол
Ответ #12 - 04.06.2013 :: 10:56:52
 
Зима/весна 1862 года

Уразумение того, что ожидать от элитных школ такого желанного сдвига с мертвой точки пришло не скоро или, по крайней мере, не ко всем. В феврале-марте недремлющая The Field, наверное, косвенно осознав этот факт, обратила внимание на один из интереснейших клубов столицы, игравший по своим изобретенным правилам.

Основатели нарекли свое детище «Дингли Делл» – название, связать которое можно разве что с гениальным романом Чарльза Диккенса «Посмертные записки Пиквикского клуба». А если говорить конкретно об основателях, то их ряды состояли преимущественно из выпускников местных учебных заведений. Правда, непонятно, какие это были заведения. Те знаменитые привилегированные, о которых так много сказано, или же какие-то другие, менее популярные и авторитетные. Скорее всего, второе.

Так вот, первое упоминание о «Дингли Делл» можно обнаружить в выпуске Bell’s Life in London от 12 декабря 1858 года (достоверных данных о дате появления клуба не нашлось), когда эта команда посетила публичную школу Вестминстер для встречи с тамошней сборной.

На самом деле до 1862 года данный коллектив ничем особенным не выделялся, регулярно наведываясь только в школу Чартерхаус. Однако февраль того года, а именно возросшее в разы количество матчей этого клуба, справедливо породили мнение о том, что «Дингли Делл», а точнее принадлежавшие ему правила, действительно могут стать тем самым связующим звеном, коего так не хватает футболу. Весной The Field восторженно отмечала, что это «лучший клуб сезона, за исключением команд публичных школ» и, что их правила, базирующиеся на игре 10 на 10, «содержат все основные принципы, которые нивелируют особенности других сводов»:

Футболу пошло бы на благо, если они будут издавать свои правила, поскольку те превосходно подходят для основы общего кодекса. Почему бы «Дингли Деллу» не сделать для футбола то, что в свое время сделал МКК* для крикета?

История показывает, что ничего из этого не получилось. Парни из «Дингли Делл», по всей видимости, и не задумывались о таких глобальных свершениях со своей стороны, спокойно продолжая ездить в Чартерхаус и Вестминстер, а также изредка сталкиваясь на лондонских полях с прочими соперниками. Исчезновение этого добротного клуба произошло в середине 1860-х.

Возможно, если бы общественность взяла на вооружение прагматичный подход этих молодых людей к футболу, то нескольких лет бесполезных споров можно было и избежать.

1862/1863 годы

The Times, желая не оставаться в стороне, тоже решила поспособствовать, открыв специальную колонку, посвященную беседам о футбольных правилах. Впрочем, заглядывали туда опять же исключительно выпускники и ученики публичных школ, которым только дай повод – готовые буквально сломя голову спешить в редакцию лишь бы скорее опубликовать письмо, которое безапелляционно докажет ненавистному оппоненту его неправоту.

Хронологическое развитие множества вышеописанных событий позволяло понять, что футбол отныне перестал быть достоянием лишь британского образования. Ежегодно в Англии стали появляться клубы, неизменно желавшие играть в футбол и неизменно сталкивавшиеся с беспорядочностью правил. Многие, конечно, определялись с тем, по какому своду играть, но в целом это не решало проблему. Возложенные на публичные школы надежды, к сожалению, или, к счастью, не оправдались.

22 февраля 1862 года, в Bell's Life, господин под псевдонимом «Выпускник Рагби» отменным образом изложил близкую к истине позицию учебных заведений по отношению к футболу, разделив существующие правила на две категории: те, что считались простыми и не содержали в себе риска увечий; и те, что были сложными и опасными. Юные школьники, очевидно, предпочитали последний вариант.

