Исторический форум (форум по истории)

Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите Вход или Регистрация

 
Исторический форум
  Главная Правила форума Пожертвование СправкаПоискУчастникиВходРегистрацияОбщее сообщение Администратору форума »» переход на Историчка.Ru  
 
Переключение на Главную Страницу Страниц: 1
Печать
Сломанные крылья инженера Георгия Леймера (Прочитано 161 раз)
навроцкий юрий
Продвигающийся
**
Вне Форума



Сообщений: 20
Сломанные крылья инженера Георгия Леймера
24.11.2019 :: 19:56:21
 
Георгий Людвигович Леймер родился в 1903 году в городе Балашове Саратовской области в семье обрусевших немцев. Его дед - прусский подданный Вильгельм Леймер, происходивший из герцегства Нассау, в 1869 году переехал в Россию, где основал пивоваренный завод в Борисоглебске Воронежской губернии. В 1891 году он продал завод Густаву Андреевичу Клинсману и переехал со всем семейством в уездный город Балашов Саратовской губернии, соседствующий с Борисоглебским уездом. В период Гражданской войны семья Георгия Леймера оказалась на Северном Кавказе, где Георгий Леймер окончил Кубанский политехникум, а затем, когда семья перехала в Москву - Московский авиационный институт по специальности инженера-механика. В дальнейшем, Георгий Людвигович работал на Заводе опытных конструкций (ЗОК) - авиационного отдела ЦАГИ, возглавляемого Андреем Николаевичем Туполевым. В 1936 году ЗОК и конструкторский отдел сектора опытного строительства (КОСОС) были выделены из ЦАГИ и образовали авиазавод № 156 Наркомтяжпрома, расположенный в Москве на улице Радио (в настоящее время улица носит название «Набережная Туполева»). На авиазаводе № 156, кроме производственной базы, располагались опытно-конструкторские бригады ОКБ Туполева, совмещавшего с этого же года руководство конструкторским бюро с должностью главного инженера Главного управления авиационной промышленности Народного комиссариата тяжелой промышленности (НКТП). Судя по направлению работ над своими «изобретениями» во время пребывания в лагерях НКВД СССР, Г.Л. Леймер скорее всего состоял в штате одной из конструкторских бригад вооружения, работавших по проектным заданиям строящихся тяжелых цельнометаллических гидросамолетов, таких как АНТ-8 (МДР-2), АНТ-22 (МК-1), АНТ-27 (МДР-4) и АНТ-44 (МТБ-2), а также торпедных катеров АНТ-4 (Ш-4) и АНТ-5 (Г-5). Выбор профессии, связанной с авиацией, Георгий совершил по примеру своего старшего брата Аркадия, который после начала войны с Германией окончил в чине прапорщика русской императорской армии школу летчиков-наблюдателей и на 1917 год числился военным летчиком 2-го авиапарка и 50-го корпусного авиаотряда. На протяжении ряда лет Аркадий Леймер работал на предприятиях наркомата авиационной промышленности, под его редакцией был создан сборник «Элементы механизмов», изданный «Оборонгиз» НКАП СССР в 1944 году. Бывший начальник отдела баллистики НПО «Энергия» и преподаватель Московского авиационного института Рефат Фазылович Аппазов в своей автобиографической книге «Следы в сердце и в памяти» упоминал, что в 1946 году Аркадий Леймер находился в зоне советской оккупации Германии в составе комиссии наркоматов артиллерии и боеприпасов по сбору и изучению трофейной техники. Сын Аркадия Людвиговича - Владимир Леймар, родившийся в 1921 году в городе Москве и служивший в должности младшего командира ветеринарной службы 417-го стрелкового полка, был осужден приговором Военного трибунала Дзауджикауского гарнизона (Дзауджикау - название столицы Северо-Осетинской АССР города Орджоникидзе с 1944 по 1954 год) от 20 февраля 1947 года на 10 лет заключения в ИТЛ (по другим данным он был арестован 28 августа 1947 года). Владимир Лейнер был освобожден по амнистии в 1954 году и реабилитирован 5 января 1993 года Постановлением Военной прокуратуры Краснознаменного Северо-Кавказского военного округа. Другой брат Георгия Леймера - Анатолий Людвигович Леймер, уроженец 1895 года города Балашова Саратовской области, тоже был репрессирован, работая до ареста в 1937 году шофером 4-й автобазы треста «Мосавтотранс».
