Исторический форум (форум по истории)

Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите Вход или Регистрация

 
Исторический форум
  Главная Правила форума Пожертвование СправкаПоискУчастникиВходРегистрацияОбщее сообщение Администратору форума »» переход на Историчка.Ru  
 
Переключение на Главную Страницу Страниц: 1
Печать
Войны в бывшей Югославии 1991-2001 (Прочитано 9524 раз)
efan81
Продвигающийся
**
Вне Форума



Сообщений: 71

БрГТУ
Войны в бывшей Югославии 1991-2001
12.01.2014 :: 13:43:07
 
Кровавые события отгремели там уже более 20 лет назад. Та трагедия уже стала историей. историей, которую уже начали переписывать и фальсифицировать. Данная статья была написана в 2009-м, когда в Гаагский трибунал был отправлен бывший лидер боснийских сербов Радован Караджич.


СПУСК   ЗНАМЕНИ
(НА  АРЕСТ  РАДОВАНА   КАРАДЖИЧА)
    
1.1. ВСЁ ИМЕЕТ ПРИЧИНУ

Наконец-то свершилось! Гуманная Европа и всех цивилизующая Америка ликуют. Враг рода человеческого, «европейский Бен-Ладен»,  страшный убийца и неутомимый насильник мусульманских девственниц, изувер, но и конечно, серб, Радован Караджич изловлен и посажен в тюрьму. О чём с гордостью сообщила пресс-служба гауляйтера оккупированных сербских территорий Бориса Тадича.
Сразу возникают вопросы, и первый из них: почему именно сейчас? Надо быть  либо конченым европейцем, либо просто дураком, чтобы не понимать, что  в Сербии Радован Караджич мог находиться только с негласного одобрения белградской Скупщины. Его охранял сербский спецназ, причём не абы кто, а те самые диверсы СДБ, которые не в тылу ошивались, а как раз и обеспечивали для сербов  и взятие Дубровника, и разгром исламского воинства в Боснии под Игманом, Бихачем, Брчко и тэдэ, а также проводили ту самую операцию «Подкова», которая до сих пор вгоняет в холодный пот и бешенство полководцев НАТО, ибо она заставила понтовитый генералитет Альянса не  перед журналистами дефилировать, а воевать! И эти парни не раз надирали задницу доблестному НАТО при попытке повязать Караджича в Боснийской Сербии. И вдруг Радована выдают. Почему?
Ответ, на мой взгляд, прост, хотя  не думаю, что его озвучат «по дебильнику». Наши патриоты сейчас выльют огромный ушат помоев на Бориса Тадича, красочно поясняя, какой он м##ак, хотя  этого – кстати, действительно гауляйтера – стоит понять. Может быть это моё субъективное мнение, и оно неверно, но мне кажется, что арест Караджича – это свидетельство того, какое сильнейшее давление оказывает вшивая Европа и вонючая Америка на Белград, пытаясь заставить сербов отказаться от тех льгот и контрактов, которые они предоставили России исключительно только в обмен на принципиальную позицию Москвы в вопросе Косово. И Тадич вертится как уж на сковородке, чтобы и контракты сохранить, и западных спонсоров не обидеть. Дело тут не в его патриотизме, эти контракты стоят миллиарды долларов, и откажись от них, Сербии придётся платить многомиллионные отступные, помимо политических скандалов и сопутствующего очередного раскола правительства. Однако и свои уже положенные и ещё обещанные миллионы долларов с Запада терять также неохота. Вот Тадич и тянет время. Он демонстрирует шаги исключительной лояльности Западу, но сами контракты не трогает, выигрывая, таким образом, время. Брюсселю и Вашингтону его вроде и не в чем упрекнуть, однако и реального выигрыша нет.
Тактика Тадича стала понятной и предсказуемой: теперь, когда добрый Запад в очередной раз повернёт его к себе задом и заставит прогнуться, «сербский ЕБН» повяжет и выдаст в Гаагу Горана Хаджича. Снова поставят раком – выдаст Ратко Младича (чего не сделаешь ради таких бабок!). План для циничного политика хорош, но…!
Гладко на бумаге, а забыли про овраги. Выдача Караджича сдвинет тектонические процессы не только на Балканах, но и по всей Европе. И эта ударная волна может докатиться и до России; это не «посажение» никому неизвестных бессловесных служак Буданова с Ульманом. Но почему? Неужели арест какого-то беглого политика может что-то изменить? Может! Арест Караджича это похуже ареста Слободана будет. Тогда сербы сдали своего президента, сегодня спускают знамя. Причём знамя не только своё, но и всей этой дебильной, безумной, рукоплещущей  Европы.


1.2. СЕРБСКОЕ  ЗНАМЯ

Кто же такой этот Радован Караджич? Почему его значение сегодня так велико, что перед ним бледнеет даже некогда всемогущий Слободан Милошевич? Наши журналисты, вылившие немало шаек дурно пахнущей бурды на голову арестованного, сами постоянно дают ответ на этот вопрос, называя Караджича «ЛИДЕР боснийских сербов». Святая правда, он был настоящим НАЦИОНАЛЬНЫМ ЛИДЕРОМ, в то время как Слоба, несмотря на все свои потуги, как был так и остался просто президентом. Караджичу удалось добиться того, что не удалось добиться ни одному политику современной Европы – настоящей преданности собственного народа. Кто-то скривит фейс, скажет, что этого мало, мол, всё равно ведь выдали, какая это преданность? Отвечаю: представьте себе, что Россия оккупирована, представьте, что кругом вражьи гарнизоны и орды местных полицаев, а всех наших «царёв и бояр» объявили военными преступниками и начали на них охоту. А теперь сами себе ответьте, сколько протянут наши думцы, кремлёвские сидельцы и прочие абрамовичи в подполье, кто их будет скрывать? Подумали, то-то! А Радована Караджича его народ скрывал 13 лет на территории меньше Московской области! Скрывал самого разыскиваемого человека в Европе, за голову которого объявили награду и охотились все спецслужбы мира.  И ни х…, извините за грубое слово. Даже янкесы обгадились со своими супер-пупер шпионским оборудованием и космической разведкой. Что это как не преданность? И Радован Караджич её заслужил, ибо был единственным «лидером старой Европы».
Впервые политики услышали об этом человеке лишь в ноябре 1990-го года, когда Сербская Демократическая Партия (СДС), представлявшая интересы сербов в парламенте республики Босния и Герцеговина, выдвинула его своим лидером.   
Сербская Демократическая Партия выросла из организации СДС Йована Рашковича, создававшейся для представления интересов сербов в Хорватии. Йован Рашкович хотел создать  умеренную национальную партию, могущую представлять интересы сербов в Саборе Республики Хорватская.  Так как в  Сербской Краине в Хорватии жило 580 000 сербов, а хорватов было 4 миллиона, Рашковичу как воздух была нужна поддержка Белграда и боснийских сербов, и он переносит свои действия в сербский город Западной Боснии - в Баня-Луку.
Формируется СДС в массовом порядке летом 1990-го года. Столь быстрое формирование партии (июнь-июль) обусловлено деятельностью культурного  общества «Просвета». Ядром этой  общественно-просветительской организации были сербские интеллектуалы Сараево среди них и был писатель Радован Караджич.
Почему во главе СДС оказался именно он? Да просто было некому. Тихо-мирно делить бабки в спокойной Боснии 80-х могли и чинуши с партфункционерами компартии Югославии, но в 1990-м в воздухе уже пахло грозой, все отчётливо понимали, что тут не только кресла, но  и головы лишиться можно. А раз Босния напоминает дурдом, пусть с ней врач-психиатр и разбирается. Радован Караджич, врач-психиатр, поэт, за это дело и взялся.
Как и всякий черногорец он был наделён честолюбием и амбициями, ему не раз попадало за его независимость, в частности его обвинили в том, что он, вместе со своим другом Момчило Краишником,  «прихватизировал» кучу денег при строительстве собственной дачи в Пале. (32) До сих пор непонятно, правда это, или Караджичу так гаденько отомстили за его самостоятельность.
Самостоятельность у него была, и ещё какая. Он железной рукой заткнул глотки всем антикоммунистам-четникам у себя в партии и пошёл на переговоры со Слободаном Милошевичем, который уже с полгода исполнял обязанности президента Сербии.
Радован сразу понял, что СДС нужен был сильный партнёр в Сербии, обладающий достаточной законностью, весом и поддержкой. Но, поддерживая Милошевича, Радован напрочь разругался с сербской оппозицией, которая, в благодарность, подложила Караджичу хорошую свинью на выборах 90-го года; тогда Вук Драшкович и вся его тёплая компашка будущих героев «бульдозерной революции 2000» призвал сербов бойкотировать выборы в Боснии «как незаконные», а это резко снижало избирательную активность сербов и ослабляло их позиции в Сараевской Скупщине.
В том неописуемом разброде и бардаке, который царил в Югославии накануне распада Караджич первый из политиков вместо провокационных лозунгов, вызывающих межэтнические драки и столкновения предложил ясную программу – целостность Боснии и Герцеговины, укрепление связи республики с Сербией и пересмотр границ в случае выхода Боснии из состава югославской федерации. Именно с такой программой СДС вышла на выборы 18-го ноября 1990-го года.
Караджич думал, что он пошёл на выборы, но на самом деле он уже пошёл в смертельный бой за людей, которые ему доверились. Он ещё не знал, что его, выражаясь современным языком, извините, «электорат», уже приговорили, что в глазах немногих знающих людей, боснийские сербы уже перешли в разряд живых мертвецов.
Эшафотом № 1 для боснийских сербов в 1990-м году выступала Герцеговина. Заселённая в большинстве хорватами-католиками, она подняла над всеми своими ратушами флаг с «шаховницей» и спускать его не собиралась.
Наши журналисты даже на официозных каналах сегодня на все лады распекают Прибалтику «за фашизм», что многим кажется странным, учитывая их «общечеловеческий настрой». Ничего однако странного нет, жарким летом 1990-го те же журналисты наотрез отказывались замечать не бутафорский прибалтийский, а настоящий хорватский нацизм.  На фоне несколько заторможенных прибалтов, горячие хорватские парни смотрелись весьма эффектно: в чёрной форме,  кепи на головах, с «калашами» в руках маршировали они колоннами по улицам хорватских и герцеговинских городков: «Великая Хорватия! Зиг Хайль!». Папа Иоанн Павел  II, которого сегодня записали в самые большие миролюбцы,  при виде этой картины аж прыгал от радости, несмотря на свои немощи.  Впрочем, Папу тоже понять можно.
Ватикан, пребывающий в хронически полусогнутом состоянии под прессом атеизма, безверия, разгула западного общества потребления, лихорадочно искал в это время пламенных адептов католической веры. «Солдатами Христа» в Европе могли быть только словенцы и хорваты. В определённой мере изолированные от чумы западного потребительства, охваченные эйфорией «единения со свободным миром», закалённые в конфликте с «коммунистами» и «православными ортодоксами», они были настоящим подарком для Папы. И Иоанн Павел II не собирался упускать свой шанс.
Только что объединившаяся Германия тоже лихорадочно закрепляла и столбила собственную сферу влияния в Европе, в хаосе «бархатных революций» и тотальном, всеобщем и каком-то истерическом самоуничтожении СССР.
Хорваты знали: ИМ ПОМОГУТ!, их НЕ кинут – МОЖНО воевать. Ни о каких переговорах осенью 1990-го года с хорватами в Герцеговине  и речи быть не могло, тут вопрос стоял только один: кто быстрей добежит до армейских арсеналов.
Теперь о самом главном, о «несчастных страдальцах», боснийских мусульманах, которые, как писал «король российского детектива» Александр Бушков «…никаких империй не строили, а просто занимались хозяйством и мирно пасли свой скот в горах…». Оставим этот маразм мысли на совести автора многих исторических исследований, и посмотрим на реальную мусульманскую живодёрню, пардон, «хозяйство», и посмотрим какой СКОТ боснийские мусульмане собирались пасти.
Партия Демократического Действия (СДА) - мусульманская партия Изетбеговича -  пользуясь большинством в сараевском парламенте, 15 сентября 1991 года протолкнула программу заселения «босняков» в Боснию и Герцеговину.
По ней предусматривалось переселение из Турции, Албании, Косово и Санджака до 5 МИЛЛИОНОВ мусульман, якобы потомков переселенцев из Боснии и Герцеговины. Изетбегович готов был сюда поселить не только этих «босняков», не знавших в своем большинстве «босняцкого» языка, но и арабов, и афганцев, и иранцев лишь бы выпихнуть из Боснии сербов и хорватов. Главный поток переселенцев направлялся бы в традиционно сербские области, а затем поток переселенцев пошел бы по всей Боснии и Герцеговине, ширя ее «природные» границы по Сербии и Черногории вплоть до Адриатики, переименовывая города и руша «памятники чужой оккупации».
(продолжение следует)
Наверх
 