Бесполезность идеи объединения футбола со стороны Харроу, Итона, Рагби и прочих смело подтверждал и по-прежнему интересовавшийся развитием игры Джон Чарльз Тринг, тот самый, что в 1846 году чуть не основал со своим приятелем Генри кембриджский футбольный клуб. Он совершенно отвергал эту мысль и осуждал за попытки создания «беспородного футбола». Мистер Тринг ратовал за образование абсолютно новой, отличной от остальных, версии игры, полагая, что этот список правил обязан вытеснить все остальные – нет, не заменить правила публичных школ, а дать возможностям тем же клубам беспрепятственно играть между собой.

На ту пору Джон Чарльз работал преподавателем в школе Аппингем, где директорствовал его старший брат Эдвард, – не такое популярное и знаменитое учреждение, но явно не отстававшее от наилучших образцов. Слова свои мистер Тринг, между прочим, подтвердил в том же 1862 году публикацией правил «Самой простой игры»**, лично им составленных и являвшихся еще одним небольшим шагом к реализации вожделенной цели.

И в скором завершении такого бескрайнего предмета рассуждений хотелось бы сказать, что те сложившиеся обстоятельства возлагали тяжелую миссию сотворения футбола на плечи господ иного класса, большинство из которых не знали жизни элитных пансионов, были способны уступать и привыкать к переменам. Но внимательно взглянув на Лондон и его окрестности начала 1860-х, разыскать походящую компанию джентльменов, коим приписывались названные качества, виделось делом определенно нелегким.

*МКК
Джон Чарльз Тринг, 1900 год
**Правила «Самой простой игры»
Наверх
 

— Из твоей башки дерево, что ли, прорастает?
— Заметно? Его зовут Герберт. Я разговариваю с ним, когда чувствую себя одиноким… Xе-хе. Я пошутил… Его зовут Боб.
Владимир В.
Представитель администрации форума
Вне Форума


Mir konnst no a Weißbier
bringa

Сообщений: 11997
Беларусь
Пол: male
Re: Так начинался футбол
Ответ #13 - 05.06.2013 :: 10:47:04
 
Глава III. Первый клуб

Чудесным манером раскинулся посреди изумрудных холмов и полноводных рек город Шеффилд. Такой добротный климат, такая богатая ресурсами местность. Котел промышленной революции попросту не мог обойтись без такого высокосортного ингредиента, и превращение в один из крупнейших индустриальных центров и жизненно важную артерию национальной металлургии не заставило себя долго ждать.

Шеффилд работал на благо Империи, что называется, не покладая рук. Бесчисленные заводы и фабрики пыхтели и дымили круглые сутки, цинично застилая небосклон. За этим всем естественно скрывался массовый людской труд. Рядовой шеффилдец шел на предприятие лет с 14, чтобы как-то существовать и содержать себя, семью (если была в наличии), а еще, чтобы через несколько лет страдать от одышки, чувствовать себя комфортнее в согнутом положении, кашлять, точно чахоточник, и надеяться, что повезет дожить до 35. Мрачные узкие улицы, жуткие дома, плотно теснящиеся друг к другу, в которых нет места свежему воздуху и солнечному свету, в которых сам факт проживания вредит здоровью, а лихорадка, холера и тиф так часто наносят свой страшный визит. Это, верно, было наихудшее проявление того Шеффилда, неподдающееся всякому старательному описанию.

Когда же количество рабочих часов сократилось, легче все равно не стало. Юноша мог все воскресенье пролежать на улице, подбрасывая монету или же увлеченно борясь с дворнягой, а под вечер отправиться в один из «джиновых дворцов»*, поиграть в карты, напиться, и выбрать себе девицу на ночь. Хотя, спрашивается, что в этом плохого? Но, правда такова, что сопровождалось все это возрастающим уровнем подростковой проституции, регулярными преступлениями жесточайшего характера, появлением профсоюзов, члены которых настойчиво желали подорвать собственный завод или поджечь весь город, устроить бунт или наказать работодателя – 1850-е запомнились, прежде всего, знаменитыми «шеффилдскими бесчинствами», один из способов подавления коих в известной степени нашелся благодаря спорту, хоть и не сразу.

