Исторический форум (форум по истории)

Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите Вход или Регистрация

 
Исторический форум
  Главная Правила форума Пожертвование СправкаПоискУчастникиВходРегистрацияОбщее сообщение Администратору форума »» переход на Историчка.Ru  
 
Переключение на Главную Страницу Страниц: 1
Печать
Малороссийский (украинский, южнорусский, малорусский) язык в России 1704-1917 гг. (Прочитано 5566 раз)
Кассий
+
Вне Форума



Сообщений: 1829
Пол: male
Малороссийский (украинский, южнорусский, малорусский) язык в России 1704-1917 гг.
09.04.2018 :: 11:40:29
 
Предлагаю обсудить историю украинского языка в дореволюционной России, начиная с первого упоминания о нём. В указанный период, кроме современного названия, он также именовался "малороссийским", "южнорусским" и "малорусским".
Наверх
« Последняя редакция: 09.04.2018 :: 12:56:08 от EvS »  
Дейнека
Гуру
******
Вне Форума



Сообщений: 3556
Донбас
Пол: male

ДГМА
Re: Малороссийский (украинский, южнорусский, малорусский) язык в России 1702-1917 гг.
Ответ #1 - 09.04.2018 :: 12:26:53
 
Так есть же  тема ,где идут баталии по сему вопросу.
Наверх
 
Кассий
+
Вне Форума



Сообщений: 1829
Пол: male
Re: Малороссийский (украинский, южнорусский, малорусский) язык в России 1704-1917 гг.
Ответ #2 - 09.04.2018 :: 12:31:13
 
Дейнека писал(а) 09.04.2018 :: 12:26:53:
Так есть же  тема ,где идут баталии по сему вопросу.

Как она называется?
Наверх
« Последняя редакция: 09.04.2018 :: 13:23:28 от Кассий »  
Кассий
+
Вне Форума



Сообщений: 1829
Пол: male
Re: Малороссийский (украинский, южнорусский, малорусский) язык в России 1704-1917 гг.
Ответ #3 - 09.04.2018 :: 13:10:20
 
Свидетельство 1704 г.:

«Вместо же языка еврейскаго наш предпоставихом славенский, яко поистинне отца многих языков благоплоднейша. Понеже от него аки от источника неизчерпаема, прочиим многим произыти языком, сиречь польскому, чешскому, сербскому, болгарскому, литовскому,
малороссийскому
, и иным множайшым, всем есть явно» (Поликарпов Ф. Лексикон треязычный, сиречь речений славенских, еллинографических и латинских сокровище, из различных древних и новых книг собраное и по славенскому алфавиту в чин разположеное. М.: Печатный двор, 1704. Л. Б, пр. стор.).
http://dlib.rsl.ru/viewer/01004091708#?page=2
Наверх
 
Evgen11
ReadOnly
++
Вне Форума



Сообщений: 15451
Хабаровск
Пол: male

Московский институт права
Re: Малороссийский (украинский, южнорусский, малорусский) язык в России 1704-1917 гг.
Ответ #4 - 09.04.2018 :: 13:13:45
 
Кассий писал(а) 09.04.2018 :: 12:31:13:
Дейнека писал(а) 09.04.2018 :: 12:26:53:
Так есть жетема ,где идут баталии по сему вопросу.

Как она называется?


http://forum.istorichka.ru/cgi-bin/yabb2/YaBB.pl?num=1509268053
Наверх
 
Кассий
+
Вне Форума



Сообщений: 1829
Пол: male
Re: Малороссийский (украинский, южнорусский, малорусский) язык в России 1704-1917 гг.
Ответ #5 - 09.04.2018 :: 13:20:17
 
Evgen11 писал(а) 09.04.2018 :: 13:13:45:
Кассий писал(а) 09.04.2018 :: 12:31:13:
Дейнека писал(а) 09.04.2018 :: 12:26:53:
Так есть жетема ,где идут баталии по сему вопросу.

Как она называется?


http://forum.istorichka.ru/cgi-bin/yabb2/YaBB.pl?num=1509268053

Значит, дублирование темы здесь отсутствует. Данная ветка посвящена украинскому языку, а упомянутая выше - русскому.
Наверх
 
Evgen11
ReadOnly
++
Вне Форума



Сообщений: 15451
Хабаровск
Пол: male

Московский институт права
Re: Малороссийский (украинский, южнорусский, малорусский) язык в России 1704-1917 гг.
Ответ #6 - 09.04.2018 :: 13:29:46
 
Кассий писал(а) 09.04.2018 :: 13:20:17:
Значит, дублирование темы здесь отсутствует. Данная ветка посвящена украинскому языку, а упомянутая выше - русскому.


Не знаю, но что та тема, что эта, типичные пингвинарии.
Наверх
 
Кассий
+
Вне Форума



Сообщений: 1829
Пол: male
Re: Малороссийский (украинский, южнорусский, малорусский) язык в России 1704-1917 гг.
Ответ #7 - 09.04.2018 :: 13:35:31
 
Evgen11 писал(а) 09.04.2018 :: 13:29:46:
Не знаю, но что та тема, что эта, типичные пингвинарии.

