Исторический форум (форум по истории)

Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите Вход или Регистрация

 
Исторический форум
  Главная Правила форума Пожертвование СправкаПоискУчастникиВходРегистрацияОбщее сообщение Администратору форума »» переход на Историчка.Ru  
 
Переключение на Главную Страницу Страниц: 1
Печать
Военный бытописатель (Прочитано 7464 раз)
Наталья Нифагина
Продвигающийся
**
Вне Форума



Сообщений: 15

БГИТА, МГПУ
Военный бытописатель
17.03.2011 :: 17:43:34
 
     Могучие звуки сердца. БИОГРАФИЯ Ф.Ф. Тютчева.

     В России, стране расположенной на громадной территории и имеющей многомиллионное население, при жизни редко оценивали по заслугам достоинства и талант человека. Должно было пройти немало времени, чтобы о его жизни и творчестве начинали говорить соответственным образом. В последнее десятилетие, благодаря изменению отношения к нашему прошлому начали возвращаться из небытия многие незаслуженно забытые фамилии людей,  которые отдали все свои силы и талант на процветание нашей страны.
     К таким, незаслуженно забытым фигурам относится и Ф.Ф. Тютчев, сын великого русского поэта Ф.И. Тютчева и Елены Александровны Денисьевой, который всю свою недолгую жизнь посвятил служению двум богам: Марсу и Аполлону.  35 лет  отдал Тютчев служению в армии, успешно совмещая ее с литературной деятельностью.
     Можно сказать, что не только Федор Федорович Тютчев – в той или иной мере причастными к литературе оказались и другие дети поэта. Анна Федоровна Аксакова-Тютчева оставила превосходные воспоминания и дневники, вышедшие в 1928 и 1929 годах под заголовком «При дворе двух императоров».
Дарья Федоровна была известна как писательница и переводчица. В Москве она издала несколько книжек для детей с рассказами из Священного писания, Ветхого и Нового завета. Ее работа о митрополите Филарете была издана в Лондоне на английском языке. Дарья Федоровна и Иван Федорович Тютчевы принимали активное участие в подготовке к изданиям литературного наследия поэта.
     Екатерина Федоровна, как и ее старшие сестры, интересовалась вопросами образования в России, занималась журналистикой и переводами.        Но самым одаренным в литературе среди них оказался, бесспорно, Ф.Ф.Тютчев. Современники отмечали, что в последние годы его творчества «в изящной словесности на темы военного быта он не имел себе соперников по силе выказанного таланта» унаследовав от отца «безупречный русский язык, беспретенциозность, красоту, пластичность изображения и редкую простоту замысла, рассказа»  .
     Начинал свой писательский труд Ф. Ф. Тютчев в сложное для России время. С убийством Александра П в марте 1881 года в стране началась неприкрытая реакция, наложившая отпечаток на всю духовную жизнь русской интеллигенции восьмидесятых годов. вызвав в её среде кризис идей, волну отчаяния и пессимизма. В определенной мере отголоски этого пессимизма мы встречаем и в первых произведениях молодого сочинителя, особенно заметны они в его стихотворениях. Большая часть произведений Тютчева была написана в своеобразной пограничной полосе развития русской литературы, когда для нее кончалась  эпоха безраздельного торжества старого критического реализма и начиналась эпоха российского модернизма в форме декаданса, символизма, сменовеховства и т.д. На этом фоне особенно явственно проступает эстетическая свежесть повествования Ф. Ф. Тютчева.
     Впервые  к творчеству Ф.Ф. Тютчева, спустя 70 лет после его смерти, обратился известный тютчевед, автор монографии «Тютчевы (преданья русского семейства)» Г.В. Чагин, которому как военному корреспонденту, воспитанному в семье пограничника, была близка эта тема. В 1985 году он переиздает роман Ф.Ф. Тютчева «Кто прав?», а в 1990 году в книгу вошли два романа «Кто прав?» и «Беглец».
     Творчество Ф.Ф. Тютчева  можно условно отнести к русской военной прозе XIX века, у истоков которой стояли «Путешествие в Арзрум» А.С. Пушкина, «Герой нашего времени» М.Ю. Лермонтова и «Письма русского офицера» Ф. Глинки. А при отнесении к военной прозе художественных произведений доля условности этого определения возрастает. Напомню читателю, что описание событий, непосредственной связанных с военными действиями или буднями воинской службы, мемуары, очерки очевидцев, дневниковые записи еще не так давно были уделом истории.