Мы создаём СверХновую Реальность! - http://forum.russ2.com/index.php?showforum=66
efan81
Продвигающийся
**
Вне Форума



Сообщений: 71

БрГТУ
Re: Войны в бывшей Югославии 1991-2001
Ответ #1 - 12.01.2014 :: 13:44:59
 
ПРОДОЛЖЕНИЕ-1

Тому свидетельствовали как лозунги СДА (пример – «от Ирана до Адриатики будет исламская земля»), так и куда более серьезные планы различных исламских государств и движений.
Сербское и хорватское общество успокаивали  своеобразно. Муфтий Боснии и Герцеговины Эфендия Церич ласково так заявлял: «...Исламская религия - революционная религия, которая обязана расширяться…», «…Мы не признаем ни одну систему власти, которая не основана на исламе, а такие государства как Испания, Сицилия,  государства Балкан, Южной Италии были на землях исламских и должны в ислам возвратиться…». (данные О. Валецкого)
Что было делать с такими политиками, за которых голосовали все боснийские мусульмане, давшие Изетбеговичу большинство? Радован Караджич пытается бороться. С его подачи  военные Сараевского и Тузлинского военного округов забирают оружие со складов Территориальной Обороны (ведомство МВД), чтобы Изетбегович не раздал его исламским экстремистам. Именно благодаря организационным усилиям Радована  удалось сорвать и пробойкотировать принятую 15-го мая 1991-го года к рассмотрению «Декларацию о суверенитете БиГ». Но главным детищем Караджича в то время был «Исторический договор», заключённый между  его СДС и мусульманской партией МБО Адила Зульфикарпашича при политическом арбитраже Слобы в Белграде в июле-августе 1991-го года. В том, что такие переговоры Зульфикарпашич, интеллектуал Сараево, лидер второстепенной партии, было начало провала этих переговоров. В случае если договор устроил бы Изетбеговича, то он ратифицировал бы его, если нет, то свалил бы всю вину на Зульфикарпашича как на коллаборациониста и сбросил бы его с политической сцены. Одним противником, пусть даже таким слабым, меньше.
Соглашение было подписано. Вот его основные пункты:
1) СДС признаёт целостность БиГ и сворачивает процесс создания сербских автономных областей.
2) Мусульмане сохраняют республику в составе федерации  и трансформируют её в союз трёх наций
3) Белград предоставляет Санджаку культурную и административную автономию.
4) Министерство обороны публично обязуется назначить мусульман командующими корпусами ЮНА в Сараево, Баня-Луке, Мостаре и Тузле.
Слободан Милошевич объявляет мусульман основной нацией в БиГ.
Как видно из этих пунктов, Караджич пошёл на огромные уступки мусульманским лидерам, дав им всё, что они требовали, кроме независимости. Милошевич тоже добился своего: Босния-Герцеговина с её стратегическим положением и экономическими ресурсами - уголь, железная руда, бокситы, древесина, гидроэлектроэнергия, к этому нужно добавить мощнейший ВПК здесь расположенный, – остаются в сфере влияния Белграда.
Этот действительно шанс избежать войны был без пощады зарезан Изетбеговичем. Документ был уничтожен президентом БиГ не просто с бухты-барахты, в после его поездки в июле 1991-го года в… США. Что пообещали мусульманскому лидеру в Белом Доме и Госдепартаменте за разжигание войны в Европе, показало время.
Все усилия  Радована Караджича сохранить мир на своей земле потерпели крах – началась война в Хорватии.
Босния образца июля-декабря 1991-го здорово смахивала на ведро, набитое горючим материалом и подвешенное над полыхающим костром.  Баня-Лукский корпус ЮНА состоял только из боснийских сербов, Национальная Гвардия сектора «Юг» (район Дубровника) комплектовалась герцеговинскими хорватами.  Босански-Брод обменялся артиллерийскими ударами со Славонски-Бродом. Мостар горел и рушился: там шли бои между хорватскими боевиками, солдатами ЮНА и невесть откуда выскочившими мародерами всех национальностей. По всей Герцеговине вспыхивали перестрелки: пока что сербско-хорватские, но и мусульмане вооружались  и уже вклинились в войну.
Целые отряды воевали на стороне хорватов в Восточной Славонии и Дубровнике, несколько раз колонны ЮНА Тузлинского корпуса попадали в засады мусульман недалеко от города уже в ноябре 1991-го.
Для Белграда война шла где-то далеко и не затрагивала своим влиянием «проблемные зоны» типа Косова и Македонии, для боснийских сербов она была угрозой вполне реальной.  Солдатские матери в Белграде устраивали митинги протеста против войны, в Сараево и Баня-Луке устраивали манифестации солидарности с армией.
На фоне хорватского кошмара гуманная и человеколюбивая Европа за уши тащит Боснию к независимости. Опережая события, Радован Караджич в рекордно-короткие сроки  организовывает референдум боснийских сербов. Они говорят чёткое «Нет» отделению, но Запад не слышит, он  уже Югославию раскрошил, и ни о каких формах федерации и слышать не хочет.  ЕС признаёт только референдум мусульман и хорватов  от 28 февраля 1992-го года, на котором  мусульманин не считался мусульманином, если не проголосовал минимум 3 раза на разных участках.
А 1-го марта 1992-го года произошёл теракт сравнимый по шоку с Бесланом. Прямо в центре Сараево мусульманские террористы расстреляли сербскую свадьбу. Это вызвало волну паники среди сербов, видевших в этом символ их будущего положения в  «демократическом мусульманском государстве» Изетбеговича. С тех пор «расстрел на Башчаршии» или «свадебная бойня» стал для сербов ключевым доказательством того, что им надо бороться за создание своего государства или ложиться под мусульманские клинки.
Радован Караджич немедленно начал действовать. По его приказу был создан основной чрезвычайный штаб «КС СДС Сербского Народа БиГ», ставший организующим центром сербской обороны, сразу приступившей к возведению баррикад в Сараево. Все основные пути были перекрыты 20-тью баррикадами, сооружёнными для «задержки, укрывшихся в старом городе преступников», и был выдвинут ультиматум из шести пунктов. В нём требовалось арестовать преступников, продлить работу конференции по БиГ в Лиссабоне, сделать договорённость трёх общин обязательным условием международного признания независимости Боснии, преобразовать МВД и разделить инфраструктуру СМИ.
Переговоры глав всех трёх общин на конференции по БиГ в Лиссабоне шли до 16-го марта. В этот день Изетбегович, Караджич и лидер хорватов Бобан подписали итоговый документ, по которому Босния и Герцеговина трансформируется в конфедерацию по национальному признаку. Территории должны были нарезаться по принципу национального большинства. Два дня документ правили, вносили корректировки и доводили его до компромисса. Однако 18-го марта Алия Изетбегович проводит длительную беседу при закрытых дверях с американским послом в Белграде Циммерманом. И вечером того же дня он отказывается от своей подписи и покидает Лиссабон. Конференция оказалась сорванной.
В этот же день  Германия начинает очередную кампанию в поддержку Словении и Хорватии,  увенчавшуюся принятием обеих государств в СБСЕ и ООН без обычных для этих организаций бюрократических проволочек.
- Мы во всём поддержим наших хорватских друзей! – заявил Гельмут Коль.
- Смелей шагайте в Европу, герр Туджман! – говорил министр иностранных дел ФРГ Г. Гёншер.
Туджман понял эти слова слишком уж буквально: на территорию центральной и южной Герцеговины, населённой хорватами входят войска армии Хорватии. Большие территории ставятся под контроль без выстрелов, на фоне бездействия ЮНА и рукоплесканий боснийских хорватов.  28-го марта  1992-го года армия НГХ при поддержке отрядов Мате Бобана начинают штурм города Купрес в центральной Боснии. Этот  город имел важное стратегическое значение, так как через него шли практически все дороги с гор в долины, и – вот беда! – контролировался местными КС боснийских сербов. Такое положение надо было исправить!
Шесть хорватских бригад, ведших совместно с силами «Исламской патриотической Лиги» - прообраза будущей «армии БиХ» - и местными бандами хорватских скинхедов Доброслава Параги начали боевые действия.  Многострадальные горы Боснии эхом вознесли орудийные залпы, дробный лай автоматов в синее небо Балкан. Сербов из города выбили. В одном только Купресе союзничками было перебито несколько сот православных жителей. Так началась четырёхлетняя боснийская война.