Жаль, что у вас "кривое зеркало". Впрочем, никто никого за язык не тянул.
Наверх
 
Кассий
+
Вне Форума



Сообщений: 1829
Пол: male
Re: Малороссийский (украинский, южнорусский, малорусский) язык в России 1704-1917 гг.
Ответ #8 - 09.04.2018 :: 19:20:19
 

"…малорусскій книжный языкъ во второй половинѣ XVII в. былъ занесенъ и на Сѣверъ малорусскими учеными богословами, переселившимися въ Москву, гдѣ ихъ западничество нашло почву, до нѣкоторой степени подготовленную близкими сношеніями нѣкоторыхъ бояръ съ Поляками въ смутное время, и совершенно естественно, что, напр., Сильвестръ Медвѣдевъ писалъ такъ-же, какъ его учитель Симеонъ Полоцкій, изъ произведеній котораго онъ даже позволялъ себѣ самыя безцеремонныя позаимствованія. Но это вліяніе было лишь поверхностно и кратковременно; въ нѣкоторыхъ слояхъ общества, особенно въ тѣхъ, которые держались старины, оно встрѣтило себѣ рѣшительный отпоръ, какъ соблазнъ, основанный на «единоуміи съ папою и съ римскимъ костеломъ», потому что многіе изъ тогдашнихъ московскихъ людей плохо отличали нѣсколько ополяченныхъ малорусскихъ грамотѣевъ отъ Поляковъ. По этой причинѣ, ради охраны «правовѣрія» и единства «Восточной Православной Церкви» при Петрѣ Великомъ было запрещено Св. Синодомъ печатать церковныя книги «несогласно съ великороссійскими печатьми», «дабы не могло въ такихъ книгахъ никакой въ Церкви Восточной противности произойти». Потому-же въ 1769 г. Св. Синодъ не только не разрѣшилъ печатанія южно-русскихъ букварей, но предписалъ отобрать уже находящіеся на рукахъ, такъ какъ буквари того времени разсматривались какъ церковныя книги и печатались «благословеніемъ всего освященнаго собора». Отъ духовенства исходило и усиленіе великорусскаго элемента въ преподаваніи Кіевской Духовной Академіи, настоятельно проводившееся ректоромъ Самуиломъ Миславскимъ и вполнѣ удавшееся подъ вліяніемъ уже довольно значительной въ то время великорусской письменности, языкъ которой въ концѣ XVIII в. совершенно вытѣснилъ собою уже вымиравшій славяно-русскій. Вообще же малорусская письменность не подвергалась въ XVIII в. никакимъ стѣсненіямъ, а малорусская народная пѣсня пользовалась во второй его половинѣ широкой распространенностью въ Москвѣ и въ Петербургѣ, какъ видно, напр., изъ тогдашнихъ пѣсенниковъ. Правда, изъ того времени мы не знаемъ никакихъ малорусскихъ письменныхъ памятниковъ, кромѣ комическихъ интермедій и виршей различнаго содержанія – поздравительныхъ, сатирическихъ, любовныхъ, – но причина этого заключается лишь въ указанномъ выше взглядѣ на малорусскій языкъ, какъ на рѣчь простонародную, недостойную допущенія въ литературу и неспособную служить ей орудіемъ, – обстоятельство, вслѣдствіе котораго мы не находимъ просторѣчія и въ великорусской письменности помимо комедіи" (Об отмене стеснений малорусского печатного слова. СПб.: Тип. Имп. акад. наук, 1905. С. 2).
Наверх
 
Кассий
+
Вне Форума



Сообщений: 1829
Пол: male
Re: Малороссийский (украинский, южнорусский, малорусский) язык в России 1704-1917 гг.
Ответ #9 - 09.04.2018 :: 19:30:18
 
