Исторический форум (форум по истории)

Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите Вход или Регистрация

 
Исторический форум
  Главная Правила форума Пожертвование СправкаПоискУчастникиВходРегистрацияОбщее сообщение Администратору форума »» переход на Историчка.Ru  
 
Переключение на Главную Страницу Страниц: 1
Печать
История Забайкалья (Прочитано 1241 раз)
Татьяна Муратова
Частый гость
***
Вне Форума



Сообщений: 123
Город Северобайкальск, Бурятия
Пол: female

ИПИ Иркутск
История Забайкалья
14.04.2016 :: 17:06:21
 
Огромный богатейший золотоносный край - Забайкалье незаслуженно забыт. Регион является одним из самых нищих регионов современной России. А ещё совсем недавно, до 90-х годов 20 века край процветал. Работала геологоразведка, добывающие и перерабатывающие горные предприятия, процветали посёлки. А сегодня история края уходит в лету вслед за поколением, которое ещё помнит живое время Забайкалья.

Родина моя - Шахтама
https://youtu.be/WHnGp1H_pM4
Наверх
 
Татьяна Муратова
Частый гость
***
Вне Форума



Сообщений: 123
Город Северобайкальск, Бурятия
Пол: female

ИПИ Иркутск
Re: История Забайкалья
Ответ #1 - 14.04.2016 :: 17:11:48
 
Путевые заметки

Святой Символ России

Тоненькая книжка «Православные храмы Читинской области» издательства Центра по сохранению историко-культурного наследия Читинской области, Чита, 2004 года, поведала:
«Строительство православных храмов на территории Забайкалья относится к середине XVII века и связано с освоением новых земель русскими. В основу плана и систему организации православного храма был положен принцип свершения культовых обрядов, не изменяющийся на протяжении многих лет. Очевидно, этим был тогда обусловлен выпуск альбома типовых проектов культовых зданий, утвержденный правительственным синодом. В границах Читинской области находилось несколько монастырей. Первый из них – Нерчинский Успенский монастырь – был основан в 1664 году и упразднен в 1773 году (Нерчинский район, село Калинино).
К восемнадцатому веку относятся самые древние сохранившиеся культовые постройки Читинской области – Церковь Успения Пресвятой Богородицы в селе Калинино Нерчинского района и Старо-Читинская Михайло-Архангельская Церковь в городе Чите.
Церковь – последнее напоминание о Нерчинском Успенском мужском монастыре – располагается в 8 километрах от города Нерчинска посреди села Калинино (бывшее село Монастырское)*
•      в 15 километрах по автомобильной трассе на Балей.
Из сохранившихся это едва ли не самый первый каменный и самый древний храм Забайкалья. Представляет памятник истории, связанный с освоением и присоединением к России Восточной Сибири и Забайкалья. По своему типу церковь относится к бесстолпным храмам, объем завершен пятью главами. Убранство фасадов: лопатки по углам, невысокий цоколь с валиком и поребриком, карниз с кокошниками, наличники окон на всех фасадах отличаются друг от друга. На северном фасаде колонки опираются на кронштейны в виде упрощенных волют, на южном – колонки расчленены дыньками. Выявленный объект культурного наследия, рекомендованный на федеральную охрану».
Дорога за мостом вела налево, к селу Калинино. Далеко виднелись купола церкви – мы были на правильном пути. Увидеть своими глазами настоящую реликвию, святой символ православной церкви, первым закрепивший земли Забайкалья за Россией в далеком восемнадцатом веке – это была удача. Архитектурный облик церкви завораживал.
И вот мы у цели…
Фундамент здания осел в нескольких местах, тем самым разрушая кирпичные стены церкви. Окна зияли пустотами. Почувствовав наше приближение, из выбитых дверей ринулись на выход коровы и лошади. Одни недовольно качали рогами и нацеливались на нас, другие громким ржанием и стуком копыт выражали свое недовольство нашим присутствием. Слой навоза внутри церкви напомнил Авгиевы конюшни, вычистить которые казалось невозможным. Но купола и кресты гордо возвышались наверху церкви, не накренившись и не растеряв даже в таком запущенном виде своего величия.
Сердце сжалось от увиденной картины, сострадание слезой скатилось по щеке. Гордое ломоносовское «могущество российское прирастать будет Сибирью» никак не ассоциировалось с варварски полуразрушенной реликвией былой русской мощи.
И все же она стоит, красавица – церковь, поруганная, растерзанная, вывалянная в грязи и навозе, но не покоренная, гордая, извещая всем, что Сибирь с XVII века принадлежит России. Стоит и ждет от надменной белокаменной столицы, когда же та удосужится восстановить первый храм – символ присоединения к России Восточной Сибири и Забайкалья.
Дождется? Я так надеюсь, что дождется.