Пожалуй, известнейшим местом активного времяпрепровождения на ту пору считались зеленые поляны Гайд-Парка, где зачастую проводились крикетные и редкие футбольные матчи. Но с каждым годом город расширялся все большими темпами, поглощая подобные прибежища общественного толка, тем самым ставя под угрозу возможность устраивать какие-либо мероприятия. Впрочем, обычный народ эти обстоятельства вряд ли могли сильно взволновать, покуда не в их силах было это предотвратить, да и незачем, когда жизнь предлагает совсем иные невзгоды. А вот предприниматели, владельцы заводов и поместий, руководители производств, военные и выходцы из богатых семей, занимавшие прочные должностные посты и сторонившиеся городских трущоб, определенно находили в этом затруднения. Представители элиты среднего класса располагали достаточным количеством времени, чтобы состоять в различных спортивных клубах, собираться на выходных и поддерживать завидную физическую форму.

В 1854 году группа некоторых из этих обеспеченных энтузиастов, пытаясь преодолеть сложившиеся препятствия, собрала деньги по подписке и вскоре заполучила выдающийся повод гордиться собой – через год близ Шеффилда открылся стадион Брамалл Лэйн, доступный для любых видов соревнований, исключая стрельбу по голубям и собачьи бега.

Это были две абсолютно разные стороны жизни. Кто-то находился за чертой бедности, а кто-то – на пороге богатства. Футбол обитал где-то между ними, где-то рядом и неподалеку. Подобрать же его, словно сироту, вырастить и воспитать, как родного, решились все-таки лица с наиболее высшей социальной ступени.

По легенде, в мае 1857 года мистер Натэниэль Кресуик, солиситор, наследник старинного предприятия по производству столового серебра и, ко всему прочему, всесторонне развитый спортсмен прогуливался по загородным просторам со своим хорошим другом мистером Уильямом Престом, уроженцем Йорка, держателем семейного винного бизнеса, превосходным крикетистом, а также одним из тех, кто посодействовал появлению Брамалл Лэйн. Основная суть беседы двух 25-летних джентльменов якобы заключалась в обсуждении зимнего времени года и его конкретного применения, потому как в холодные месяцы среди шеффилдской знати чувствовалась изрядная нехватка соревновательного духа.

Кресуик и Прест считались в округе личностями известными, и не только по причине своего привилегированного положения, но и за счет активности в спортивной сфере, благодаря которой собственно и познакомились. Они оба числились в фехтовальном и гимнастическом клубе «Клархаус Роуд», иногда практиковавшем игру в футбол, и являлись видными членами крикетного клуба «Шеффилд», который с 1855 года тоже не брезговал устраивать поединки между желающими погонять мяч. Тем не менее, имело это все скорее эпизодический характер, отчего двум вышеназванным господам и, видимо, ни им одним, захотелось, поставить футбол на регулярную основу или, во всяком случае, сделать к этому существенный шаг.

*Джиновый дворец
Виды Шеффилда в середине XIX века
Наверх
 

— Из твоей башки дерево, что ли, прорастает?
— Заметно? Его зовут Герберт. Я разговариваю с ним, когда чувствую себя одиноким… Xе-хе. Я пошутил… Его зовут Боб.
Владимир В.
Представитель администрации форума
Вне Форума


Mir konnst no a Weißbier
bringa

Сообщений: 11997
Беларусь
Пол: male
Re: Так начинался футбол
Ответ #14 - 05.06.2013 :: 10:50:14
 
Первый клуб

Событие величайшей важности, кажущееся таковым за давностью минувших лет, произошло 24 октября 1857 года в резиденции Паркфилд, владениях пожилого и многоуважаемого Томаса Аслайна Уорда, располагавшихся по улице Ист Банк Стрит, что в Хайфилде, пригороде Шеффилда. Среди высокочтимых гостей присутствовали сын хозяина дома 32-летний мистер Фредерик Уорд и, конечно же, Натэниэль Кресуик с Уильямом Престом, бывшие, с великой долей вероятности, инициаторами того собрания. Полный список участников, к сожалению, неизвестен и, наверное, таким и останется, поскольку журнал заседаний, предназначающийся для записей всех клубных событий, скорее всего, тогда еще не существовал. Сей сбор, как не трудно догадаться, породил на свет первый футбольный клуб – «Шеффилд».