1.3. ПРЕЗИДЕНТ РЕСПУБЛИКИ СЕРБСКОЙ

Седьмого апреля 1992-го года была провозглашена Республика Сербская в Боснии с временной столицей в Пале. Её бессменным президентом Радован Караджич и был  долгие 5 лет.  Это был единственный президент на территории Европы, одетый в боевой камуфляж, человек, который  несколько лет пытался предотвратить войну, но как только она началась, повёл её сразу решительно и безоглядно, человек, который хотел малой кровью остановить большую кровь.  Президент РС отлично понимал, что завоевать всю Боснию нельзя, поэтому для РС необходимо было отвоевать территорию, делавшую республику жизнеспособной и монолитной. Он работал как ЛИДЕР, а не как политик, ведь под угрозой стояло не его кресло, вопрос стоял о выживании сербов в Боснии вообще.   
В мусульманских городах Сребреница, Жепа-Планина, Горажде началось массовое избиение сербского меньшинства. Мусульмане как будто осатанели: вырывали раскалёнными клещами у женщин груди, выкалывали глаза, сажали на кол, ломали позвоночник, сжигали заживо.
Мусульмане, пусть и заведенные своей верхушкой в тупик, шли именно на войну не нажизнь, а насмерть. Хотя может они, и не думали, что война – это не весёлое развлечение, и не охота за головами «трусливых сербов», что за роковое решение – взять автомат в руки,  надо будет дорого платить.
Несмотря на мусульманский геноцид, политики в Белграде дрожали только за свои кресла и со страхом смотрели на Запад: что там скажут? Потому и поведение их было соответствующее, заявления из уст «команды Милошевича» звучали только о «исключительно политическом решении конфликта», «трезвом и ответственном поведении», «роль ЮНА в этом остром политическом конфликте должна быть сведена к минимуму», «о вредности непродуманных поступков, несущих пагубные последствия». И пока с высоких постов лился весь этот бюрократический маразм, Босния и Герцеговина погружалась в еще больший хаос, нежели Хорватия 1990-1991 годов.
Президент Республики Сербской сразу понял: воевать, так воевать. Во главе своей армии он поставил единственного хорошо зарекомендовавшего себя в хорватских боях офицера ЮНА – полковника Ратко Младича , договорился с военными из ЮНА, бог знает, что им пообещал, но на фоне пассивных и трусливых директив Белграда, заставлявшего войска топтаться на месте,  командир Ужицкого корпуса ЮНА генерал Ойданич  выступил с территории Сербии в Восточную Боснию с главным направление на Вишеград, а затем и на стоящее на полпути до Сараево  Горажде. Силы Ужицкого корпуса ворвались также в Зворник, Фочу и завязали бои с мусульманами ПЛ на подступах к Чайниче, чем переломили ход событий в Восточной Боснии.  Уже через неделю Белград начал вывод всех войск ЮНА из Боснии с громкими извинениями в адрес Запада, но Караджич и Младич жёсткими мерами уже сколотили армию, которая за полгода раскатала в плоский блин хорвато-мусульманское воинство, отбив 2/3 территории Боснии.
Всегда нужно помнить, что Радован Караджич – это человек, который на голом месте, в сверхэкстремальных условиях тотальной войны на уничтожение создал  НОВОЕ государство в Европе. У него не было республиканских институтов, какие были в Словении, Хорватии или в Сараево, всё приходилось создавать с нуля.  Естественно, что государство получилось анархичным, наспех слепленным, с бардаком и военным хаосом, но оно функционировало, и вело войну с Исламской Боснией, подпитанной Западом и Исламским миром и полноценным государством – Хорватией. Уже на этом фоне все эти Клинтоны, Блэры, Шираки смотрелись на фоне этого деятеля как шакальё вокруг льва. И Караджич знал им цену, выделяя деньги для скупки британских чиновников, чтобы они саботировали решение о силовом ударе по боснийским сербам, что начала предлагать Америка, ещё  в начале 1993-го года, после ряда блестящих побед сербского оружия в 1992-м году. Об этом во всех подробностях описал британский разведчик Томлинсон. Вестимо какие чувства питало это шакальё ко льву. Здоровую ненависть.

(ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ)
Наверх
 

Мы создаём СверХновую Реальность! - http://forum.russ2.com/index.php?showforum=66
efan81
Продвигающийся
**
Вне Форума



Сообщений: 71

БрГТУ
Re: Войны в бывшей Югославии 1991-2001
Ответ #2 - 12.01.2014 :: 13:47:46
 
ПРОДОЛЖЕНИЕ-3

С нашими «царями и боярами» было ещё проще. Кем они должны были считать Караджича со своей колокольни? Да только психом! Ну действительно, ну отвоевали твои сербские лохи большие территории, ну оттоптали любимые мозоли Запада. Ну так продай это за нехилые бабки, какого чёрта?
Есть черта у Караджича, которую нельзя у него отнять – неподкупность. В течение всей боснийской войны Запад навязывал сербам переговоры, на которых требовал у Караджича сдать свою республику. Ясен пень, что не только просили, но и пытались купить, и что? За 5 лет с Караджичем работала Арбитражная комиссия ЕС лорда Бадинтера,  комиссия Вэнса-Оуэна, Контактная Группа ООН в трёх составах, и ни фига толку. Боснийских сербов сдал в Дейтоне более сговорчивый Слободан Милошевич.


1.4. ВОЕННЫЙ ПРЕСТУПНИК

Выбить такого политика можно было только силовым путём, однако ряд покушений на его жизнь, за которыми торчали волосатые уши западных спецслужб, с треском провалились. Оставался последний способ – объявить Президента Республики Сербской вне закона, проще говоря, военным преступником.
Система средств массовой оболванизации  сделала из сербов и самого Радована образы чудовищ, извергов и садистов.
Если изучать боснийскую войну по репортажам западных, а особенно американских, информационных агентств, то перед вашими глазами предстанет жуткая картина зверств и осквернения, направленная демоническим сербами против беззащитных, безоружных и несчастных хорватов и мусульман.
Сейчас в общем-то уже признано, что репортаж телекомпании ATN и журнала «Гардиан» из сербского городка Трнополье в августе 1992-го года является наглой фальшивкой. Тогда они приехали в этот город по личному приглашению Радована Караджича и умело инсценировали обстановку, сходную с концлагерем.
Правдоподобность придавала фотографии точность данных: изможденное лицо за колючей проволокой принадлежит боснийскому мусульманину Фикрету Аличу, он беседовал с журналистами, протягивал им руки через колючую проволоку. Этот телекадр в 1992 г. обсуждался в Конгрессе США и стал формальным поводом и оправданием для США, чтобы занять открытую антисербскую позицию во время войны в Боснии. А изображен на фотографии не «лагерь смерти», а пункт сбора беженцев, расположенный в здании школы. Забор из колючей проволоки отделял школьный двор от шоссе и был установлен до войны, чтобы дети не выбегали на дорогу. Беженцев никто голодом не морил, Фикрет Алич был единственным дистрофиком среди столпившихся перед журналистами мусульман.
Мутная и грязная волна антисербской пропаганды хлестанула даже туда, куда и попасть то ей вроде невозможно.  Сериал «Секретные материалы», Х-файл, блин! Ну, скажите мне, как можно привязать жутких мутантов к боснийским сербам? Запросто! В одной из первых серий, когда агент Малдер заваливается на квартиру своего информатора, тот листает газету. Камера выделяет заголовок крупным планом: «Югославия. Ещё одна этническая чистка!», а затем информатор начинает заливать, как ловил маньяка, изучал тела распотрошённых жертв, и сейчас, когда о них вспоминает перед глазами у него стоят курды и боснийцы.
Фильм «Скала» - блокбастер с  Шоном Коннери и Николасом  Кейджем в главных ролях. Помните начало фильма, если кто смотрел? Как бесстрашный герой, которого играет Кейдж, доблестно обезвреживает химическую бомбу (!) присланную злыми сербами (!) в лагерь мусульманских беженцев в США! Когда же бесстрашный герой Кейджа, обезвредив бомбу и чудом оставшись в живых, вываливается из специальной камеры, его помощник спрашивает
- Зачем они прислали это?!
- Там у них война. Сербы не любят боснийцев, - получает такой ответ.
Комментарии требуются?
С лёгкой руки Госдепа США пошёл гулять по миру и этот термин – «этническая чистка». Применяли его, как вы сами можете догадаться, исключительно к сербам. То, что вытворяли опричники Туджмана в Хорватии и моджахеды Изетбеговича в Боснии, называлось «неизбежным следствием этнического конфликта», что выглядело гладко и лакированно.
Однако чтобы пронять тупого обывателя этого было мало.  Надо было как следует оглоушить, как ударом дубины по башке. Таким ударом стали мифические лагеря насилия, где, согласно сенсационным разоблачениям, боевики Радована Караджича изощрялись в сексуальном садизме над пленными мусульманками. Визг был обеспечен на всю Америку и Европу. С подачи феминистических организаций сербы подаются как нация патологических маньяков и насильников. Спецвыпуски феминистических изданий, посвящённых «лагерям насилия» в Боснии, перещеголяли в своих описаниях изнасилований и сексуальных извращений даже издания коммерческой профессиональной порнографии. И хотя никаких «лагерей изнасилования», нигде  в Боснии обнаружено не было, западные СМИ со смаком расписывали, как чуть ли не сам Караджич носится по боснийским горам без штанов с торчащим членом, чтобы поймать и затрахать очередную маленькую девственницу-мусульманку.
Смех смехом, однако…. Такое лили на головы западному зрителю каждый день. И какое у них за это время сформировалось мнение о войне? Не только югославской, любой! Сейчас мы видим это в Ираке и Афганистане. В 1990-х журналюги гнали чушь о злобных сербских снайперах, расстреливающих женщин и детей, а сейчас мы видим американцев и натовцев  со «снайперками», разносящими черепа стариков, детей и женщин на улицах Фаллуджи и в горящих афганских кишлаках. Журналюги вещали о злобных сербских насильниках, насилующих пленных мусульманок, и сейчас мы видим конвоиров в «Абу-Грейб», действительно трахающих всех заключённых арабов и арабок без различия пола и возраста.  Виртуальный и выдуманный кошмар стал реальным.  Ведь эти солдаты США и НАТО, как раз те самые подростки, что сидели у телевизора в момент пика антисербской истерии в 1990-х. Сегодня они реализуют то, что накапано им в подкорку на диком, по их мнению, Востоке, но завтра они вернутся к себе  домой, а послезавтра, если грянет кризис… Зло всегда имеет форму бумеранга.