"Первой серьезной попыткой употребленія чисто-малорусскаго языка для литературныхъ цѣлей, впрочемъ серьезной больше по объему, чѣмъ по содержанію, была «перелицёванная» Энеида И.П. Котляревскаго, изданная въ 1798 г., за которой уже въ XIX в. послѣдовали его-же комедіи: «Наталка-Полтавка» и «Москаль-Чарівникъ». Въ этихъ комедіяхъ обращаетъ на себя вниманіе, между прочимъ, насмѣшливое отношеніе автора къ тому малорусско-польско-великорусскому языку украинскихъ канцелярій, на которомъ написаны въ началѣ XVIII в. и нѣкоторыя произведенія отнюдь не оффиціальнаго характера, напр., историческія. Слѣдуетъ отмѣтить также его глубокую симпатію къ малорусской народности и къ малорусскому языку, которымъ онъ воспользовался не только для этихъ произведеній, болѣе или менѣе комическихъ, однако не лишенныхъ и трогательныхъ чертъ, но и для «Оды до князя Куракина». Такимъ любовнымъ отношеніемъ къ малорусской народности въ ея чистомъ, неподдѣльномъ видѣ, какою она проявляется въ «хлопѣ», Котляревскій рѣзко отличается отъ прежнихъ дѣятелей малорусской письменности и ужъ по этой причинѣ долженъ быть признанъ первымъ украинскимъ «народовцемъ» и отцемъ малорусской литературы, и не только беллетристической, а и научной, такъ какъ онъ оставилъ рукописныя «Замѣтки» о нѣкоторыхъ малорусскихъ обычаяхъ. Его примѣръ обратилъ вниманіе земляковъ на особенности украинской народности, особенно въ словесныхъ ея произведеніяхъ, и вызвалъ много произведеній въ стихахъ и въ прозѣ, написанныхъ по-малорусски и проникнутыхъ сочувствіемъ къ простому народу съ его этнографическими особенностями. Первымъ трудомъ по собиранію украинскаго пѣсеннаго матеріала былъ сборникъ князя Цертелева, вышедшій въ 1819 г. За нимъ послѣдовали сборники Максимовича, Метлинскаго и длинный рядъ другихъ, не прерывающійся до нашихъ дней. Изъ писателей этого направленія можно назвать Квітку, превосходнаго разсказчика, соединившаго въ себѣ характеристическія черты малорусскаго духа – юморъ и чувствительность, Петра Артемовскаго-Гулака, автора остроумныхъ стихотвореній, Гребенку, писавшаго повѣсти и стихи, баснописца Глѣбова. У Квітки мы находимъ и попытку къ бесѣдѣ съ простымъ народомъ на его языкѣ о важныхъ для него вопросахъ, нравственныхъ, общественныхъ и экономическихъ: это – его «Листы до любезныхъ землякôвъ», числомъ 4. Вообще Квітка былъ уже вполнѣ сознательнымъ народолюбцемъ или, какъ бы сказали о немъ, если бы онъ жилъ позже, украйнофиломъ (ср. приложеніе № III), не только любившимъ свой народъ, но и стремившимся къ его просвѣщенію безъ утраты отличающихъ его особенностей. О малорусскомъ языкѣ онъ пишетъ Максимовичу слѣдующее: «Мы должны пристыдить и заставить умолкнуть людей, съ чуднымъ понятіемъ гласно проповѣдующихъ, что не должно на томъ языкѣ писать, на коемъ 10 милліоновъ говоритъ, который имѣетъ свою силу, свои красоты, неудобоизъяснимыя на другомъ, свои обороты, юморъ, иронію и все какъ будто у порядочнаго языка». Квітка былъ родомъ изъ Харькова, Артемовскій-Гулакъ былъ профессоромъ и потомъ ректоромъ Харьковскаго Университета, гдѣ къ занятіямъ малорусскимъ языкомъ поощряли также Срезневскій, въ качествѣ профессора славянскихъ нарѣчій, Метлинскій, бывшій тогда адъюнктомъ, страстный любитель всего малорусскаго и собиратель малорусскихъ пѣсенъ, и Костомаровъ, занимавшій тамъ скромную должность субъинспектора. Въ сороковыхъ годахъ интересъ къ малорусской народности вмѣстѣ съ Метлинскимъ и Костомаровымъ перешелъ изъ Харькова въ Кіевъ, гдѣ въ 1846 г. образовалось Кирилло-меѳодіевское братство подъ предсѣдательствомъ Костомарова съ участіемъ Бѣлозерскаго, Николая Артемовскаго-Гулака, Навроцкаго, къ которымъ нѣсколько позже присоединились Марковичъ (впослѣдствіи мужъ извѣстной писательницы Марка Вовчка) и др. Украйнофильство этого общества носило характеръ демократическо-освободительный, выразившійся въ борьбѣ съ крѣпостнымъ правомъ, и опиралось на панславистическія основы, такъ какъ члены его мечтали о единеніи между славянскими племенами, среди которыхъ они требовали самостоятельнаго положенія и Малорусамъ. Но правительство признало такія мечтанія политически опасными и болѣе или менѣе тяжко покарало его членовъ и даже кое-кого изъ близкихъ ихъ знакомыхъ, напр., Куліша и Шевченко. Что касается великорусскихъ литераторовъ, то одни изъ нихъ не обратили на своихъ малорусскихъ собратовъ никакого вниманія, другіе же не только встрѣтили ихъ привѣтливо, но и удѣляли имъ мѣсто въ своихъ изданіяхъ. Такъ, статья Квітки противъ Максимовича о малорусскомъ правописаніи, впрочемъ писанная по-великорусски, появилась въ «Маякѣ», а его малорусскія повѣсти: «Салдацький патретъ» и «Божі діти» помѣщены въ «Утренней Звѣздѣ» и въ «Утренней Зарѣ»; нѣсколько «Баёкъ» Гребенки было напечатано въ «Утренней Звѣздѣ», а его переводъ «Полтавы» Пушкина – отчасти тамъ-же, отчасти въ «Московскомъ Телеграфѣ». Свой альманахъ малорусскихъ произведеній разныхъ авторовъ Гребенка собирался выпускать частями при «Отечественныхъ Запискахъ» Краевскаго, но встрѣтилъ препятствіе въ Бѣлинскомъ, завѣдывавшемъ отдѣломъ литературной критики. Отношеніе цензуры къ малорусской письменности было то-же, что и къ великорусской. «Байки» Глѣбова нашли себѣ мѣсто даже въ оффиціальныхъ «Черниговскихъ Вѣдомостяхъ». Итакъ Малорусы, какъ народники и демократы, въ началѣ XIX в. до 40-хъ годовъ его естественно встрѣчали себѣ сочувствіе только у тѣхъ изъ великорусскихъ литераторовъ, которые были наиболѣе свободны отъ западническо-аристократическаго оттѣнка, свойственнаго значительной части великорусской литературы 20-хъ, 30-хъ и начала 40-хъ годовъ, т.е. у тѣхъ, которые слыли у своихъ противниковъ, и отчасти справедливо, за глашатаевъ реакціи. Этимъ объясняется презрительный и даже враждебный взглядъ на нихъ западниковъ, выразившійся особенно рѣзко въ незаслуженномъ и крайне одностороннемъ отзывѣ Бѣлинскаго но поводу сборника «Ластівка», изданнаго Гребенкою въ 1841 г.: «Хороша литература, которая только и дышетъ, что простоватостью крестьянскаго языка и дубоватостью крестьянскаго ума»! И самъ ученый издатель и комментаторъ Бѣлинскаго, С.А. Венгеровъ, объясняетъ этотъ презрительный отзывъ знаменитаго критика его «безсознательно-пренебрежительнымъ отношеніемъ къ «мужицкому» и «простонародному», которое замѣчается у него и въ другихъ случаяхъ. Этотъ аристократическій налетъ, сказывавшійся въ великорусской литературѣ вплоть до 50-хъ годовъ, не былъ, конечно, чуждъ и малорусской интеллигенціи, считавшей въ своихъ рядахъ много потомковъ казачьей старшины, но никогда не выражался на малорусскомъ языкѣ именно потому, что эти аристократы, истинные и самозванные, тянули къ своимъ великорусскимъ товарищамъ и вмѣняли себѣ въ обязанность презрѣніе къ простонародной рѣчи, которой нѣкоторые изъ нихъ кстати и не знали. Потому въ дѣлѣ демократизма малорусская литература лѣтъ на 50 обогнала великорусскую. Отсюда и сравнительная близость старшихъ малорусскихъ писателей къ тѣмъ изъ великорусскихъ литераторовъ, которые были на худомъ счету у московскихъ и петербургскихъ либераловъ. Но въ дѣйствительности малорусская литература до половины 40-хъ годовъ отличалась отъ великорусской именно только своимъ глубокимъ, послѣдовательнымъ демократизмомъ, что вполнѣ понятно, такъ какъ малорусская народность была тогда представляема почти только низшими сословіями; а въ другихъ своихъ стремленіяхъ и въ составѣ своихъ дѣятелей украинская письменность была такъ-же разнообразна, какъ великорусская. Работниками на ея нивѣ являлись люди самыхъ различныхъ направленій и состояній: Котляревскій – офицеръ, рѣшительный монархистъ и консерваторъ, Квітка – помѣщикъ, державшійся того-же образа мыслей, Петръ Артемовскій-Гулакъ – профессоръ русской исторіи и также отнюдь не отличавшійся вольнодумствомъ, Гречулевичъ (проповѣди котораго во второмъ изданіи были привѣтствованы «Русскою Бесѣдою», органомъ московскихъ славянофиловъ конца 50-хъ годовъ) – священникъ, искренне заботившійся о духовномъ просвѣщеніи своей паствы, которая говорила только по-малорусски, и т.д." (Об отмене стеснений малорусского печатного слова. СПб.: Тип. Имп. акад. наук, 1905. С. 2–5).
Наверх
 