     Сам Георгий Леймер был арестован в числе других сотрудников ЦАГИ 24 ноября 1937 года и осужден за контрреволюционную деятельность Постановлением Особого совещания при НКВД СССР от 2 февраля 1938 года на 10 лет заключения в исправительно-трудовых лагерях. Для отбытия наказания он был направлен в Ивдельлаг НКВД СССР, где год проработал на лесозаготовках в должностях лесоруба, маркировщика и бригадира. В 1939 году Георгия Леймера перевели в производственный отдел управления лагеря, где он, как сказано в служебной характеристике, «работал над собственным изобретением». Эти данные подтверждаются сведениями из писем жене заключенного Ивдельлага Иванова Михаила Васильевича 1903 г.р., уроженца села Мытно Крестецкого уезда Новгородской губернии (ныне Новгородского района Ленинградской области). В 1926 году он закончил Военно-техническую школу ВВС РККА в Ленинграде, а в 1934 году - курс младших инженеров, получив звание воентехника первого ранга и назначение на должность преподавателя теории полета 1-й Качинской военной школы пилотов (воинское звание капитан ВВС РККА). М.В. Иванов был арестован 10 июля 1937 года сотрудниками особого отдела Севастопольского НКВД Крымской АССР и осужден 21 октября 1937 года приговором Военного трибунала Харьковского военного округа по ст. 58-10 УК РСФСР (контрреволюционная троцкистская агитация против руководителей партии) к 4 годам заключения в лагерях НКВД. Для отбытия наказания он был направлен в Ивдельлаг НКВД СССР. Сохранилось письмо М.В. Иванова к жене, где он пишет, что руководил строительством военного аэродрома по заданию начальника Ивдельлага майора Тарасюка и что ему за своевременное окончание строительства была вынесена благодарность и денежная премия в размере 50 рублей. Затем, из писем М.В. Иванова следует, что он был переведен в комендантский 9-й ОЛП, где работал в авиаконструкторском научно-исследовательском бюро под руководством бывшего инженера-авиаконструктора ЦАГИ Георгия Леймера в помещении Центральных ремонтно-механических мастерских до своего освобождения в мае 1941 года.
   Производственные задания Георгий Леймер выполнял и перевыполнял, однако в зачете рабочих дней и сокращении срока наказания ему было отказано. Считая себя несправедливо осужденным, Леймер неоднократно обращался с заявлениями, письмами, просьбами о помиловании, пересмотре дела к наркому внутренних дел СССР, прокурору СССР, в Президиум Верховного Совета СССР, лично к И.В. Сталину. В начале 1941 года Леймера перевели в спецтюрьму для рассмотрения его ходатайства о переводе в распоряжение особого технического бюро (ОТБ) НКВД СССР, а затем в Бутырскую тюрьму, где рассматривались его заявления и жалобы. После вынесения отказа в удовлетворении жалоб и заявлений в пересмотре уголовного дела, 24 июля 1941 года Георгий Леймер был этапирован в Вятлаг, где он был назначен на должность инженера-плановика центральных механических мастерских 1-го ОЛПа, а затем - заместителя начальника ЦММ. Потеряв надежду на пересмотр своего уголовного дела, он продолжает посылать прошения о переводе в закрытые конструкторские предприятия НКВД (несколько таких ходатайств было направлено Леймером на имя начальника ОТБ НКВД СССР майора госбезопасности Кравченко). В одном из своих заявлений на имя начальника политотдела Вятлага от 15 апреля 1942 года он писал: «В тяжелые дни, переживаемые Родиной, в дни Великой Отечественной войны, я используюсь не по специальности, а долг и совесть каждого из нас - помогать стране всеми силами и знаниями. Я прошу Вас помочь мне вернуться на оборонную работу». Леймер повторно направляет в Наркомат Военно-Морского Флота СССР сообщение об изобретенной им в Ивдельлаге «Торпеды двойного действия», предназначенной для вооружения как самолетов-торпедоносцев, так и кораблей ВМФ и торпедных катеров. В книге Виктора Бердинского «Вятлаг (история одного лагеря)» сообщается, что в крайне тяжелых условиях военного времени Г.