1.5. ИЗГНАННИК

После Дейтонской капитуляции в январе 1996-го года, Босния оказалась оккупированной войсками НАТО. Однако Республика Сербская не желала подчиняться натовскому диктату, хотя янки испробовали все средства давления. Тогда Вашингтон обратился к Слободану Милошевичу. Тот уже и не знал даже как показать Западу, какой он хороший, и тут – такой шанс! Печально, но факт: именно Слоба сыграл главную роль в отставке Караджича. Президент Югославии Зоран Лилич, хотя и симпатизировал лидеру боснийских сербов, но не смел возражать всесильному Милошевичу  и промолчал. Слободан дал Караджичу всего один аргумент: либо – вон с поста, либо Белград опять вводит отменённое сразу после Дейтона экономическое эмбарго. Без поддержки же СРЮ экономика Республики Сербской рухнула бы в считанные часы. Радован Караджич больше не колебался: в первые дни июля 1996-го он заявил о снятии с себя президентских полномочий и назначении исполняющей обязанности президента Биляну Плавшич.
После отставки Караджича на него началась охота. Весна 2002-го. Конец марта. С американской базы под Горажде на сербскую территорию на бронемашинах и джипах рванул британский спецназ. Стремглав пролетев линии разграничения и КПП SFOR, британцы, пронесясь по улицам Вишеграда, ворвались в Фочу, где по данным разведки, давно обжился Радован Караджич. Но боснийские сербы время тоже даром не теряли – кто-то из Объединённого штаба миротворцев стуканул Караджичу по «мобильнику» о готовящейся операции, и тот успел смыться загодя, а влетевших на обезлюдевшие улицы городка англичан, встретили пули сербских снайперов. В результате нескольких схваток с охранниками Караджича погибло 10 британских спецназовцев.
В «чёрном списке» Интерпола голова Караджича оценивается в 5 миллионов долларов. Для сравнения, голова бен-Ладена до терактов 11-го сентября оценивалась в такую же сумму. Для операции по поимке Караджича дель Понте из Гааги потребовала 100 миллионов долларов и лучших специалистов. Облава на Караджича выродилась в настоящую охоту на человека и одновременно самую дорогостоящую полицейскую акцию Запада в Европе. Агенты тайной мусульманской полиции, вдобавок, предлагают ещё 4 миллиона марок тому, кто укажет, где скрывается Караджич, но люди молчат – силы у них не иссякли. Ответом на все американо-мусульманские выходки были многочисленные взрывы натовских машин и бронетехники, без людей, и всеобщий бойкот оккупантам. В одну ночь осенью 1997-го года, по Республике Сербской были расклеены плакаты с фотографией Караджича и подписями на английском: «Не трогайте этого человека! Он – человек мира!».


1.6. ГЛАВНОЕ ОБВИНЕНИЕ

Главным обвинением против Караджича является визги и истерики продажных западных политиков и  их мусульманских дружков про то, как озверелый Караджич с бандой своих отморозков захватил мирный и спокойный мусульманский городишко Сребреницу, где белые и пушистые мусульмане  «занимались своим хозяйством и мирно пасли скот в горах», после чего их избили, изнасиловали, поприжигали сигаретами и расстреляли   8000 человек.
«Раскрутка» Сребреницы стало напоминать какое-то порношоу. Стоит сказать: «этническая чистка», как тебе сразу скажут  - Сребреница.  Не Пофаличи, ни Биелина, а именно Сребреница! Она перешла в плоскость политики, как и насквозь сфальсифицированная Катынь. Если эта «раскрутка» продолжится, то мы можем увидеть, как дискриминация и уничтожение целого народа перестанет считаться преступлением. Сребреница уже стала для Запада «доказательством» неполноценности государства боснийских сербов. По статье «Сребреница» Гаагский трибунал уже обвинил, Радована Караджича, Ратко Младича, Радислава Крстича и Драгана Обреновича. Всех кроме Младича уже в Гаагу «замели» под радостный визг прокурорши из Гааги Карлы дель-Понте и чинодралов из Белого Дома.
Что же реально произошло в 1995-м году. (Факты взяты из книги А. Ионова  «Югославская война» и  статьи О. Валецкого «Падение Сребреницы»)
Радован Караджич в то время уже не тешил себя иллюзиями. Он понимал, что войну нужно кончать, ибо это уже дело не победы, а жизни и смерти. НАТО плавно входило в конфликт, наращивая авиаудары.  Нанесение бомбовых ударов по сербским позициям не вызывал ни малейших голосов протеста в среде мирового сообщества. К Боснии уже относились не как к части Европы, а как к какой-то далёкой заморской колонии, которую срочно нужно усмирить.  Когда американские истребители атаковали сербов под Горажде в апреле 1994-го, там погибли три человека, были возмущения, протесты хоть какие-то. Майские атаки 1995-го сербских позиций натовской авиацией  под Сараево унесли жизни 300 сербов – солдат и мирных жителей – но протестов не было вообще. «Прогресс» налицо!
Войну надо было кончать. Военную конфронтацию с НАТО Боснийская Сербия была просто не в состоянии выдержать, и Радован Караджич это понимал. Первостепенной задачей войны была ликвидация восточно-мусульманских анклавов.
Ситуация этому благоприятствовала. Провал очередного наступательного прорыва под Сараево заставил мусульман перейти к обороне. Сербский народ уже в который раз дарил своим вождям возможность перехватить инициативу. В этом, кстати, и был парадокс югославской войны, когда сербский народ прилагал больше усилий к победе, чем его собственные лидеры.  И теперь снова сербский народ своей кровью дал вождям возможность начать наступательную игру.
В конце июня СДБ раздобыла сведения, что обескровленный очередным наступательным провалом под Сараево, Изетбегович планирует перебросить в Центральную Боснию гарнизон Жепы-Планины и Сребреницы. Военная Ставка боснийских сербов в селе Хан-Пиеске начинает планировать операцию по занятию этих анклавов.
Два селения хладнокровно приносились Изетбеговичем в жертву.
ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ
Наверх
 

Мы создаём СверХновую Реальность! - http://forum.russ2.com/index.php?showforum=66
efan81
Продвигающийся
**
Вне Форума