Дейнека
Гуру
******
Вне Форума



Сообщений: 3556
Донбас
Пол: male

ДГМА
Re: Малороссийский (украинский, южнорусский, малорусский) язык в России 1704-1917 гг.
Ответ #10 - 10.04.2018 :: 20:05:24
 
Духъ Россіянъ, или Сердечные чувства сибирского плавильного мастера Усердова и запорожского казака Твердовскаго, изображенные стихами по случаю победы надъ Бонапартіемъ 14 декабря 1806 года. Съ дозволенія Санктпетербургскаго цензурного комитета, въ Санкт-Петербурге, в типографии Ивана Глазунова, 1807 года»:
"Ага! Чи вже ты нахопывся

Катюжий сину Бонапартъ!

Небійся пасокою вмывся

Дарма, що чорту брать!

Се вже тоби бачъ не цесарци,

Що ты лыгавъ мовъ ихъ по шапци —

Ни, ни! Тоби тутъ нисъ утруть!

Тутъ вспрудятъ тоби блохи!

Ось погоды лишъ - ще хоть трохи,

То-й прочухана зададуть.

Собь ты бравъ то за дурныцю,

Щобъ зъ москалями воевать,

И можь думавъ ихъ столицю,

Такъ якъ Венецию забрать!

Адзусь-же мурый, невмывака,

Чванько, розбыйныкъ и бурлака!

Бреши якъ хочъ, якъ старый песъ!

Мы знаемъ, що ты волоцюга,

И радъ воливъ братъ съ плуга;

Да ни! - самъ ногъ ты не внесешь!

Да що тоби-й казаты,

И самъ тепер ты схаменувсь;

Бо-вже умеешь и втикаты;

Якъ з Беннигсономъ стовконувсь!

Щасливъ же ты поганьскій сыну,

А все його ты не мынешъ,

Настыгне винъ тебь и въ спыну!..."
Наверх
 
Кассий
+
Вне Форума



Сообщений: 1829
Пол: male
Re: Малороссийский (украинский, южнорусский, малорусский) язык в России 1704-1917 гг.
Ответ #11 - 12.04.2018 :: 20:20:23
 