Поначалу члены новообразованного коллектива условились встречаться каждую субботу на поле по Строуберри Холл Лэйн, буквально в двух шагах от Брамалл Лэйн. Играли между собой, разделяясь на команды по всевозможным признакам – первая половина алфавита против второй или медики против юристов. К тому же, тогда клуб еще не располагал собственными правилами: не было никаких ограничений по времени матчей, обычно оканчивавшихся с наступлением сумерек; количество игроков с каждой стороны тоже не имело значения; на воротах отсутствовала веревка (предшественница перекладины), а их размеры носили неопределенный характер; границы поля заканчивались там, где заканчивалось само поле. Иными словами, мужчины просто приходили расслабиться и с пользой провести время.

В 1907 году на торжественном ужине по случаю серебряного юбилея клуба Натэниэль Кресуик вспоминал о первых днях «Шеффилда» и о первых попытках сообразить правила игры. Отрывок из отчета об этом вечере в Sheffield Daily Telegraph:

Цитата:
Уже после основания клуба Уильям Прест и он сам отправились на прогулку, посвященную рассуждениям о правилах, которые будут использоваться. Они написали ведущим публичным школам страны – в Итон, Харроу, Винчестер, Вестминстер, Рагби и другим – и получили много различных правил (смех).

Ни к чему путному попытка эта не привела, ведь для человека, не бывавшего в перечисленных учебных заведениях, их футбольные правила казались темным лесом. Да, можно было извлечь какие-то основные и несложные особенности, но понять каждый свод правил всецело – с превеликим трудом. Как видно, это незадача имела место не только на юге.

В итоге пришлось полагаться на самих себя. Разработка своих правил, по-видимому, велась в течение и после игровых месяцев. Возглавлял эту непростую миссию мистер Кресуик, вместе с коллегами собиравшийся в поместье мистера Уорда, а именно в бывшей оранжерее, ставшей своего рода их первой штаб-квартирой.

Паркфилд, XIX век
Натэниэль Кресуик и Уильям Прест
Наверх
 

— Из твоей башки дерево, что ли, прорастает?
— Заметно? Его зовут Герберт. Я разговариваю с ним, когда чувствую себя одиноким… Xе-хе. Я пошутил… Его зовут Боб.
Владимир В.
Представитель администрации форума
Вне Форума


Mir konnst no a Weißbier
bringa

Сообщений: 11997
Беларусь
Пол: male
Re: Так начинался футбол
Ответ #15 - 05.06.2013 :: 10:54:46
 
Первые правила

Всеобщее собрание футбольного клуба «Шеффилд» состоится в моем офисе, в следующий четверг, в 7 часов, с целью назначения комитета и других вещей, связанных с клубом.

Натэниэль Кресуик (почтенный секретарь), 9 Ист Пэрэйд, Шеффилд, 9 октября 1858 года.

Данное оповещение, похоже, являлось первым в клубном журнале заседаний. На объявленной встрече, 14 октября, джентльмены установили перечень руководящих клубом лиц на будущий год:

Президент: Фредерик Уорд;

Вице-президенты: Томас Сорби и Джозеф Эллисон;

Комитет: Уильям Прест, Томас Пирсон, Томас Викерс, У. Бэйкер, Дж. Тернер;

Почтенный секретарь и казначей: Натэниэль Кресуик.

Следующее заседание, 21 октября, ознаменовалось демонстрацией первых девяти пунктов правил, извещавших о порядке членства в клубе: «Правила и положения руководства футбольного клуба «Шеффилд», основанного в 1857 году»*. Впоследствии их количество возросло до 17 и приняло весьма объемный вид. Футбольная составляющая этих неподлежащих упрекам законов гласила, что игровой сезон стартует в первую субботу ноября и оканчивается в канун Пасхи, что все разногласия во время игр должны улаживаться членами комитета, и что матчи начинаются в 2 часа дня и длятся до вечера. Вдобавок, те нормы подарили «Шеффилду» гордое и незатейливое прозвище «Клуб», ставшее даже именем собственным.