Сообщений: 71

БрГТУ
Re: Войны в бывшей Югославии 1991-2001
Ответ #3 - 12.01.2014 :: 13:49:38
 
ПРОДОЛЖЕНИЕ-4

В своих интервью Манойло Милованович – зам Ратко Младича – позднее говорил, что он всерьёз ожидал удара мусульман со стороны Тузлы для деблокады Жепы и Сребреницы для спасения тамошних мусульман. Однако этого сделано не было, а главком мусульманской армии Расим Делич отдал командиру сребреницких подразделений Насеру Оричу приказ немедленно вывести все боеспособные войска в прорыв к Тузле. 
Жертвовал мусульман Восточной Боснии и Запад. Мусульмане защищали эти анклавы яростно с единственным дальним прицелом: получить до них коридоры из центральной Боснии, то есть захапать всю восточную часть страны. Отказ американцев выбивать силой и дипломатией эти городки с коридорами для мусульман на переговорах, делали сребреницкие кровопролития ненужными. В случае даже оставления этих анклавов в мусульманских руках, они обрекались на массовую миграцию. Мусульмане Сребреницы стали ненужными ни Сараево, ни Вашингтону. И в этот момент охрана зоны безопасности ООН в Сребренице было поручено голландскому аэромобильному батальону Томаса Карреманса. Охранять мусульман Сребреницы поручили Голландии – стране, которая после Англии, являлась самым преданным союзником США в Европе!
Наступление сербов готовилось в строжайшей тайне. Большинство командиров и солдат считали, что будут брать Игман. Туда стягивали множество самых разных подразделений.
Бои начались с сильных перестрелок 6-го июля. Огневые налёты мусульман сменялись артиллерийскими обстрелами сербов, горы содрогались до 10-го июля. Именно в этот день началось решающее сражение.
Днём 10-го июля и стало происходить самое интересное. К тому времени основные позиции мусульман в горах, окружавшие кольцом сребреницкий район были уничтожены сербской артиллерией и танками. Сербский спецназ на броне влетал на мусульманские «положаи», круша и уничтожая всё живое. Деморализованные остатки мусульманских войск откатывались в саму Сребреницу, дабы навязать врагу бои уже на улицах.
Как только линии обороны были разрушены, оставил свои позиции и голландский батальон. Однако, когда БТР с гарнизоном миротворцев с горы Явор направился на главную базу, их остановили на мусульманском блокпосту, устроенному, как оказалось,  в качестве заградотряда с целью заставить «голубые каски» воевать с сербами. Голландцы потребовали, чтобы их пропустили и двинулись дальше. Мусульманский солдат швырнул гранату, в результате чего рядовой Ван Ренссен был смертельно ранен.
Получив это сообщение, Карреманс отдал чёткий приказ своим солдатам: отходить с блокпостов, в бой с сербами не вступать, через мусульманские заслоны прорываться, прикрываясь бронёй, огня не открывать.
В отчаянии мусульманские солдаты второй линии обороны, лишённые вдобавок оружия, встали кольцом на дороге, живым щитом преграждая путь голландским танкам и БТР-ам. Однако голландские бронетранспортёры, не обратили  на это внимания и, задавив с десяток мусульман, стали отступать в посёлочек Поточари на свою базу. Голландские солдаты лихорадочно занимали оборону в Поточари, опасаясь атак со стороны мусульманских подразделений.
Карреманс не стал раздувать конфликт и немедленно связался с замом мусульманского командира Насера Орича, майором Рамизом Бечировичем, и предложил мусульманам взять все вооружение, находившееся по договору между АРБиХ и ООН на складе в Поточарах, а это как-никак были две гаубицы, батарея тяжёлых миномётов и зенитная установка «Прага». Ответ мусульманского командира удивил Карреманса: «Мы не хотим брать это оружие. Почему вы до сих пор не запросили поддержку авиации НАТО?». Карреманс стал настойчиво просить командование УНПРОФОР в Сараево о поддержке с воздуха.
Вечером того же дня, из штаб-квартиры УНПРОФОР в Загребе последовал ультиматум боснийским сербам, за подписями генерала Жанвьера и специального представителя ООН Ясуси Акаси. Сербы должны были отвести свои войска на исходные позиции. В противном случае им грозили удары с воздуха.
Однако сербы уже дрались в пригородах, куда были переброшены отборные части сербских войск. Мусульманские силы, изолированные от процесса их реорганизации на основной территории и от притока оружия и людей, были быстро сломлены, и как потом выяснилось, даже не имели обученных операторов, дабы применять все-таки доставленные им в конвоях с гуманитарной помощью китайские ПТРК «Красная стрела».
Боснийские сербы продолжали наступление быстро и решительно. Чтобы нейтрализовать возможное сопротивление голландцев, сербы захватили несколько блокпостов голландских миротворцев на дорогах серебреницкого района, взяв в плен 30 голландских солдат. Командующий сербскими силами в Восточной Боснии генерал Радислав Крстич немедленно послал телеграмму Карремансу, что если УНПРОФОР вступит в бой с сербскими силами, эти 30 солдат будут расстреляны.
Карреманс обещал вести себя тихо, после чего в полдень 11-го июля обратился за помощью к тузлинской базе ООН с отчаянным криком о помощи.
Сводная эскадрилья НАТО с базы ООН в Тузле немедленно нанесла удар по сербским войскам в Сребренице. Бомбили с больших высот. Американские бомбы без вреда разорвались на склонах гор. Лишь два голландских штурмовика А-10 спикировали и выпустили ракеты по сербской танковой роте, атакующее окраину Сребреницы. Два танка было сожжено.
За двое суток в Поточари на базу голландцев сбежало 25 000 человек, в основном женщины и дети. К вечеру 11-го июля всякое военное сопротивление мусульман было сломлено, и сребреницкий район оказался в руках сербов.
Утром 12-го июля Карреманс увидел, что посёлок Поточари, битком забитый мусульманскими беженцами, окружён кольцом сербских войск. На переговорах с сербским командованием Карреманс договорился с Крстичем о вывозе мусульманских беженцев к Тузле на автобусах УНПРОФОР.
Эвакуация прошла образцово и с большой помощью со стороны голландцев, которые разделяли мусульман на группы и грузили их в автобусы.
Однако из  Поточар эвакуировались только мирные жители. Мусульманские боевики поодиночке и группами стекались к селу Шушняри в северо-западной части анклава. Туда же набились не успевшие попасть в Поточары беженцы.  Всего в селе собралось 12 000 человек.
Мусульмане пошли на прорыв пешком, по лесам и горам, бросив весь транспорт в селе. Шли одной громадной колонной – солдаты вперемешку с беженцами. Занятые эвакуацией беженцев из Сребреницы, прочёсывающие город и окрестности сербские подразделения, потеряли этот гигантский табор из виду. Мусульмане шли горными тропами, ведомые высококлассными проводниками, знавшими там каждый куст. Днём 12 июля  эту многотысячную колонну скрыл милосердный туман.
Вечером 12 июля мусульмане обнаружили себя страшным кровавым следом, напоровшись на минные поля.   Привлеченные грохотом взрывов в горах, сербы немедленно стали стягивать в этот район все наличные силы.  Между сёлами Каменица и Коньевич Поле  сербы настигли мусульман и накрыли их ковровым артналётом, после чего сербский спецназ пошёл в атаку.  В результате ожесточенного боя, колонна оказалась перерезанной надвое: ее более слабый арьергард отстал от рвущегося вперед авангарда, и понес огромные людские потери.  По свидетельствам очевидцев, горные долины после сербского артобстрела «были выстелены трупами».
Разбившись на несколько более мелких групп, сметая или обходя малочисленные сербские заслоны мусульмане упрямо продолжали прорываться к Тузле.  В ночь 13 июля мусульмане миновали  безлюдное село Черска, где и окопались, дожидаясь подхода  разгромленных и рассеянных отрядов. К утру 14 июля их собралось в селе 6000 человек. 6000 вооружённых боевиков, которым нечего было терять, пошли на прорыв дальше. Они уже не тащили за собой беженцев, погибших или сдавшихся под Каменицей и Коньевич-Полем, у них было мало боеприпасов, но была решимость драться до конца.
Дорогу им преграждало село Снагово с гарнизоном из состава 1-й Зворникской бригады. 14 июля разгорелся ожесточенный бой, продолжавшийся пять часов. Численное превосходство сыграло в пользу мусульман - резервные части 1-й Зворникской бригады были разбиты и отступили к Зворнику.
Первая Зворникская бригада  немедленно села на хвост обескровленным исламистам, преследуя их по пятам, накрывая миномётными залпами и настигая выстрелами снайперов с господствующих высот, однако мусульмане, оставляя десятки трупов и сотни стонущих раненых упрямо шли к линии фронта. Вечером 15-го июля они пошли в решающий прорыв.
Для сербов бой 15-16 июля обернулся большими потерями. Погибло 50 солдат 4-го батальона и 150 были ранены.
По сведениям мусульман, которые хорошо согласуются с последующей раскруткой мифа об убийстве боснийскими сербами 8000 мужчин-мусульман из Сребреницы, только 5500 человек  из 12 000 в итоге добрались до Тузлы.
В прессе Запада поднялся истошный вой: «Самое страшное проявление геноцида в новейшей истории», «Самое кошмарное преступление боснийских сербов!», «Сербы показали своё лицо», – вот заголовки западных газет и журналов того периода.
На полную катушку заработала мусульманская пропагандистская машина. В СМИ стали появляться истории, якобы рассказанные беженцами из Сребреницы об изнасилованиях, избиениях и расстрелах, происходивших якобы в Поточарах после падения анклава. Писалось, что улицы города завалены трупами  и прочие ужасы.  Лидеры мусульманской Боснии наконец-то имели в своих руках то самое «военное преступление», о котором постоянно галдели западные СМИ призывая НАТО к вторжению: сербские войска вошли в мусульманский город и «уничтожили более 5000 человек». Нужно было только «чуть-чуть» подкорректировать цифры потерь среди 28-й дивизии и изобразить их обезоруженными беженцами. Это было достаточно легко сделать, учитывая те никем не контролируемые условия, в которых происходил прорыв мусульманских подразделений из Сребреницы.
В докладе ООН, появившимся спустя некоторое время после падения анклава, был опубликован список из 8000 имен мусульман, погибших в ходе прорыва, утонувших при форсировании реки Ядар, умерших от ран и пропавших без вести.
Мусульманские СМИ, а вслед за ними и СМИ по всему миру, без каких-либо оговорок, взяли список ООН, и все 8000 имён записали в жертвы расстрелов. В дальнейшем, боснийские мусульмане и их союзники на Западе, раздули «расстрельный» список до 10 000 человек. Эта лживая цифра стоит сейчас на мемориале жертв «геноцида босняцкого народа» в Сребренице.