"Послѣ сказаннаго понятно, сколько жизни и энергіи должно было внести въ дѣятельность поборниковъ малорусской народности то пробужденіе всего русскаго общества, которымъ отмѣчается вторая половина 50-хъ годовъ. Все то, о чемъ еще недавно едва смѣли мечтать передовые русскіе люди, казалось, готово было осуществиться. Начались толки о близкомъ освобожденіи крестьянъ. Если ожиданіе этого великаго правительственнаго акта возбуждало самыя свѣтлыя и далеко идущія надежды среди Великорусовъ, то каково же было настроеніе народа украинскаго, и въ его дѣятеляхъ, всецѣло преданныхъ демократическимъ идеаламъ, и въ крестьянской массѣ, еще помнившей свободу, которая была отнята у нея всего сто съ небольшимъ лѣтъ тому назадъ? И вотъ къ 60-мъ годамъ мы видимъ небывалое оживленіе въ украинской литературѣ. Много книгъ разнообразнаго содержанія на малорусскомъ языкѣ стало появляться не только на Украйнѣ, но и въ Москвѣ, въ Саратовѣ, особенно въ Петербургѣ. Такъ, въ 1857 г. явились первыя повѣсти Марка Вовчка, изображающія печальное положеніе украинскаго простонародья, преимущественно крѣпостныхъ, драматическія произведенія Ващенка-Захарченка, сборникъ Николая Гатцука «Вжинокъ рідного поля», напечатанный въ Москвѣ, въ типографіи Каткова, выдуманною собирателемъ азбукою, которую онъ предложилъ и въ своей позднѣйшей книжкѣ (1863 г.) «Украінська абетка». Появившійся въ томъ-же 1857 г. по-великорусски историческій романъ Куліша «Чорна рада» (въ «Русской Бесѣдѣ») былъ напечатанъ и по-малорусски въ 1859 году, когда вышелъ и «Малорусскій литературный сборникъ» Д.Л. Мордовцева и др. Съ 1860 до 1863 г. включительно издано нѣсколько дешевыхъ книжекъ для просвѣщенія простого народа: буквари («граматки»), какъ «Домашня наука» Шейковскаго, свѣдѣнія о космографіи и естественныхъ наукахъ, какъ «Дещо про світъ Божій» и т.п., и самъ Катковъ собиралъ деньги на такія изданія. Въ 1861 и 1862 годахъ издавался научно-литературный журналъ «Основа» подъ редакціей Бѣлозерскаго. Въ томъ-же 1861 г. было оффиціально поручено Кулішу перевести на малорусскій языкъ Положеніе о крестьянахъ. Можно было ожидать полнаго расцвѣта малорусской письменности во всѣхъ родахъ, выработки единаго малорусскаго литературнаго языка, осмысленнаго первоначальнаго обученія малорусскаго простого народа посредствомъ родной его рѣчи…" (Об отмене стеснений малорусского печатного слова. СПб.: Тип. Имп. акад. наук, 1905. С. 5–6).
Наверх
 
Кассий
+
Вне Форума



Сообщений: 1829
Пол: male
Re: Малороссийский (украинский, южнорусский, малорусский) язык в России 1704-1917 гг.
Ответ #12 - 14.04.2018 :: 09:10:14
 
"Правда, въ это время на горизонтѣ внутренней политики собирались все болѣе и болѣе грозныя тучи, изъ которыхъ можно было ожидать грома, но не въ сторону Малороссіи. А между тѣмъ эта гроза нежданно-негаданно оборвалась отчасти и на нее. Для объясненія этого страннаго «похмелья во чужомъ пиру» слѣдуетъ возвратиться отъ 1863 г. на нѣсколько лѣтъ назадъ. Въ то самое время, какъ Россія готовилась къ освобожденію крестьянъ, Польша мечтала объ освобожденіи изъ-подъ русскаго ига, и польскіе помѣщики правобережной Украйны задумали воспользоваться этими ожиданіями для цѣлей польскаго дѣла, убѣдивъ правительство, что освобожденіе крестьянъ пойдетъ удачно лишь тогда, когда они будутъ достаточно просвѣщены, и такимъ путемъ испросивъ разрѣшеніе на устройство деревенскихъ школъ при помѣщичьихъ домахъ. Образовалось въ Кіевѣ тайное школьное общество для распространенія польщизны въ крестьянской средѣ. Кіевскіе студенты изъ Малорусовъ отвѣтили на эти затѣи въ 1859 году устройствомъ воскресныхъ и другихъ частныхъ низшихъ школъ, къ которымъ вскорѣ присоединилось народное училище въ Бѣлой Церкви, открытое по почину о. Лебединцева, законоучителя тамошней гимназіи, впослѣдствіи протоіерея Софійскаго собора, поборника употребленія малорусскаго языка въ обученіи простого народа и въ проповѣди и перевода Св. Писанія на этотъ языкъ. Въ этихъ школахъ преподаваніе велось какъ по малорусскимъ, такъ и по великорусскимъ книжкамъ. Поляки пустили въ ходъ обвиненіе учителей этихъ школъ въ возбужденіи крестьянства къ мятежу, обзывая ихъ при этомъ хлопоманами, – кличкой, примѣнявшейся впослѣдствіи къ украйнофиламъ и нѣкоторыми великорусскими охранителями, хотя она была изобрѣтена польскими помѣщиками для обозначенія своихъ-же демократовъ. Попечитель Кіевскаго учебнаго округа, Н.И. Пироговъ, подсмѣивался надъ этими доносами, выводя изъ нихъ лишь то, что, значитъ, школы идутъ хорошо, но администрація вдалась въ обманъ, вслѣдствіе чего получались такія странныя явленія, какъ, напр., то, что Кулішева «Граматка», свободно продававшаяся на лѣвомъ берегу Днѣпра, была воспрещена на правомъ. Невѣроятно, но вѣрно, что поляки въ борьбѣ съ украинскими воскресными школами нашли себѣ пособниковъ среди высшаго кіевскаго духовенства. Совокупными усиліями этого страннаго союза былъ вытѣсненъ изъ Кіевскаго Университета ревностный приверженецъ воскресныхъ школъ, популярный между русскими студентами профессоръ русской исторіи Павловъ, состоявшій по назначенію Пирогова инспекторомъ этихъ школъ, но навлекшій на себя непріязнь кіевскаго, впослѣдствіи с.-петербургскаго митрополита Исидора своимъ свободомысліемъ, которое позволило и полякамъ ославить его безбожникомъ и космополитомъ. Какъ-бы для того, чтобы усугубить противуестественность этого похода противъ малорусской народной школы, къ числу враговъ ея присоединилась и редакція еврейской газеты «Сіонъ», пустившая впервые обвиненіе украинцевъ въ «сепаратизмѣ». Это словечко было немедленно подхвачено Катковымъ и, къ сожалѣнію, Иваномъ Аксаковымъ. Къ этому времени, въ 1862 г., подоспѣли петербургскіе пожары, которые Катковъ приписалъ въ значительной мѣрѣ воскреснымъ школамъ. Вслѣдствіе такого извѣта эти школы были закрыты по всей Россіи, и къ 1863 г., когда вспыхнуло польское возстаніе, въ юго- западной Руси народное образованіе оказалось почти всецѣло въ польскихъ рукахъ. Правда, въ 1862 г. еще держалась русская школа въ Бѣлой Церкви, и митрополитъ кіевскій Арсеній предписалъ священникамъ своей митрополіи завести приходскія школы, но въ то время, какъ и теперь, эти училища значились больше на бумагѣ, а гдѣ и были, едва влачили жалкое существованіе. Однако петербургскіе украйнофилы тѣмъ менѣе падали духомъ, что нашли энергическаго защитника украинскаго народнаго образованія въ лицѣ министра народнаго просвѣщенія, Головина, назначеннаго по рекомендаціи умнаго, просвѣщеннаго и либеральнаго Великаго Князя Константина Николаевича. Головинъ рѣшительно стоялъ за допущеніе малорусскаго языка въ низшія школы и за распространеніе Евангелія въ малорусскомъ переводѣ, который и былъ предъ тѣмъ представленъ Морачевскимъ правительству для разрѣшенія. Съ цѣлью подготовленія народныхъ учителей въ Кіевѣ была открыта «Временная педагогическая школа», въ которой большинство преподавателей, и при томъ добровольныхъ и безплатныхъ, состояло изъ студентовъ, учившихъ недавно въ воскресныхъ школахъ, но устройство сельскихъ школъ, мысль о которыхъ была сочувственно встрѣчена крестьянствомъ, не могло состояться безъ содѣйствія помѣщиковъ, а на него, конечно, нельзя было разсчитывать. Изданіе малорусскихъ книгъ продолжалось по прежнему, и нѣкоторые изъ украйнофиловъ добивались даже введенія малорусскаго языка въ украинскія училища уже не какъ вспомогательнаго, а какъ главнаго, и въ поддержку этимъ требованіямъ въ журналѣ министерства народнаго просвѣщенія была напечатана статья Лавровскаго о самостоятельности малорусскаго языка («Обзоръ замѣчательныхъ особенностей нарѣчія малорусскаго сравнительно въ великорусскимъ и другими славянскими нарѣчіями»)" (Об отмене стеснений малорусского печатного слова. СПб.: Тип. Имп. акад. наук, 1905. С. 6–7).
Наверх
 