22.06.2007
Село Калинино
Нерчинский район
Читинская область
P.S. Церковь признана первым символом Забайкалья по голосованию, но до сих пор не отреставрирована.

Чугунное литье

Организовав в 2005 году акцию «Товарищ, верь!..», пройдя «дорогой мужества и любви» из Москвы до Нерчинска, Международный союз «Мужество и гуманизм», Союз Писателей России, Межрегиональный фонд «Славомир», Российский государственный архив, Государственный Исторический музей, Общество «Наследие декабристов», Общество потомков участников Отечественной войны 1812 года при поддержке Министерства транспорта РФ, Федерального агентства по культуре и кинематографии Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ и администрации 36 российских регионов при информационной поддержке «Российской газеты» и газеты «Союз» утверждают подвиг декабристов и определяют «идеи, которые исповедовали декабристы, гражданское мужество этих людей, поставивших своей целью воплощение социальной справедливости в России, - как надежные ориентиры нравственного становления нынешнего поколения российской молодежи».
Важно, что первая акция такой направленности состоялась, но очень жаль, что вместо Петровск-Забайкальского группа проследовала в Нерчинск, и в результате посетила не музей декабристов рядом с Петровск-Забайкальской тюрьмой, где содержались декабристы, и не Нерчинский Завод, где кандальники отбывали каторгу, а Нерчинский музей купца-миллионера Бутина, отдав дань памяти не декабристам, а процветающему некогда богачу, имевшему до нескольких миллионов рублей дохода (корова стоила полтора рубля). Фальшивые зеркала царской эпохи вновь обманули.
Вот если бы группа заехала в Петровск-Забайкальский, то, несомненно, увидела бы наряду со значимостью музея декабристов Читинской области (второго после Читы), запустение и разорение самого города. Какие-то толстосумы, скупив старинный чугунно-литейный завод Петровск-Забайкальского, столетия снабжавшего всю Сибирь высококачественным и художественным чугунным литьем, якобы для его дальнейшего развития, уже успели спилить одну трубу завода и сдать ее на металлолом. Весь завод – когда-то гордость России – ожидает такая же участь. Завод, основанный в 1798 году первоначально для изготовления оборудования для каторг России, тот самый завод, где ковал Николай Бестужев кольца из кандалов декабристов. Чтобы навсегда стереть из памяти народной величие и славу завода, другие варвары даже все чугунное литье, памятниками украшавшее местное кладбище, куда, как на экскурсию, ходила знать города XVIII-XIX веков, разрезали и вывезли, сдав на металлолом. Завод, богатый своей историей и единственное предприятие для жителей города – кормилец горожан, уничтожают на глазах. В читинском архиве хранятся документы об истории завода, их хватит не на одну диссертацию. Как же страдает и разочарован Почетный гражданин города Петровск-Забайкальского, член Союза художников России Николай Михайлович Полянский, всю свою жизнь посвятивший памяти декабристам. Его офорты и литография на тему декабристов находятся во многих музеях страны. С его участием восстановлены могилы Лепарского и Горбачевского, часовенка Александрины Муравьевой, крест Михаила Лунина, он выполнил из чугунного литья плиты и мемориальные доски для домов декабристов на улицах Петровск-Забайкальского и Читы. С закрытием завода он теряет возможность заниматься любимым делом и тот уголок в цехе завода, где он за чисто символическую плату создавал свои творения, как дань уважения декабристам. Оставшись без отделения железной дороги и закрывая металлургический завод, город будет обречен на вымирание.
И если уж группа, специально составленная для посещения и возрождения музеев декабристов, в числе которой были потомки декабристов, похороненных в Петровск-Забайкальском, проехали мимо музея на бал в бутинский дворец, где декабристы никогда не были, что говорить о других?
Николай Михайлович, как я вас понимаю и мечтаю о восстановлении завода, где будет открыт специальный цех художественного литья для вас, народный Вы наш патриот Отечества.
Петровск- Забайкальский
Читинская область
20.06.2007
P.S. Николай Михайлович Полянский умер назавтра после своей персональной выставки в Улан-Удэ.