Однако, что воистину виделось выдающимся свершением, так это представленные в тот же день «Шеффилдские правила»** (первый их образец), усердно творившиеся на протяжении последних месяцев на игровых полях и в бывшей оранжерее. Всеобщий процесс тщательного их рассмотрения ознаменовался рядом поправок, приведших к сокращению количества положений до 11 штук***. Окончательное утверждение этого футбольного кодекса местного происхождения состоялось спустя неделю, на заседании 28 октября.

*Правила и положения руководства футбольного клуба «Шеффилд», основанного в 1857 году
**Шеффилдские правила
*** Сокращенные Шеффилдские правила
Наверх
 

— Из твоей башки дерево, что ли, прорастает?
— Заметно? Его зовут Герберт. Я разговариваю с ним, когда чувствую себя одиноким… Xе-хе. Я пошутил… Его зовут Боб.
Владимир В.
Представитель администрации форума
Вне Форума


Mir konnst no a Weißbier
bringa

Сообщений: 11997
Беларусь
Пол: male
Re: Так начинался футбол
Ответ #16 - 05.06.2013 :: 10:59:20
 
Первые матчи

Нельзя не сказать, что количество членов клуба за год возросло до 80 человек. Это, несомненно, способствовало постепенно возраставшей популярности «Шеффилда», а вместе с ним и самой игры. Первый намек на данное обстоятельство обнаружился на Рождество 1858 года, когда в ежедневную программу развлечений отеля мистера Купера впервые включили футбол.

Вскоре состоялось и весьма примечательное событие в жизни клуба – первый матч против реального соперника. В декабре того же года «Шеффилд» встретился с командой здешних военных из 58-го полка. Действо выдалось великолепное, о чем свидетельствовала довольно легкая победа джентльменов и поломанные ребра двоих солдат.

Но жизнь футбола в городе на первых порах была отнюдь не из тех, что обречены на успех, особенно в сравнении с крикетом. Отчасти это несложно объяснить тем, что правила игры только становились неотъемлемой ее составляющей и сами члены «Клуба» наверняка еще не считали их абсолютно совершенными. Большинство внутренних матчей чаще всего обходилось без голов – очевидно, что интерес и спортивный азарт явно страдал. Первопричиной же сему служило ничто иное как «шеффилдские» ворота, в ширину составлявшие всего 4 ярда. Ясное дело, поразить их удавалось далеко не каждый раз.

Ввиду этого на ежегодном клубном собрании в октябре 1859 года случился первый пересмотр действующих принципов игры. Основные изменения связывались с принятием элементов итонского футбола (см. главу I), что в первую очередь отразилось на системе подсчета голов. Помнится, в прославленном колледже существовало такое понятие как «руж», довольно схожее с «попыткой» в правилах Рагби. Таким способом члены клуба и постановили бороться с нулевыми ничьими: теперь в случае равенства голов или их отсутствия обращались к числу заработанных «ружей». Привыкание к новшеству протекало, по-видимому, весь тот сезон.

Первая проба, так скажем, на людях произошла только в декабре 1860 года, когда «шеффилдцы» вновь столкнулись с удальцами из 58-го полка. Невзирая на бог весть откуда взявшийся статус аутсайдеров «Клуб» в прекрасной схватке взял верх: 1-1 и 10-5 по «ружам». А всего через несколько дней местный футбол сам того не ведая отметил рождение старейшего городского дерби.

Первое дерби

В паре-тройке миль от Ист Банк Стрит пролегала улица Сандигейт Роуд, известная в те годы благодаря одноименному крикетному полю, где уже более 50 лет квартировал крикетный клуб «Халлам». В 1860 году двое из трехсот состоявших в этой достойной организации личностей, а именно Томас Викерс и Джон Шоу, подобно Кресуику и Престу, взялись за создание при «Халламе» футбольной команды. Изначально клуб стал именоваться «Халлам и Стамперлоу» по причине того, что в составе присутствовали несколько человек из шеффилдского пригорода Стамперлоу.