Кассий
+
Вне Форума



Сообщений: 1829
Пол: male
Re: Малороссийский (украинский, южнорусский, малорусский) язык в России 1704-1917 гг.
Ответ #13 - 15.04.2018 :: 14:40:54
 
"Однако старанія Головина все чаще разбивались о противодѣйствіе министра внутреннихъ дѣлъ, Валуева, и Св. Синода съ первоприсутствующимъ митрополитомъ Исидоромъ во главѣ. Въ письмѣ къ Головину отъ 18 іюля 1863 г. Валуевъ возражаетъ противъ его заступничества за права малорусскаго языка тѣмъ, что будто-бы такого языка и нѣтъ, а называютъ малороссійскимъ тотъ-же русскій языкъ, лишь испорченный польскимъ, и что замыслы Малорусовъ не только совпадаютъ съ намѣреніями поляковъ, но и чуть-ли не вызваны польскою интригою. Если бы не были извѣстны подлинныя даты тогдашнихъ событій, трудно было-бы повѣрить, что это сказано черезъ полгода послѣ появленія польскихъ мятежныхъ шаекъ. При сопоставленіи доносовъ тѣхъ самыхъ поляковъ, которые тогда уже вполнѣ раскрыли свои карты, невольно вспоминаются знаменитыя слова ксендза въ комедіи Бомарше: «Клевещите, клевещите: изъ этого всегда что-нибудь да останется». Но весьма вѣроятно, что мысль о связи малорусскаго литературнаго движенія съ политическимъ польскимъ внушена не дѣятелями будущаго возстанія, что́ было-бы странно, а дѣло не обошлось безъ участія такихъ лицъ, которыя близко знали еще не за долго до того модныя среди украинскихъ поляковъ «балагульство» и «козакофильство», состоявшія во внѣшнемъ подражаніи малорусскимъ крестьянамъ и прежнимъ казакамъ и отразившіяся въ произведеніяхъ Мальчевскаго, Залѣсскаго, Чайковскаго (Садыкъ-паши) и особенно – Тимка́ Падуры, но не поведшія ни къ малѣйшему сближенію между польскими помѣщиками и ихъ малорусскими крѣпостными. Какъ бы то ни было, враги духовной самостоятельности малорусскаго племени, и чужіе и свои, добились того, что на малорусскую письменность обрушился тяжкій ударъ. Любопытно, что непосредственной причиной его было не какое-либо неблагонадежное сочиненіе на малорусскомъ языкѣ, а упомянутый выше переводъ Евангелія, тщательно, благоговѣйно и умѣло исполненный инспекторомъ Нѣжинскаго Лицея, Филиппомъ Семеновичемъ Морачевскимъ, смотрѣвшимъ на свой трудъ, какъ на богоугодный подвигъ. Когда этотъ переводъ, горячо одобренный и рекомендованный Академіей Наукъ, поступилъ на благословеніе Св. Синода, оттуда онъ былъ посланъ для оцѣнки и заключенія епископу Калужскому Іакову Миткевичу, шефу жандармовъ князя Долгорукому и Кіевскому генералъ-губернатору Анненкову. Изъ нихъ первый сначала склонялся къ одобренію труда Морачевскаго, но потомъ, уступивъ постороннимъ вліяніямъ, объявилъ его излишнимъ при великорусскомъ переводѣ, понятномъ будто бы всякому Малорусу, второй отозвался умѣренно и неопредѣленно, третій призналъ его «опаснымъ и вреднымъ» потому, что существованіе особой малорусской литературы, дозволеніе котораго вытекаетъ изъ дозволенія Св. Писанія на малорусскомъ языкѣ, повлечетъ за собою отторженіе Малороссіи отъ Россійской державы (чѣмъ, сколько извѣстно, повторилъ доводы своего предшественника, Васильчикова). Нечего и прибавлять, что Св. Синодъ не далъ своего благословенія на обнародованіе перевода Морачевскаго. Но дѣло не ограничилось этимъ отказомъ. Мысль, высказанная Анненковымъ, вошла уже въ обиходъ нѣкоторыхъ правительственныхъ сферъ, и 20 іюня 1863 г. состоялось распоряженіе министра внутреннихъ дѣлъ, удостоившееся Высочайшаго одобренія, о пріостановкѣ печатанія книгъ религіозныхъ и учебныхъ на малорусскомъ языкѣ, такъ что примѣненіе этого языка, какъ и сказано прямо въ этой бумагѣ, оказалось разрѣшеннымъ лишь для изящной словесности. Тщетны были протесты Головина: Валуевъ отвѣчалъ на нихъ упомянутымъ выше письмомъ, а его распоряженіе было вскорѣ подтверждено путемъ соглашенія между нимъ и шефомъ жандармовъ (объ этомъ узаконеніи относительно малорусской литературы и о послѣдовавшихъ за нимъ ср. приложенія I и VIII).