     Участник двух войн, русско-японской и первой мировой, находившийся на передовых рубежах действующей армии, Ф.Ф. Тютчев прошел нелегкий путь от вольноопределяющегося до полковника и находил время для написания своих ярких, несколько детективных романов, повестей, рассказов, стихотворений  и эссе наполненных живыми героями и участниками событий тех мест, где доводилось служить Тютчеву. Он был военный бытописатель, в произведениях которого события реальной жизни перемежались с событиями им созданной художественной прозы.
     Прослуживший в армии практически всю сознательную жизнь, военную тематику он черпал  из собственного опыта. Ценно то, что он, пожалуй, первый из русских писателей так полно показал читателю в своих произведениях жизнь пограничников и таможенной службы России последней четверти девятнадцатого века. Почти во всех его произведениях есть элементы биографии, в них чувствуется непосредственное присутствие автора.
     «В сердце могучие звуки растут…». Эта строка из стихотворения Федора Федоровича определяет силу характера и секрет его творчества.      Князь Мещерский писал о том, что «самое ценное счастье в жизни – это иметь хороших родителей» . К сожалению, это счастье было не дано  Федору Тютчеву. Так сложилась его жизнь, что четырехлетним ребенком он остался без матери, а к 13 годам  – круглым сиротой и путем неимоверных усилий,  твердости духа и характера, многого добился  в жизни. Может быть поэтому,  лишенный в детстве материнской ласки и заботы он наделяет героинь своих произведений необыкновенной красотой, умением любить и быть любимой.
     Он мог бы быть главным продолжателем писательской династии Тютчевых, наследником литературной известности семьи, не будь он незаконнорожденным сыном своего отца...
Родился Ф. Тютчев 11 октября 1860 года в Женеве, где в то время отдыхали его родители Федор Иванович Тютчев и Елена Денисьева. Сын действительного статского советника и родовитой дворянки, хотя и получил, как и двое других их детей, фамилию отца, тем не менее, как незаконнорожденный, на своей настоящей родине был приписан к мещанскому сословию Петербурга. Он рос слабым и болезненным ребенком и постоянно требовал дополнительных забот. Тогда то у Елены Александровны, его матери, появились первые признаки чахотки, которые она тщательно скрывала. После рождения третьего ребенка – сына Николая весной 1864 года, болезнь Денисьевой быстро прогрессировала и в августе 1864 года она умерла. Это было первой большой трагедией для неустановившейся психики четырехлетнего ребенка, и навсегда запечатлелась в его памяти.
Федор Иванович тяжело переживал смерть Елены Александровны. Сразу постарел на несколько лет и еще больше замкнулся в себе. В октябре 1864 года с чувством позднего раскаяния он пишет А. И. Георгиевскому, мужу родной сестры Денисьевой: «Не живется, мой друг Александр Иванович, не живется... Гноится рана, не заживает......» .
Дочери Тютчева приняли участие в судьбе оставшихся без матери детей. Между сестрами и Дарьей Ивановной Сушковой, сестрой Федора Ивановича, идет активная переписка. «Дарья думает, что лучше всего было бы поместить их в какой-нибудь хороший пансион в Швейцарии, где девочка получит здоровое воспитание, а мальчик будет подготовлен к тому, чтобы в дальнейшем зарабатывать средства к существованию», – пишет Е.Ф. Тютчева  Дарье Ивановне Сушковой из Аркашона 31 августа 1964 г .
Возможно, если бы так они поступили, то все трое детей были бы живы. Зная характер брата, Дарья Ивановна   не совсем уверена в постоянной заботе Федора Ивановича о детях, и свои сомнения высказывает Е.Ф. Тютчевой: «Я верю его раскаянию, его отчаянию, но при этом я, увы, убеждена, что он же первый будет пренебрегать этими тремя детьми, забывая о них» .
Так оно и вышло. Через год после смерти матери от скоротечной чахотки умерли четырнадцатилетняя Елена и годовалый брат Николай, и Федор остался один из этой несчастливой семьи. Даже усыновление давало мальчику слишком мало прав в том обществе, где он воспитывался. На долгие годы эта незаконнорожденность станет постоянным предметом озабоченности будущего писателя.