В 2008 году была организована ещё одна поездка по местам декабристов из Москвы на поезде с заездом в Петровск-Забайкальский

Загадка черной трассы

- На черную трассу хотите? – спросил работник ГИБДД и объяснил, где находится отворот.
- Почему черная? – недоумевала я.
- Может быть, она новая, и асфальтовое покрытие там черного цвета? – думала я, когда мы выехали на прямую федеральную трассу, обещавшую нам добраться до Нерчинска за два с небольшим часа.
- За такую дорогу можно и плату брать, я бы согласился платить, - сказал мне муж, весело поглядывая по сторонам и не снижая скорости со ста километров в час. Промчавшись мимо поворота на Урульгу, мы беззаботно проехали еще несколько километров. Здесь-то и началось самое интересное. Асфальт без всякого предупреждения внезапно закончился. Из 210 километров по «Атласу автомобильных дорог России. Сибирь», издательства Москва «Дизайн. Информация. Картография», Астрель, АСТ, 2006 года, мы проехали всего 120 километров.
- Что-то мне кажется, дорога на этом закончилась, - предупредила я мужа.
- Не может быть. В атласе она четко указана, как федеральная с выполнением всех технических требований. А это значит – асфальт.
- Не похоже. Пыль столбом и одни ухабы. Бездорожье.
Мы ехали со скоростью 20 километров в час, так как наша машина совсем не для такой дороги. Навстречу пылили перегонщики – водители, перегоняющие «иностранок» с Дальнего Востока. Они шли караванами, по 10 – 15 машин, оклеенные скотчем, поднимая тучи пыли. На обочине сидели дорожные рабочие. Подъехав, мы поинтересовались, что нас ждет впереди. Они засмеялись и сказали:
- Черная трасса. Бездорожье.
- И что, нет никакой надежды добраться до Нерчинска засветло?
- Есть. Если свернете на Шилку и пройдете по областной трассе, то до вечера успеете добраться. Как же вас угораздило проехать отворот на Урульгу? Давно уже были бы в Нерчинске.
Мы поехали дальше. Впереди замаячил грейдер. Будет лучше?
Мы ехали уже третий час по бездорожью, а проехали всего сорок с небольшим километров. На перевале камень гулко ударился о днище. Метры проезда и остановка. Приехали. Оказалось, мы пробили колесо острым камнем, оставшимся на дороге после проходки грейдера.
Удрученные, злые сразу на всех баб, издавших атлас автомобильных дорог, полный откровенного вранья, на Федеральное агентство геодезии и картографии России, принявший этот атлас к применению, на всех чиновников, без стыда и совести обманувших 100 тысяч пользователей (по количеству тиража), молча, мы поменяли колесо и поехали дальше, надеясь найти шиномонтаж в этом глухом лесу без единого поселка. В нескольких километрах до отворота на Шилку мы действительно нашли шиномонтаж. Нам пришлось стоять в очередь после вереницы перегонщиков, желающих, как и мы, восстановить пробитые колеса. Черная трасса блестяще справлялась со своим назначением и обязанностями. И только свернув на Шилку, где встретили всего лишь четыре перегонщика, пока добирались до поселка, мы вздохнули облегченно и мысленно поблагодарили рабочих-дорожников, которые подсказали нам правильный маршрут.
Я надеюсь, что в ближайшем будущем черная трасса перестанет ею быть, покроется асфальтом, раз открыто такое финансирование на дороги России, будет приведена в соответствии с атласом автомобильных дорог? И другие черные трассы России, если они есть на картах России?