Л.Леймер, Д.М.Панин и еще несколько инженеров из числа заключенных и вольнонаемных в центральных механических мастерских Вятлага сконструировали и наладили выпуск хвостовиков сухопутных мин. Для фронта было отправлено несколько десятков тысяч этих изделий. Отмечая «горение» на работе Леймера, руководство 1-го ОЛПа возбудило ходатайство перед управлением лагеря о его условно-досрочном освобождении. В характеристике отмечалось: «К работе относится не только честно и добросовестно, но и с любовью к порученному делу, проявляя инициативу и творческую энергию. За время своей работы, не считаясь со временем, а руководствуясь только необходимостью решения производственных вопросов, помогает своими знаниями и опытом, честно и с добросовестностью. В быту ведет себя скромно. Пользуется почти с момента прибытия круглосуточным управленческим пропуском». Руководство Вятлага в ходатайстве отказало, наложив на документе резолюцию: «Воздержаться». Не получил он положительного ответа и на свои заявления о переводе на работу в систему ОТБ НКВД СССР.
    В конце 1942 года Г.Л. Леймер скончался от воспаления легких. В той же книге Виктора Бердинского приводятся материалы следствия оперчекистсткого отдела по делу 28-ми заключенных Вятлага, обвиняемых в подготовке к вооруженного восстания и побегу из лагеря. 10 июля 1943 года в ходе очной ставки подследственных Д.М. Панина и П.А. Салмина. Последний показал, что: «В октябре 1942 года я находился в командировке на лагпункте и перед своим отъездом по окончании командировки я встретился с Паниным около центральных механических мастерских. И в беседе с ним заявил, что руководство восстанием он должен взять на себя. Одновременно я дал ему указания, как практически организовать восстание, как расставить своих людей, чтобы обеспечить успех восстания. Я же обещал Панину после успешного восстания на 1 лагпункте захватить ж-д. состав и вместе с повстанцами приехать к нему на помощь. Панин не возражал против моего предложения, но поставил передо мной условие, чтобы я как можно больше набрал повстанцев на 1 лагпункте, чтобы можно было оказать ему (Панину) более эффективную помощь в случае организованного сопротивления на 5 лагпункте со стороны охраны и вольнонаемного состава лагеря. Здесь же Панин спросил у меня, кто будет возглавлять восстание в масштабе лагеря, причем он высказал отрицательное мнение о названном мной одним из руководителей восстания - Леймере Георгии Людвиговиче, как о человеке нерешительном и трусливом». На момент арестов «заговорщиков», производившихся с 19 марта 1943 года, Леймер Г.Л. уже был мертв и, возможно, Панин и Салмин упоминали его в своих показаниях в качестве предполагаемого руководителя общелагерного восстания именно по этой причине. Хотя нельзя исключать вероятность озлобления Леймера Г.Л. до решимости участия в лагерном восстании и побеге, так как его многочисленные ходатайства и заявления о направлении на оборонные работы по специальности неоднократно отклонялись руководством ГУЛАГа.
      К сожалению, в свое время мне не удалось установить и связаться с родственниками Георгия Людвиговича Леймера. В 1991 году член правления Московской ассоциации жертв политических репрессий Владимир Маркович Миньков сообщил мне, что на Новодевичьем кладбище Москвы имеется парное захоронение Леймер Серафимы Гавриловны 1908 г.р., умершей в 1989 году и Наташи Леймер, умершей в 1936 году в возрасте 4 лет. Являлись ли они членами семьи Георгия Леймера - мне не известно, но я очень хотел бы, что бы его родственники откликнулись на эту публикацию.
Наверх
 
Переключение на Главную Страницу Страниц: 1
Печать