Живой, любознательный, с доброй и отзывчивой душой, Федор рос сначала в Петербурге на руках старой  няньки, с которой мать, умирая, взяла клятву беречь и любить его как родного и тётки его матери А. Д. Денисьевой, которую страстно любил и звал «бабушкой», (о чем писатель потом штрихами напишет в своем первом романе «Кто прав?»). Чрезвычайно болезненный Федор остался жив благодаря «самоотверженному попечению и уходу» няни за ним.   
Пришло время обучения в лицее и,  по настоянию отца, десятилетнего сына отправят в Москву, к старшей дочери поэта А. Ф. Аксаковой-Тютчевой, не имевшей своих детей.
     Решено было определить Федора в лицей Каткова. Устройством Федора в московский лицей занимался Александр Иванович Георгиевский, муж сестры Елены Александровны Денисьевой. Он был в это время ближайшим сотрудником М.Н. Каткова (учредителем лицея в Москве), и соредактором его в «Московских ведомостях».
            Непоседливый Федор не всегда радовал успехами в учебе, часто болел.   Редки были  и встречи его с отцом. Позднее Федор Федорович писал: «С моего отъезда в Москву в 1870 году и до смерти Ф(едора) И(вановича) (1873) я видел его два раза. В первый раз в Лицее цесаревича Николая , в Москве, куда он приехал ко мне, а второй незадолго до его смерти в Петербурге...» . 
             Федору не исполнилось и тринадцати лет, когда он, дворянский сын в мещанском звании, остался круглым сиротой. После смерти матери  оставшийся без нормального воспитания, он теперь и вовсе лишился родительской ласки и понимания. Живя в семье Аксаковых,  мальчик рано пристрастился к чтению, тем более, что у них была обширная с любовью собранная библиотека. Любимыми героями Федора всегда были люди мужественные, сильные духом и телом, настоящие патриоты своей родины. Может быть, тогда и началось формирование характера Тютчева.
Через пять лет после смерти отца, который оставил деньги семье Аксаковых на образование сына, восемнадцатилетний Федор Тютчев, окончил Лицей. В 1877 году, по совету А.И. Георгиевского, Федор был отправлен Аксаковым для получения высшего образования в Лейпциг,  в один из известных частных немецких пансионов. Год проучился в русской группе Лейпцигского университета, но, видимо, и там что-то не получалось. В юноше, почти мальчике с хрупким здоровьем, ранимым самолюбием, проснулся дух противоречия.   «Из Феди не сделать ни ученого, ни дельного человека, – писал по этому поводу Аксаков в Прагу архиерею русской православной церкви А.А. Лебедеву, на которого, как на педагога, рассчитывал Иван Сергеевич, – но можно пожелать ему, надо надеется, не стать бездельником или негодяем» .
     Это были годы волнений среди немецкой молодежи и движимый общим порывом, к одному из нелегальных студенческих кружков примкнул и русский студент Федор Тютчев. Видимо, не без помощи полиции, весть об этом вскоре дошла до Москвы. По просьбе семьи Аксаковых, за юношей отправляется А.А. Лебедев и вскоре Федор Тютчев оказывается в Праге, где его еще год в семье священника будут воспитывать в духе послушания и прилежания. Так и закончились студенческие годы Ф. Ф. Тютчева. К сожалению, жизнь его в Лейпциге, да впрочем, как и вся его биография, мало известна. «Он сам не любил об этом вспоминать, так как, будучи впоследствии военным, естественно считал свои юношеские увлечения несколько предосудительными. Но, во всяком случае, время его пребывания среди революционной молодежи Лейпцига наложило на него отпечаток, и он всю свою жизнь сохранял либеральный образ жизни, не будучи в силах мириться со многими порядками, царившими у нас в царской России», – писала младшая дочь Ф.Ф. Тютчева,  Надежда .
В 17 лет, по своему физическому развитию казавшийся 14-летним, Федор, между тем, стремиться в Петербург под опеку бабушки, А.Д. Денисьевой, уже дряхлой, доживающей последние годы. Но уж туда-то Аксаков как раз и не хотел его допустить. Он пишет, что, оказавшись в Петербурге, Федор опять попадет в «гнусную среду своей бабушки», избаловавшей и испортившей его в детстве, «снова свяжется со всякими старыми девицами, приятельницами Денисьевой, весьма враждебно расположенными к законной семье покойного Федора Ивановича и к нам с женою в особенности…» .
Мо
Наверх
 