21.06.2007

P.S. По этой трассе проехал позднее В.В. Путин. Видимо, его желание это сделать просочилось к местным властям и они дорогу достроили до его приезда.
Наверх
« Последняя редакция: 14.04.2016 :: 17:21:12 от Татьяна Муратова »  
Татьяна Муратова
Частый гость
***
Вне Форума



Сообщений: 123
Город Северобайкальск, Бурятия
Пол: female

ИПИ Иркутск
Re: История Забайкалья
Ответ #2 - 14.04.2016 :: 17:14:43
 
Путевые заметки

Многострадальная деревня

Въезжаешь в любую деревню и видишь как дань советскому периоду асфальт на центральной улице села. И неважно, какая это деревня, большая или маленькая, близкая к городу или далекая. Въезжаешь и видишь развалины колхозов и совхозов – полуразрушенные капитальные кирпичные и панельные здания контор, клубов, больниц, детских садов, жилых зданий, животноводческих комплексов и зернохранилищ и военных городков. И деревянные покосившиеся домики, в которых живут местные жители, как жили их предки сотни лет назад. Советскую цивилизацию разрушили, но разрушить многовековой уклад деревенской жизни не удалось. Нет колхозных стад коров и лошадей по 2- 3 тысячи голов, нет засеянных и весело зеленеющих полей, нет современной техники на пустующих полях, но сохранились бескрайние великолепные сибирские просторы, где земля отдохнула от нещадной эксплуатации советских времени и ждет сева. Там же, где добрый хозяин и здоровый коллектив сохранили коллективное хозяйство, открыты библиотеки и дома культуры, коровники радуют глаз новыми шиферными крышами, загоны и зеленые выпасы полны живности: коровы, кони, овцы, свиньи. Весело поют петухи и лают собаки. Те, кто пережил лихое время перемен сообща, уже встали на ноги. Те, кто растащил совместно наработанное хозяйство, спиваются и деградируют. Лишь отдельные предприимчивые личности преуспевают на перекупке и снабжении нищих деревень, живущих на пенсии стариков, товарами и продуктами, в основном импортного производства. Одни деревни полностью ликвидированы, другие сохранились и укрупнились, как Верхоленск, деревушка под Качугом, основанная в 1641 году, и процветающая поныне.
Пришло время объединения, но не насильственного, как это было в 30-е годы прошлого века, а добровольного, с использованием опыта советской жизни. Разве составит труда для деревенских жителей восстановить разрушенную коллективную недвижимость, если пройдет клич по России: «Поднимайся, деревня!» Город тебе поможет техникой, товарами, строительными материалами, кадрами. Было это уже, было. И вновь будет. А уж деревня не останется в долгу. Сполна расплатиться молоком и медом, пахнущими деревенской свободой, хлебом и мясом с экологически чистой территории, яйцами и вареньем, помидорами, огурцами, луком и зеленью. И не надо сгонять силой народ в кучу, незачем. Он сам решит, кому что милее. Или остаться фермером и жить на заимке в тишине и спокойствии, в одиночку решая свои проблемы и работая от зари до зари на своем личном хозяйстве, имея свой личный доход, или вернуться в государственные возрожденные коллективные хозяйства. Матушка многострадальная русская деревня. Как хороша ты в заунывных песнях деревенских старух и заливистом звучании деревенской гармошки. Как печальна ты в тоскливом взгляде молодого мужика, за много верст от деревни искавшего работу и так не нашедшего ее и спивающегося от тоски и внутреннего беспокойства. Как красива ты в ухоженных огородах и как безобразна в зияющих пустотами разграбленных зданиях. Обошли тебя стороной все самые продуманные программы правительства – нет ни связи, ни Интернета в местных школах. И яркими красками радуют глаз платья выпускниц, и горят их глаза. Уезжают из деревни выпускники в неизвестность, в поисках лучшей доли. И расцветает небо деревни фейерверками выпускного бала.
Современная деревня. Что ждет тебя?