Украинская литература, полная надеждъ на лучшее будущее, была разомъ пришиблена: ея дѣятелямъ, не смотря на разнообразіе ихъ призваній, оставалось довольствоваться писаніемъ безвредныхъ, но и безполезныхъ разсказиковъ и стишковъ, а если они хотѣли преподать народу кое-какое поученіе по части сельскаго хозяйства, вопросовъ нравственныхъ или чего-бы то ни было изъ круга знаній, доступныхъ и нужныхъ простолюдину, они были вынуждены, наперекоръ свойству предмета и направленію своихъ способностей, предлагать такое поученіе въ беллетристической формѣ, чему не мало примѣровъ, смѣшныхъ для непосвященнаго въ эту тайну и глубоко прискорбныхъ и досадныхъ для знающаго ее, нетрудно привести вплоть до настоящаго времени" (Об отмене стеснений малорусского печатного слова. СПб.: Тип. Имп. акад. наук, 1905. С. 7–8).
Наверх
 
Кассий
+
Вне Форума



Сообщений: 1829
Пол: male
Re: Малороссийский (украинский, южнорусский, малорусский) язык в России 1704-1917 гг.
Ответ #14 - 02.05.2018 :: 22:50:12
 
"Въ настоящее время, кажется, уже не для кого, и не для чего доказывать, что языкъ Украинскій (или какъ угодно называть другимъ: Малороссійскій) есть языкъ, а не нарѣчіе Русскаго или Польскаго, какъ доказывали нѣкоторые; и многіе увѣрены, что этотъ языкъ есть одинъ изъ богатѣйшихъ языковъ Славянскихъ; что онъ едва ли уступитъ на пр. Богемскому въ обиліи словъ и выраженій, Польскому въ живописности, Сербскому въ пріятности; что это языкъ, который, будучи еще не обработанъ, можетъ уже сравниться съ языками образованными, по гибкости и богатству Синтаксическому – языкъ поэтическій, музыкальный, живописный" (Срезневский И. Взгляд на памятники украинской народной словесности // Ученые записки Императорского Московского университета. Г. 2, ч. 6. М.: Унив. тип., 1834. С. 134).
Наверх
 
Кассий
+
Вне Форума



Сообщений: 1829
Пол: male
Re: Малороссийский (украинский, южнорусский, малорусский) язык в России 1704-1917 гг.
Ответ #15 - 06.05.2018 :: 15:30:13
 
"Языкъ Малороссовъ имѣетъ большое преимущество передъ Русскимъ языкомъ, въ области той отрасли Словесности, которую именемъ простодушной отличаютъ отъ такъ называемой чувствительной. Если всю Изящную Словесность раздѣлить, какъ Шиллеръ это сделалъ, на наивную и сентиментальную, то бытъ и языкъ Украйны присвоиваютъ себѣ преимущественно первую. Отъ чего? Бытъ Малороссовъ простъ, умъ не тупъ, воображеніе игриво, шутки отзываются какою-то нѣгою и лѣнью; языкъ, въ окончаніяхъ словъ и въ самомъ образованіи и сочетаніи ихъ, имѣетъ что-то дѣтское, милое, гибкое, напоминающее намъ нѣкоторыя Славянскія нарѣчія ‒ Сербское, Болгарское ‒ которыя какъ-то поражаютъ насъ простотою прадѣдовскихъ временъ; ‒ кажется, мы слушаемъ предковъ своихъ. Кромѣ этого, у насъ, Русскихъ, простолюдинъ говоритъ однимъ языкомъ; разговорный языкъ, пестрый, несвязный и не совсѣмъ ясный, другой, а книжный, раздѣляющійся еще, по слогу, на высокій, низкій, средній, шуточный, важный и прочее ‒ опять вовсе иной; языкъ Малороссовъ, напротивъ того, сохранилъ всю дѣвственную простоту свою и силу, и всюду себѣ равенъ. Трудно написать по-Русски книгу, о какомъ бы то ни было предметѣ, чтобы ее понялъ каждый мужикъ, ясно, какъ то, что онъ самъ говоритъ; такимъ языкомъ у насъ, доселѣ по крайней мѣрѣ, ничего не написано: задача эта не разгадана. Между тѣмъ, возьмите любое Малороссійское письмо, читайте его чумакамъ, дивчатамъ, парубкамъ, кому хотите: если предметъ не будетъ выходить изъ круга ихъ понятій, то языкъ и смыслъ цѣлаго будетъ имъ понятенъ вполнѣ. Вотъ отъ чего неподражаемая простота и естественность въ разсказѣ; натяжекъ, безъ которыхъ мы писать не умудримся, нѣтъ; облагороженный языкъ народа силенъ, ясенъ, простъ, богатъ на мелочи, на шутки, ему доступныя, а ‒ поддѣлать всего этого невозможно.