Наталья Нифагина
Продвигающийся
**
Вне Форума



Сообщений: 15

БГИТА, МГПУ
Re: Военный бытописатель
Ответ #1 - 17.03.2011 :: 17:45:54
 
     Это были годы волнений среди немецкой молодежи и движимый общим порывом, к одному из нелегальных студенческих кружков примкнул и русский студент Федор Тютчев. Видимо, не без помощи полиции, весть об этом вскоре дошла до Москвы. По просьбе семьи Аксаковых, за юношей отправляется А.А. Лебедев и вскоре Федор Тютчев оказывается в Праге, где его еще год в семье священника будут воспитывать в духе послушания и прилежания. Так и закончились студенческие годы Ф. Ф. Тютчева. К сожалению, жизнь его в Лейпциге, да впрочем, как и вся его биография, мало известна. «Он сам не любил об этом вспоминать, так как, будучи впоследствии военным, естественно считал свои юношеские увлечения несколько предосудительными. Но, во всяком случае, время его пребывания среди революционной молодежи Лейпцига наложило на него отпечаток, и он всю свою жизнь сохранял либеральный образ жизни, не будучи в силах мириться со многими порядками, царившими у нас в царской России», – писала младшая дочь Ф.Ф. Тютчева,  Надежда .
В 17 лет, по своему физическому развитию казавшийся 14-летним, Федор, между тем, стремиться в Петербург под опеку бабушки, А.Д. Денисьевой, уже дряхлой, доживающей последние годы. Но уж туда-то Аксаков как раз и не хотел его допустить. Он пишет, что, оказавшись в Петербурге, Федор опять попадет в «гнусную среду своей бабушки», избаловавшей и испортившей его в детстве, «снова свяжется со всякими старыми девицами, приятельницами Денисьевой, весьма враждебно расположенными к законной семье покойного Федора Ивановича и к нам с женою в особенности…» .
Можно представить себе  обстановку  в которой рос Федор Тютчев. Как всякая творческая натура он пытался заняться живописью, пробовал писать стихи и прозу, но к его начинаниям в семье Аксаковых относились скептически. И все-таки даже предубежденный к юноше Аксаков справедливо замечал, что, возможно, «из него выйдет поэт, сочинитель, но разочарованный…» . Но деньги, оставленные отцом на образование закончились, и на семейном совете было решено определить его на военную службу.
Не достигнув девятнадцати лет, Федор Тютчев начинает самостоятельную жизнь. В июне 1879 года он поступает вольноопределяющимся  в Первый Московский драгунский полк. А в сентябре того же года он зачисляется в Тверское кавалерийское юнкерское училище и, наконец, дождавшаяся, встречи с единственным внуком петербургская бабушка обшивает и экипирует Федю на деньги, присланные опекунами Аксаковыми. В послужном списке полковника Федора Федоровича Тютчева его пребывание в училище скупо характеризуется несколькими фразами:
18 августа 1879 года зачислен в Тверское кавалерийское юнкерское училище для прохождения курса наук.
11 октября 1880 года стал унтер-офицером.
14 августа 1881 года переименован в прапорщики, и исключен из списков училища.
11 ноября 1881 года уволен в запас из армии.
     Впоследствии воспоминания о пребывании в стенах училища сложились в повесть «По жребию» (из былых времен кавалерийского училища), увидевшая свет в 1906 году.
Начало военной службы можно считать и началом его литературного творчества. Юнкер Тютчев много читает, занимается самообразованием, вечерами, уединившись, ведет записи в тетрадях-дневниках. С появлением первых стихотворений, небольших рассказов появляется и желание печататься, пусть пока и в небольших изданиях. А этого как раз и не разрешалось учащимся военных заведений, но не сочинять он уже не может.
Тютчева, по старой дружбе с его отцом, поддерживали известные поэты Я.П. Полонский и А.Н. Майков. Яков Петрович даже пытался устроить Тютчева на должность в Общество взаимного поземельного кредита на жалование в 33 рубля в месяц. Но служба мелким чиновником для вкусившего плоды некоторой известности литератора уже не устраивала Федора Федоровича. Бесконечно благодарный Я. Полонскому за участие в его судьбе, Тютчев сочиняет к юбилею Я.Полонского, который состоялся 10 апреля 1887г., стихотворение и в сопроводительном письме просит принять его: «…как слабое выражение моей искренней любви, признательности и почтения, кои я питаю к вам» .
Он считает Я.Полонского своим наставником и  своеобразным «вождем» молодых поэтов.
                 