25.06.2007
Вершина Шахтама
Читинская область

- Чем собираешься заниматься?- спросили мы двадцати двух летнего парня, только что вернувшегося с армии.
- С ребятами оформим 30 га земли, для начала картофелем займемся, потом видно будет. Деньги сами заработаем, своим трудом.
К дому подходили деревенские парни, все примерно одного возраста, здоровые, крепкие, как вся молодежь деревни. Чувствовалось, что Владимир – лидер, его здесь явно ждали. Что ж, за это село можно быть спокойным.

26.06.2007
Село Калга
Читинская область

Вдруг мы увидели сказочный городок среди хаоса. Агинский бурятский национальный округ. Современные общественные здания из сверхсовременных строительных материалов, пластика и стекла, ровные и аккуратные домики, одинаковые новые шиферные крыши, чистота, зелень, красиво выкрашенные заборы вдоль трассы – все впечатляет. Сколько же нужно Кобзонов для России, чтобы каждый депутат смог так обустроить свой избирательный участок, привлекая на это финансирование. Богатенькая Москва немало отстегнула бурятскому округу с его 76 тысячами населения под обаянием народного артиста России. Что же будет теперь, когда округ объединяют с областью? Кто будет содержать всю эту красоту из нищего областного бюджета? Что ждет этот райский уголок? Кроме раздражения, жители Читинской области не испытывают ничего к этой московской цивилизации на читинской земле. А жаль. Конечно, хотелось бы, чтобы другие читинские города, поселки и села выглядели как Агинское, а не наоборот, Агинское скатилось до уровня рядовой деревни Читинской области. Да где же они денег возьмут? Где найти Кобзонов для всей Читинской области? Ведь без разработанной государственной политики развития российской глубинки кобзоновские деревни процветать долго не смогут.

27.06.2007
Агинское
Агинский бурятский национальный округ

Особенности национальных дорог.
«Когда благому просвещенью
Отдвинем более границ,
Со временем (по расчисленью
Философических таблиц,
Лет чрез пятьсот) дороги, верно,
У нас изменятся безмерно:
Шоссе Россию здесь и тут,
Соединив, пересекут.
Мосты чугунные чрез воды
Шагнут широкою дугой,
Раздвинем горы, под водой
Пророем дерзостные своды,
И заведет крещеный мир
На каждой станции трактир».