1.7. СПУСК  ЗНАМЕНИ

Итак, Радован Караджич арестован. Через пару недель его переправят в Гаагу, где водворят в тюрьму. Трудно назвать судом суд, когда подсудимому уже «вкатили» срок без рассмотрения сути дела, прям как у Гарри Гаррисона:  «Заседание суда открыто, да свершится правосудие, и пусть преступник без проволочек будет признан виновным и расстрелян».
Его посадят в тюрьму. Знамя спущено. Теперь остатки Сербии можно рвать на клочки, теперь пора. Как сказал старшина Поприщенко у Шолохова: «Если сохранили боевую святыню – знамя, значит и полк в целости, хоть вас и горстка». Караджич был знаменем сербского национального самосознания, его бросили под ноги врагу, значит, теперь сербов можно легко ставить на колени, хоть их ещё пока вроде  6 миллионов.
Демонтаж Сербии сейчас начнётся, и пройдёт с ошеломляющей быстротой. Это первый вывод, в который не верит не в меру хитрый и циничный гауляйтер Тадич.
Но это не всё. Спущенным оказалось знамя не только Сербии, но и всей Европы. Той Европы, что привыкла разговаривать со своими врагами мечом, а не надутым презервативом, окрашенным в голубой цвет. Других таких политиков в Европе больше нет. Будь у ЕС хоть капля ума, он должен был оставить Радовану лазейку, создав для своих врагов «эффект Караджича», чтобы обнаглевшие мигранты шкурой чувствовали, что нельзя буянить и жечь машины, стрелять полицейских, грабить квартиры, что всегда найдётся свой Караджич и на их отмороженные головы. Теперь этот прецедент Европа хоронит в тюрьме. Бог с ней. Если Господь хочет кого-то наказать, он, прежде всего, лишает того разума.
Наверх
 

Мы создаём СверХновую Реальность! - http://forum.russ2.com/index.php?showforum=66
Ubivec
Гуру
******
Вне Форума



Сообщений: 8700
Re: Войны в бывшей Югославии 1991-2001
Ответ #4 - 13.01.2014 :: 09:57:28
 
Немного претензициозное изложение. Напомнило мне перепалки азербайджанского Самира и армянского Lion. В таких трагедиях всегда виноваты обе стороны, ведь насилие развивается по спирали. То что Запад поддержал хорватов логично. В знаменитом изречении это звучит так: "Они конечно пид...сы, но они наши пид...сы".
Наверх
 
efan81
Продвигающийся
**
Вне Форума



Сообщений: 71

БрГТУ
Re: Войны в бывшей Югославии 1991-2001
Ответ #5 - 13.01.2014 :: 20:31:03
 

Ну да! Я нес крываю своих взглядов, и на чьей стороне справедливость по моему мнению. При этом я не собирался никого обелять ил наоборот очернять. Такова на мой взгляд была правда той войны. Изложеие правад получилось во многом пафосным.... ну уж.. не стал ничего менять
Наверх
 

Мы создаём СверХновую Реальность! - http://forum.russ2.com/index.php?showforum=66
Владимир В.
Представитель администрации форума
Вне Форума


Mir konnst no a Weißbier
bringa

Сообщений: 12006
Беларусь
Пол: male
Re: Войны в бывшей Югославии 1991-2001
Ответ #6 - 13.01.2014 :: 20:56:23
 
Эта Тема была перемещена сюда из История новейшего времени по решению модератора Владимир В..
Наверх
 

— Из твоей башки дерево, что ли, прорастает?
— Заметно? Его зовут Герберт. Я разговариваю с ним, когда чувствую себя одиноким… Xе-хе. Я пошутил… Его зовут Боб.
efan81
Продвигающийся
**
Вне Форума



Сообщений: 71

БрГТУ
Re: Войны в бывшей Югославии 1991-2001
Ответ #7 - 14.01.2014 :: 10:00:26
 

О отлично Спасибо! А то я из-за тормозов в Инете не там завёл а поздно обнаружил Смайл
Наверх
 

Мы создаём СверХновую Реальность! - http://forum.russ2.com/index.php?showforum=66
Искатель
Профессор
*****
Вне Форума



Сообщений: 1900
Челябинск
Пол: male

ЧГПУ
Re: Войны в бывшей Югославии 1991-2001
Ответ #8 - 14.01.2014 :: 13:02:27
 
Печальная эта тема. Не могу понять этих балканских народцев - воевать друг с другом из-за религиозных различий - верх шизы. Всю свою историю долб...ами были, такими и остались. Всю жизнь на Балканах из-за кучки амбициозных дебилов страдал народ.
Наверх
 
efan81
Продвигающийся
**
Вне Форума



Сообщений: 71

БрГТУ
Re: Войны в бывшей Югославии 1991-2001
Ответ #9 - 14.01.2014 :: 18:00:03
 

Причина не религиозная а национальная, а на почве национализма в переклинившей фазе много даже могучих народов кидалось резать глотки. ( К сведению - мусульманин в Боснии - это национальность,  а хорваты воевали именно за "хрватство", а на католицизм клали с разбегу, также и сербы... В начале конфликта между ними постоянно шли разборки между сербскими националистами -четниками и офицерами ЮНА)
Наверх
 

Мы создаём СверХновую Реальность! - http://forum.russ2.com/index.php?showforum=66
efan81
Продвигающийся
**
Вне Форума



Сообщений: 71

БрГТУ
Re: Войны в бывшей Югославии 1991-2001
Ответ #10 - 21.01.2014 :: 15:33:10
 
Н всё-таки - это реально - трагедия нашего времени... Я... написал книгу по этой теме, никак не могу опубликовать, хотелось, чтобы уважаемые форумчане оценили творчество Смайл Смайл
Наверх
 

Мы создаём СверХновую Реальность! - http://forum.russ2.com/index.php?showforum=66
efan81
Продвигающийся
**
Вне Форума



Сообщений: 71

БрГТУ
Re: Войны в бывшей Югославии 1991-2001
Ответ #11 - 21.01.2014 :: 15:35:22
 
                                            Граница Словении с Хорватией.
                                                    15 июля 1991-го года.
                                                                 21.16.

15-ое июля 1991-го года. Граница Словении с Хорватией. Танки, бронетранспортёры, боевые машины пехоты, десантные танкетки, противотанковые джипы, мобильные пункты связи – всё это грохочущими колоннами уходило из Словении в Хорватию.
- Разве мог я подумать, что покину Словению таким образом! – сказал Кирчо Митков куда-то в пустоту. – А тебя, Липеч, разве не печалит это зрелище?
Бранко Липеч сидел, прислонившись к башне танка, уставив глаза куда-то в даль, и ни на что не реагировал.
- Да он в ауте! – влез в разговор Владислав Дабурски. – Он больной, психически сломанный.
- Он не кисейная барышня, чтобы раскисать.
- Посмотрел бы я на тебя, каким бы ты стал, когда на твоих глазах, окружённые беснующейся толпой, горят в танках и  гибнут товарищи, а стрелять тебе запрещено! Рушится наша родина. Теперь ей точно конец! – с надрывом сказал Дабурски, бросая взгляд на территорию теперь уже действительно «независимой Словении».
Наверх
 

Мы создаём СверХновую Реальность! - http://forum.russ2.com/index.php?showforum=66
efan81
Продвигающийся
**
Вне Форума



Сообщений: 71

БрГТУ
Re: Войны в бывшей Югославии 1991-2001
Ответ #12 - 21.01.2014 :: 15:36:38
 
                                                   Трасса Костайница – Петриня.
                                                        Сербская Краина.
                                              11-ое августа  1991-го года.
                                                                14. 20.