Должно отметить и не первый год продолжавшееся членство мистера Викерса с мистером Шоу в рядах «Шеффилда», посему их замечательный порыв, воплощенный в основание второго здешнего клуба, видится ничем иным, как выдающимся примером продвижения местного футбола. Сия легко прослеживающаяся связь не могла рано или поздно не свести два этих коллектива между собой.

В морозный боксинг-дэй 1860 года «Халлам и Стамперлоу» принимал на своем Сандигейт Роуд уважаемых гостей из Хайфилда. Два дня спустя страницы свежего номера Sheffield Daily Telegraph украсил занимательный репортаж вышеобъявленной игры:

Цитата:
Этот матч был сыгран в среду на крикетном поле «Халлама» в присутствии большого количества зрителей. Из-за суровых погодных условий несколько футболистов не сумели выйти на поле с обеих сторон, однако, боевой дух тех, кто вышел, полностью исключил потерю интереса к игре со стороны очевидцев, которые в свою очередь показали себя щедрыми на аплодисменты в мгновения успешного «отбора» или спокойно проделанной «хитрости», и которые равно с такой же щедростью одаривали саркастическими остротами «промахнувшихся», валившихся наземь жертв скользкого поля или «безупречных» исполнителей.

День выдался прекрасный, отчего «формы» игроков решительно контрастировали между собой, и лишь белый снег выглядел абсолютно неотразимо. «Шеффилдцы» выступали в привычных бордово-белых цветах, тогда как большинство футболистов «Халлама» избрало синий цвет в качестве преобладающего. Честно сказать, было бы оскорбительно выделить игру какого-то одного джентльмена, когда все без исключения преуспели, но мы должны отдать первенство игрокам «Шеффилда» за выдающиеся моменты высококлассной игры и большого желания одолеть своих противников. Никаких серьезных несчастных случаев зафиксировано не было – встреча полностью отражала изысканный свой характер и дух товарищества – а когда темнота опустилась на место действия, «Шеффилд», невзирая на численное меньшинство, вел со счетом 2-0, и сполна удовлетворенный результатом отправился домой.


С важным видом можно заявить, что с того дня футбол и зашагал по Шеффилду уверенной поступью. Прошло всего пару лет, а в округе существовало уже около двух десятков различных команд, и со временем их количество только росло, параллельно опускаясь по социальной лестнице и простираясь вширь до деревень и соседних городов.

Роль «Шеффилда» в этом бесконечном процессе сложно переоценить. Наверняка и подумать было нельзя, что футбол так скоро и неумолимо начнет покорять север страны. Вряд ли кто-то из той выдающейся компании джентльменов мог предположить, что их незамысловатое устроение собственного зимнего досуга в виде обыкновенного футбольного клуба приобретет такие масштабы. Но им представился великий шанс за этим всем понаблюдать.

Томас Викерс, 1896 год
Наверх
 


— Из твоей башки дерево, что ли, прорастает?
— Заметно? Его зовут Герберт. Я разговариваю с ним, когда чувствую себя одиноким… Xе-хе. Я пошутил… Его зовут Боб.
Владимир В.
Представитель администрации форума
Вне Форума


Mir konnst no a Weißbier
bringa

Сообщений: 11997
Беларусь
Пол: male
Re: Так начинался футбол
Ответ #17 - 05.06.2013 :: 11:00:50
 
Взято отсюда: http://edfootball.com/articles/tak-nachinalsya-futbol/

Спасибо Антону Горовику
Наверх
 

— Из твоей башки дерево, что ли, прорастает?
— Заметно? Его зовут Герберт. Я разговариваю с ним, когда чувствую себя одиноким… Xе-хе. Я пошутил… Его зовут Боб.
Переключение на Главную Страницу Страниц: 1
Печать