А.С. Пушкин
Евгений Онегин, глава XXXIII

Совершив путешествие в 7 тысяч километров по Восточной Сибири, и на себе испытав все «прелести» российских дорог, я могу их оценить.
Российские дороги в глубинке не поддаются никакому логическому объяснению. Одно верно: трактир на каждом перекрестке или есть или строится. Не пришлось ждать 500 лет, уже все состоялось. При въезде в Качуг по жигаловской трассе утыкаешься в трактир под названием: «Три сосны». Так что пророчества поэта бесспорны. Что касается дорог и мостов, то они непредсказуемы, как сама Россия. Однажды попав на черную трассу, мы и не предполагали, что нам придется еще встретиться с ней в другом регионе. Но, выехав из Братска на Усть-Кут через Падун, мы вновь попали на черную трассу. И вновь в атласе дорога указана с асфальтовым покрытием, на деле же около 20 километров трассы посередине пути были бездорожьем. С той и другой стороны – асфальт. А что посередине? Кого это волнует, кроме тех, кто по этой дороге ездит.
Другой особенностью автомобильных дорог России являются сплошные дорожные знаки на федеральной трассе, даже там, где они особо и не нужны. И полное отсутствие таковых внутри населенных пунктов, где засилье огромных рекламных щитов отвлекает внимание, и найти правильное направление почти невозможно. Так произошло на нашем пути между Иркутском и Ангарском и в Тулуне. Вообще иркутская трасса полна странностей. Трасса на стыке областей почти всегда является бездорожьем, так здесь и деревня Тулюшка, что посередине Иркутской области, явно выпала из планов ремонта и содержания дорог. Когда бы по ней не ехал, там всегда бездорожье. Но надо все же отдать должное: ремонтные бригады дорожников на иркутских дорогах встречаются очень часто.
Огромные горы промытого песка в Читинской области в километре от села Колобово навели на мысль строительства асфальтового завода в этом месте. Он удобно может снабдить асфальтовой смесью все дороги Читинской области, а песок вот он, готовый, ждет, когда его используют для дела. Старатели раскопали всю землю Забайкалья, а рекультивацию, как это всегда было предусмотрено в советское время, во время перестройки предусматривать было ни к чему, ведь дикий рынок все спишет. Так пришло время хотя бы использовать для дела эти горы песка и исправить вред, нанесенный природе, с пользой для себя.
Почему-то на стыке Читинской области и Бурятии прямо по федеральной трассе на машинах перевозят хлысты деревьев необъятной длины, создавая хаос на дороге.
И уж самая интересная ситуация на дороге Хребтовая - Усть-Кут – Северобайкальск – Таксимо – Чара и (по зимнику) Таксимо - Бодайбо. Дорога эта вроде бы никому не нужна, но сегодня ее используют нефтяники и газовики для перегонки техники и оборудования и перевозки труб, РЖД для доставки людей и грузов на ремонт и содержание железнодорожного полотна и железнодорожных мостов, золотари для перегонки техники, и другие организации, находящиеся в зоне БАМа: строители, связисты, торговые фирмы и т.д. На карте дороги между Киренгой и Северобайкальском вообще нет. На деле же есть бамовская дорога с полуразрушенными мостами и разбитым полотном. Она проходит по сложнейшему рельефу между Иркутской областью и Бурятией. Это единственный путь, по которому выезжают на большую землю бамовцы и жители Севера, по которому они перегоняют купленные на материке автомобили, так как сеткой по железной дороге купленную машину можно довезти только до Иркутска, больше на трассе Иркутск – Тында нигде не предусмотрены прием и разгрузка автомобилей. Некоторые водители большегрузных машин, наглые и бесцеремонные. Извергая в пространство копоть и пыль, они и не подумают пропустить маленькие легковушки, и часами приходится ехать в этом угаре. Такое ощущение, что водители радуются, создав неприятности другим.
Это единственная дорога, связывающая с центром несколько северных регионов России: Иркутскую, Читинскую область и Бурятию. И все в ней нуждаются. И все эксплуатируют. Кроме того, автомобильная дорога вдоль железной дороги во все времена была и есть стратегически важный оборонный объект. Не видеть этого невозможно. Вот только разрушаются последние, дышащие на лад, бамовские мосты, размывается дождями и тающими снегами полотно дороги. Водители большегрузных автомобилей рискуют жизнью и не обращают внимания на знаки, недавно установленные по территории Иркутской области, ограничивающие вес проходящих по мостам машин, и ювелирно едут через них, так как другого пути просто нет, а ехать надо.
Если в каждом бамовском поселке уже есть и цифровая и мобильная связь, то вот автомобильные дороги оставляют желать лучшего. А без дорог, как и без связи, развитие края просто невозможно, а повседневная жизнь затруднена. Будем надеяться, что нацпроект по строительству автомобильных дорог коснется и наших территорий.

04.07.2007

Северобайкальск – Улькан - Качуг – Иркутск – Улан-Удэ – Новоселенгинск – Кяхта – Петровск-Забайкальский – Чита – Нерчинск – Вершина Шахтама – Газимурский Завод – Нерчинский Завод – Благодатск – Горный Зерентуй – Калга – Борзя – Тулун – Братск – Усть-Кут - Северобайкальск
Наверх
 
Переключение на Главную Страницу Страниц: 1
Печать