  Колонна бронетехники войск ЮНА шла по трассе Костайница–Петриня, где совсем недавно шли бои между Национальной Гвардией и сербскими ополченцами. Йовану Липечу было любопытно посмотреть на округу после недельных боёв, которые ещё и не закончились: хорваты перегруппировывали силы и готовились к контрудару. 
Водоворот несущихся вскачь событий заставил офицера прекратить поиски своего брата. 3-его июля в Петриню докатилась волна сербских погромов. Началось всё с митингов, а закончилось выбиванием стёкол, дракой, перестрелкой и поджогами сербских магазинчиков. Липеч и его рота были брошены на усмирение толпы. Ушли оттуда, когда город захватили краинские ополченцы, чего он от них никак не ожидал. Потом было месячное «миротворчество» в Краине – мотание по всей Славонии в тщетной надежде развести озлобленных и ожесточившихся людей двух братских народов. С каждым днём это становилось всё труднее – хорваты не хотели отступать: совершали налёты, артиллерийские и огневые, минировали дороги. Липеч и его рота только чудом не понесли потери, когда попали в засаду возле какой-то богом забытой краинской деревеньки в горах.
  Теперь Липеч ехал по дороге, перепаханной снарядами, видя все следы жестоких боёв; гильзы и мусор по обочинам, лежащие в кюветах сгоревшие машины, поваленные указатели, пятна крови на асфальте.
   За горушкой наметилось Уна–Село, слева сверкала в полуденном солнце речка Уна, делящая Костайницу на хорватскую и боснийскую части, и в честь которой и был назван показавшийся посёлочек. Насыщенный целебными запахами трав и цветов воздух, внезапно сотрясла ожесточённая пальба. Липеч вскочил на броню БТРа.
- Это в Уна-Селе! – закричал он своим подчинённым. – Под броню и на господствующую высоту! Шевели задницами!
  Солдаты со стуком и грюком лезли в люки.  Преодолевать открытое пространство, сидя на броне было слишком рискованно. Только тем кто сидел в двух М-60  было легко устраиваться для боя – сажай всех сверху как деревенских девок на зарод с сеном. Остальные через люки М-80-х вбивались под крышу.
- Лезь, давай, лезь!
- Чо ты мне тычешь автоматом в лицо!?
- Сумки подкладывай.
- У-у-у-у! Засранцы, ногу придавили!
   Бронемашины въехали на вершину горы. С него горящее село было видно как на ладони. Бронетранс-портёры выстроились на вершине в линию. Пулемёты направлены в сторону боя. Танк шёл впереди. Всё по плану, пока. За  грохотом боя многие не услышали хлопки и свист падающих мин. Три столба земли поднялись между машинами и один, огненный, прямо в центре М-60. Вой и крики, под аккомпанемент матерной брани, взлетел в небеса. Из других машин вылезли солдаты и стали вытаскивать из изувеченно-го «бронегроба» раненых и чудом уцелевших. Свист  мин, грохот взрывов и веер пуль, прошедших по броне заставил всю стройную систему липечской роты ползти вниз, кроя снарядами и пулями в селе всех без разбора. Выбитые на задворки села сербские ополченцы изошлись матом, когда им в спину ударили струи огня с беспорядочно бьющих бронетранспортёров.
Хорваты продолжают крыть горушку миномётным и снайперским огнём. Липеч чуть ли не сам ползает по вершине вместе с  солдатами под веерами пуль. Испуганные и растерянные бойцы ЮНА с трудом смогли вытащить 2-их раненых. Трое были добиты снайперами и остались лежать у разбитого, объятого огнём бронетранспортёра.
- Что вы делаете, верблюды!? Куда палите?! Вы солдаты или клоуны, вашу мать!
   Грязный как четыре трубочиста Липеч, поднялся на ноги, чтобы узнать, кто это там так орёт. К горе подъехало несколько джипов со взводом здоровенных мужиков в спецназовском камуфляже и серых беретах. Орал их командир, седоватый крепыш с майорскими погонами. Липеч посмотрел на верхушку горушки, где горел БТР и схватился за голову.
- Что я наделал! Провели усташи меня, раздолбая! Побили, гады, ребят! Как мне теперь их матерям в глаза смотреть?!
- Ты командир?! – вывел Липеча из транса грубый голос майора.
- Да, я.
- Бери взвод своих парней и  дуй в обход села. Отрежешь им путь к отступлению. Команду я теперь беру на себя.
Йован не возражал. Он растерялся и был рад, что рядом есть решительный человек, берущий на себя ответственность.
   Спецназовцы майора поставили на обратных скатах горы миномёты, выкатили на вершину бронетех-нику и открыли огонь из всех стволов. Ободрённые ополченцы принялись бить по хорватам. Взвод Йована поспел как раз к  шапочному разбору. Отряд Национальной Гвардии был уже разгромлен и шла «зачистка» руин Уно–Села. Виной тому была поспешность майора.  Он послал Липеча и его людей в обход села по берегу Уны, не сверившись с картой. В одном месте была топь. Утопившие в реке БТР М–60, измазанные с ног до головы, солдаты Липеча вышли к селу только через 2 часа и покрытые зловонной жижей, ворвались в горящие улицы.
   Йован так и не понял, откуда выскочил этот хорват. Молодой парень весь в чёрном: берете, кожаной куртке, армейских ботинках, вылетел из серого дыма пожара как ворон. У него в руках был М-16, у Липеча – АК-47 югославского производства. От неожиданности, Йован вздёрнул ствол вверх и нажал на спуск. Очередь опрокинула парня на землю. Потом были изнуряющие комнатные бои, зачистка по принципу: сначала граната заходит, затем свинец и третьим – солдат. После боя Липеч вернулся к человеку, который погиб от его руки. Глаза гвардейца уже остекленели, струйка крови, сбегавшая из уголка рта, запеклась и почернела от жара горящего рядом дома. К горлу подкатывала тошнота. На плечо легла чья-то рука. Липеч обернулся и увидел того майора, который и выиграл бой. Если бы не он  хорваты сначала бы добили ополченцев, потом взялись бы за него.
- У тебя есть радиофицированный БТР? – спросил он.
- Да. А зачем?
- Часть хорватов ушла. Мы их накроем с воздуха.
- А беженцы?! Они же дороги битком забили! – обомлел Липеч. – Ну нет, майор, до рации я тебя не допущу, и не думай! Хоть ты и старший по званию…
   Майор схватил капитана за грудки и не говорил, а шипел сквозь зубы в бешенстве:
- Тебя что, благородство заело?! Хочешь воевать чистенькими ручками? Мы все в д#рьме измазались, в грязь по уши залезли и сейчас не отмоемся. Вот победим и отмоемся! Все грехи смоем! Распускаться нельзя! Эти скоты, - майор со злостью пнул лежащий на обугленной земле труп национального гвардейца, - нас не жалеют и мы их жалеть не обязаны. Понятно?
    Мимо проходил его спецназовец.
- Эй! Свяжись с летунами на Маховлянах. Пусть тех кто удрал по трассе накроют ракетами.
- Есть! – солдат кинулся к собравшейся на площади бронетехнике.
Майор успокоился.
- Тебя хоть как зовут?
- Йован Липеч.
- А меня Кирчо Митков. Я из Словении сюда пришёл. Слушай, а у тебя родственника, случаем, по имени Бранко, нету?
- Да! Это мой брат, – настороженно ответил капитан.
   Майор положил ему руку на плечо.
- Пошли. Надо поговорить Я твоего брата знаю. Мой зам, Владислав Дабурски, его в Любляне буквально чудом спас. Пошли. Он тебе всё расскажет. Ну, блин, тесен мир!
   Догорало село, догорал закат, страдали раненые, но на душе у Йована стало спокойнее:  теперь он хоть что-то узнает о брате.
Наверх
 

Мы создаём СверХновую Реальность! - http://forum.russ2.com/index.php?showforum=66
Андрей1992
Новичок
*
Вне Форума



Сообщений: 6

ГрГУ им. Янки КУпалы
Re: Войны в бывшей Югославии 1991-2001
Ответ #13 - 21.01.2014 :: 16:31:21
 
Такое творчество поддерживаю полностью, прочитал отрывок и скажу, что мне, в принципе понравилось. Я недавно сдал по этому периоду экзамен и хочу сказать, что данная тема в многих учебниках освещена односторонне. И художественный взгляд здесь явно будет не лишним. У меня только вопрос, я так понял, что Йован Липеч главный герой, так вот, кто он по национальности и как он относится к войне в Хорватии (РСК).
Наверх
 
efan81
Продвигающийся
**
Вне Форума



Сообщений: 71

БрГТУ
Re: Войны в бывшей Югославии 1991-2001
Ответ #14 - 23.01.2014 :: 11:27:26
 
                              Город  Петриня.
                              Сербская Краина. Район Западная Славония.
                                                   27 июня 1991-го года.
                                                                7. 35.

  Капитан  Югославской Народной Армии Йован Липеч шёл по улицам городка Петриня в Сербской Краине и от того, что он   видел  на душе становилось гадко и неспокойно. Беду он почуял задолго до года 91-го. Когда к власти в Сербии пришёл националист Милошевич болтливый не в меру Йован так прямо и заявил своим друзьям: «Этот за националистическую идею мать родную на панель отправит». Липеча чуть не избили. Слобу народ полюбил как бога. Его портретами были обклеены витрины магазинов, ветровые стёкла автобусов и такси, ну и, конечно же служебных кабинетов.
Липеч служил в Мостаре, центральном городе Герцеговины, и он не мог не видеть, как националистиче-ские идеи доводятся до абсурда, могущего вылиться в кровавую бойню. В пригородной кафане, где он любил посидеть с сослуживцами и выпить ракии и, где раньше мирно соседствовали строгий святой Савва на иконе, Дева Мария с Младенцем, искусно вырезанные из дерева, и зелёный мусульманский флажок, теперь нет мира среди людей. Только и разговоров как «наш Алия» пропесочил «их всех», как «славный Мате» обул «этих сербов и «турок»», как «Караджич им всем дал», и так далее и в том же духе. Когда же мусульмане, не стесняясь уже никого, запели националистические песни , в непонятном экстазе начали орать на всё заведение как они посчитаются с «райя», Липеч больше туда не ходил. Но и по хорватской части Мостара гулять не хотелось – на каждом углу слышались скабрёзные, оскорбительные  анекдоты о сербах. Йовану – сербу из города Субботица – от этого было очень больно. Его дед был убит хорватом–усташем,  отец - инженер, мать – учительница математики в школе, Он с детства мечтал надеть офицерские погоны и надел их. Младший брат служил в 5-ом военном округе, на хорвато-словенской  административной границе. В последнее время писем от него не шло, и Липеч был даже рад, что его роту перебрасывают в Краину, в «зону напряжённости» в районе городка Петриня – всё как-то к брату ближе.
Обстановка там была ещё более нездоровой чем в Боснии. Напряжённость так и витала в воздухе, готовая в любой момент разрядиться ударом как замкнутый конденсатор. Липечу навсегда врезался в память эпизод, который произошёл с ним в пригороде Петрини 28-го мая 91-го года. Он стоял в очереди за журналом у газетного киоска. Впереди него стоял пожилой дяденька в огромных очках, маленький, слегка сутулый, в простом пиджаке и не запоминающейся внешностью. Он купил какую –то газету и отошёл. Газета была на кириллице. Какой–то парень с явной внешностью городской крысы тут же метнулся за угол. Квартал был хорватским и Липеч забеспокоился. Опасения были не напрасными. Из переулка вылетела кучка подростков и с улюлюканьем и свистом принялась швырять камни и грязь вслед незнакомцу, ругаясь самой грязной бранью. Когда удачно запущенный камень угодил в сумку, уходящего торопливо старика, и оттуда посыпалась всякая всячина, подростки радостно завопили: «Срби на врби!», «Срби на врби!» («Сербов -  на вербы!»).
Липеч подбежал к толпе хулиганов. У него всё клокотало от бешенства! До чего дошли: кучка человеческих обмылков бесится уже белым днём!
- Вы чо озверели, шакалы?! – с места в карьер понёсся офицер – Кто это придумал, я вас спрашиваю?!
- А ты кто такой? – выступил тот самый парень, что дежурил у киоска, явно намереваясь въехать наглецу в глаз, чтоб свалить его, а друзья пусть добьют ногами.
- Офицер ЮНА…
- Ну и вали отсюда, офицер, подобру–поздорову! – перебил его наглец.
- Не надо так, Раде, - испуганно встряла молоденькая, ярко накрашенная девчонка в кожаной юбке. – У него пистолет!
- Ну и что? Застрелит он меня что - ли?! Пойдёмте, ребята, я отцу позвоню, пусть узнает, что за военные сюда прибыли.
- Кто твой отец? – спросил Липеч.
- Командир отдельного спецподразделения МВД Республики Хорватская! – напыщенно произнёс Раде.
- Ну что–ж, звони, – пожал плечами Липеч – Я спрошу его есть у него разрешение на оружие и почему он воспитывает из своего сына бандита.
Его отец защищает нашу землю, - влез черноволосый  мальчишка в джинсовой куртке, всё это время стоявший среди своих возмущающихся дружков – А мы солдаты…
-  Да какие вы солдаты! – перебил его с диким презрением Йован. Ему пришла в голову мысль преподать этим юнцам урок. – Вы – хорваты!
Сказанные спокойно и презрительно, эти слова взорвали возмущающуюся, но пока спокойную молодёжь. Черноволосый кинулся на Йована, намереваясь съездить ему в челюсть. Капитан отбил удар, другой рукой схватил паренька за ухо и вертанул так, что тот, завопив, упал на колени от дикой боли. Подобная расправа остановила остальных.
- Тихо-о-о! – рявкнул офицер, – Слушать сюда! Взгляните на себя со стороны. Если бы я обозвал вас подонками, или ещё как, вы - бы даже не чухнулись! Но стоило задеть нацструну и – всё! Вперёд в драку! Вами стало очень легко управлять. Высокие шишки сделают из вас кукол, и будут вертеть вами как захотят!
- Отпусти меня, - простонал черноволосый.
- Отпусти его! – загудели остальные.
  Липеч разжал пальцы. Парни, подхватив своего незадачливого «воина», ушли в переулок..
- Придурки чёртовы! Заполонили город, житья от них нет! – донеслось из-за угла.
  Йован лишь усмехнулся и подошёл к старику, всё ещё ковыряющегося со своей сумкой.
- Как вы?
- Со мной всё в порядке. Но эти мерзавцы! – со злобой процедил старик – Я, заслуженный педагог, учил в школе как сербов так и хорватов и не обращал внимания на национальности.  А эти хорваты… Свиньи неблагодарные!
- Послушайте, из-за каких-то  ублюдков…
- Это - не ублюдки,  это -  их политика! Мы, сербские граничары в Краине, веками проливали кровь, чтобы в Хорватии было спокойно. Наши дети в Краине столько веков не знали отцов, погибших ради того, чтобы хорватских женщин не убивали османы и на шеи их детям и мужьям не набрасывали арканы дикие курды. А они..., …у сволочи!
  Дед сжал ручки своей сумки и побежал. Обида явственно скользила в его голосе.
  С этого случая прошёл уже месяц. Йован снова шёл по тем же улицам. Дорога блестела от недавно прошедшего очищающего дождичка, зелёные газоны навевали мысли о бесконечности простой природы, о которой мы забыли в каменных мешках мегаполисов. Узенькие улочки, где перемешались старые каменные дома и обычные современные здания стандартной застройки, излучали покой и благолепие. Городок, каким был таким и остался. Люди изменились. Поубавилось терпимости, зато ненависть летала над городом на чёрных крыльях. Вспоминали люди старые обиды и грозили друг другу оружием.
    Из размышлений Липеча вывела ругань в конце улицы. Там стояла друг против друга толпа сербов и хорватов. Первые нападали, вторые отлаивались. Двое сцепились и пошли молотить да подбрасывать за грудки друг друга – еле растащили. Липеч влетел прямо в центр людской толкотни, между обеими сторонами.
- Что за драка?
- Это они драку начали! – завопил  какой-то хорват.
- Ты за слова отвечай, урод! – заорали с сербской стороны.
- Прекратить! – Липеч разбросил руки в стороны – Говорить будем или ножами друг друга полосовать начнём? В чём дело?
- Эти гады, ввели войска в Словению! -  снова загалдели хорваты, но Йован даже не обратил внимание на оскорбление и на ответный галдёж с сербской стороны.   
- «Ввели войска в Словению». – эти слова бились в его мозгу как звук колокола.
- Господи! – прошептал он – А как же брат? Он же там.
Как сомнамбула офицер побрёл в сторону, не обращая внимания на начавшуюся драку, вой полицей-ских сирен и предупреждающие крики «копов». Это его уже не касалось. К нему в дом пришла беда!
Наверх
 