И такъ, не знаю, можно и должно ли говорить, что для насъ языкъ Малороссовъ не нуженъ, что воскрешать его не къ чему, и проч. Развѣ есть на свѣте языкъ ‒ живой или мертвый ‒ которымъ люди говорятъ или говорили, плакались или радовались, и который бы не стоилъ вниманія нашего? А если еще и понынѣ сотни тысячъ людей говорятъ этимъ языкомъ, да если языкъ этотъ еще и нашъ, кровный, родной, братскій, одного съ Русскимъ корня, такъ неужели онъ и тогда еще для насъ лишній? По моему, не только можно имъ заниматься для удовольствія и любопытства, ‒ должно изучать его, какъ пособіе нашего языка. Я, напримѣръ ни сколько не призадумаюсь перенять у Украинцевъ выраженія: нисенитница, залицаться, женихаться, если вздумаю замѣнить чѣмъ либо обороты: ни то, ни сё; заглядывать кому-либо мимоходомъ въ лице; волочиться, съ добрымъ намѣреніемъ ‒ и прочее" (Луганский В. [Даль В.И. Рец. на:] Малороссийские повести, рассказываемые Грицьком Основьяненком. Кн. 1. М. 1834, в тип. Института восточных языков, в б. 12, 380 стр. // Северная пчела. 1835. № 17. С. 66‒67).
Наверх
 
Svendeld
Гуру
+
******
Вне Форума



Сообщений: 3103
Москва
Пол: male
Re: Малороссийский (украинский, южнорусский, малорусский) язык в России 1704-1917 гг.
Ответ #16 - 31.10.2018 :: 19:34:33
 
Украинский язык в основе своей деревенский язык, язык села, язык крестьянина и невольника. Поэтому он малоразвит и неуверенно используется в современном мире в современной жизни насыщенной новыми технологиями. В селе в аграрном быту, украинский язык достаточно преуспевающий.
Наверх
 

<div style=
Кассий
+
Вне Форума



Сообщений: 1829
Пол: male
Re: Малороссийский (украинский, южнорусский, малорусский) язык в России 1704-1917 гг.
Ответ #17 - 06.11.2018 :: 20:50:34
 
Svendeld писал(а) 31.10.2018 :: 19:34:33:
Украинский язык в основе своей деревенский язык, язык села, язык крестьянина и невольника. Поэтому он малоразвит и неуверенно используется в современном мире в современной жизни насыщенной новыми технологиями. В селе в аграрном быту, украинский язык достаточно преуспевающий.

Эти шовинистически-бредовые утверждения никак не подтверждаются и не соответствуют теме ветки. Что касается фактов, украинский литературный язык проходил этап становления в Российской империи.
Наверх
« Последняя редакция: 06.11.2018 :: 21:10:21 от Кассий »  
Кассий
+
Вне Форума



Сообщений: 1829
Пол: male
Re: Малороссийский (украинский, южнорусский, малорусский) язык в России 1704-1917 гг.
Ответ #18 - 06.11.2018 :: 21:00:42
 
Одним из исходных критериев в социолингвистической классификации современных славянских литературных языков является наличие или отсутствие у языка государственного (официального) статуса и время его обретения. На основе этого признака было выделено несколько групп славянских языков. В первую группу вошли языки, обретшие наивысший коммуникативный статус в национальных сообществах к началу XX вв.: русский, польский, чешский, сербский, болгарский. Вторая объединила языки, получившие статус государственного в новых независимых государствах на рубеже XX–XXI вв.: словенский, словацкий, хорватский, боснийский, македонский, украинский, белорусский.

Первые две группы (условно обозначаемые как «старые» и «новые» государственные языки) различаются не только и не столько временем закрепления наивысшего статуса языка в национальном коммуникативном пространстве, сколько общей системой и иерархией языковых функций. Ключевую роль играет здесь символическая функция языка, который рассматривается членами коммуникативного сообщества не просто как средство общения, но и как способ национальной (социальной) солидарности. В условиях социально-политической стабильности и национальной зрелости символическая функция уступает место коммуникативной функции: именно так описывается современная ситуация в группе «старых» государственных языков. В группе «новых» государственных языков, в том числе в украинском, актуализируется именно символическая функция языка, а вопросам языкового планирования уделяется пристальное внимание, что вызывает явные аналогии с эпохой национального возрождения.
Наверх
 
Переключение на Главную Страницу Страниц: 1
Печать