Мы создаём СверХновую Реальность! - http://forum.russ2.com/index.php?showforum=66
efan81
Продвигающийся
**
Вне Форума



Сообщений: 71

БрГТУ
Re: Войны в бывшей Югославии 1991-2001
Ответ #15 - 23.01.2014 :: 11:33:02
 
ПЕРВАЯ КРОВЬ  ВЕСНА 1991-ГО...

Войну не объявляли, её просто начали хорватские экстремисты попыткой захвата Борово-села в Восточной Славонии. Это большое сербское село, находящееся неподалёку от Вуковара, было одним из самых активных центров сербского национального движения, после того как к власти в Вуковаре пришли представители ХДС, которые дошли до того, что  вывесили в парках города объявления: «Вход запрещён собакам и сербам!».
После прихода ХДС-овцев в город стало завозиться оружие, которым вооружали милицию и активистов ХДС. Решение об «избавлении общины Вуковар от сербского влияния» было принято в феврале 1991 года хорватскими парламентариями В. Шексом, И. Векичем, Б. Главашем и Т. Мерчепом. Их группировки начали сначала смещать сербов с руководящих постов в общине, затем запугиваниями склонять их к отъезду, а в финальном итоге, приступить к физической ликвидации. Партии оружия в город стали ввозиться в ускоренном темпе. 31 марта были арестованы лидеры Сербской демократической партии (СДП) в Вуковаре Г. Хаджич и Б. Славич, арест которых, в провокационных целях, был снят на плёнку и показан по загребскому телевидению. Те сербы, кто мог уехать, уезжал, кто не мог – спасался в окрестных сербских сёлах. И главной опорой и надеждой сербов Вуковара оставалось Борово-Село.
Главным организатором и вдохновителем краинских сербов в том районе был Вукашин Шошковчанин. Местный глава Территориальной Обороны, он первым обратился к радикалам Шешеля и боснийской СДС с просьбой прислать ему добровольцев. Это вызвало шок в Югославии, ибо Шошковчанин первым вынес сор из избы, фактически в открытую провозгласив, что сейчас сербы в Хорватии по сути лишены всех прав, и отстоять свои права они должны сами! Власть в Белграде поспешила обматерить Шошковчанина и обозвать добровольцев «бандитами», но мэр города Ниш Миле Илич и Войслав Шешель через свои завязки в спецслужбах сумели вооружить и отправить в Борово-Село отряд в 300 человек.
За 2 дня до их прибытия, 15-го апреля, хорватские экстремисты во главе с будущим министром обороны независимой Хорватии  Гойко Шушаком, выпустили 5 ракет по Борову-Селу.
Вторую половину апреля хорватское командование выжидало в надежде, что сербские добровольцы уйдут из села, обманутые спокойствием обстановки. Был подготовлен план захвата села с последующими расстрелами неугодных и всех у кого в доме будет обнаружено оружие. Теперь был нужен только повод.
В праздник 1-го мая в селе собралась обычная демонстрация на центральной площади, и на  самом высоком  обычно пустующем флагштоке мэрии вывесили югославский флаг. На выезде из села стоял патруль хорватских сил МВД из Вуковара. Хорватские полицейские на машине проехали в центр села, прошлись сквозь демонстрацию, подошли к флагштоку, угрожая оружием отогнали от него толпу собравшихся на праздник селян, после чего спустили флаг СФРЮ и попытались поднять флаг Хорватии. Но сербские радикалы во главе с  активистом  СПО Младеном Йовичем тут же открыли огонь по хорватским полицейским из ППШ и «Томпсона». Двое полицейских были убиты на месте, ещё двое, сидевшие в машине, сдались. Их с руганью заперли в местном милицейском участке. 
Селяне были подавлены, праздник был безнадёжно испорчен, зато добровольцы из Сербии и радикалы Шешеля радостно бродили по улицам, палили из автоматов в воздух, полицейскую машину сбросили в овраг и подожгли.  Хмурые краинские сербы, наблюдая за этим зрелищем понимали, что на всякий случай надо готовиться к обороне...
Как только рассвело, в село беспрепятственно вкатила колонна из пяти пассажирских автобусов. Они спокойно заехали на центральную площадь села, остановились, и тут из них горохом посыпались  как штатские с оружием, так и люди одетые в полицейскую форму. Все были с хорватскими нашивками. Первыми же выстрелами с их стороны был убит серб, читавший на крыльце своего дома газету. Мэрия была захвачена. Командир хорватского отряда Степан Бошняк прошёл на крышу мэрии, спустил и разорвал югославский флаг и попытался повесить хорватский, но как только он развернул полотнище с «шаховницей», как был тут же убит снайперским выстрелом в голову. С окрестных домов загремели выстрелы, ещё двое налётчиков были убиты. Хорваты заперлись в здании мэрии и началась перестрелка. В ходе боя было убито 12 хорватов и 5 сербов. Блокированные не собирались сдаваться…. Весть о перестрелке ушла как в Белград, так и в Загреб. Начались переговоры силовиков на самом высоком уровне. К вечеру село оказалось набито полицейскими, высокими чинами МВД из Сербии. Начались переговоры. В итоге блокированных хорватских налётчиков на полицейских машинах вывезли из села в Загреб.
Теперь грань была перейдена. Разгром в Борово-Село хорватских сил ознаменовал начало большой войны.
Наверх
 

Мы создаём СверХновую Реальность! - http://forum.russ2.com/index.php?showforum=66
flashhhh
Продвигающийся
**
Вне Форума



Сообщений: 22
Re: Войны в бывшей Югославии 1991-2001
Ответ #16 - 10.04.2015 :: 16:29:25
 
История Югославии. Сборник
Автор: Добронравов Н.
Другие авторы: Войнович Д.
Издательство: М.: Монолит-Евролинц- Традиция
Год издания: 2002
Страницы: 492

http://history-library.com/index.php?id1=3&category=istoriya-ugoslavii&author=do...
Наверх
 
Переключение на Главную Страницу Страниц: 1
Печать