                 Мастистый наш излюбленный певец,
О, будь вождем для нас, поэтов
                                       юных,
Идущих в путь тернистый, как
                                       отец,
Благослови нас петь на слабых
                        Еще струнах
И научи отчизну-мать любить,
Как любишь ты, и ей, как ты
                                 Служить.

Испытывая глубокую тягу к литературному труду, Федор Федорович связывал свои дальнейшие планы с возможностью службы в каком-нибудь печатном органе. Вскоре он получает предложение от издателя организуемой в Петербурге газеты «Свет» и дает согласие работать в ней секретарем. Работы в редакции газеты было много, и Тютчев сильно уставал.

Город мрачный, но сердцу родной,
Как ты мне ненавистен порой!
Как нередко тебя проклинаю,
Обессилен неравной борьбой,
И как страстно, глубоко страдаю, -
Как томлюсь, как душой изнываю,
Мой тюремщик, в разлуке с тобой!..

К напряженной работе его обязывала и появившаяся семья. 5 апреля 1884 года в семье Тютчевых родилась первая дочь, названная отцом в честь своей горячо любимой матери Еленой, а через два года, 10 июля, вторая дочь – Надежда. Материальное положение семьи усугублялось еще и тем, что Федор Федорович  отдал в долг весь свой капитал в 9000 рублей, но так и не смог получить его обратно – бывший приятель жестоко обманул его.
В творческой биографии Федора Федоровича представляет интерес тот факт, что в газете «Свет» печатались его первые поэтические опыты.  По количеству стихов, написанных Федором Федоровичем Тютчевым в свои двадцать с небольшим лет, казалось, что вот и рождается новый поэт, достойный стать наследником своего великого отца, тем более, что некоторые из его стихов по красоте и силе звука подходили к отцовским, и их нередко приписывали перу Ф.И. Тютчева.

Ветер веет по дубраве,
Тихо листья шелестят,
И спокойно, величаво
Звезды на небе блестят.
Все в природе негой дышит,
Тихо все и лишь порой
Бесприютный ветр колышет
Ароматною травой.
Утомляясь дневной заботой,
Рощ пернатые жильцы
Чутко дремлют между веток
Голосистые певцы.
Вся природа, как царица
Очарованная спит
И покой ее ревниво
Старец-месяц сторожит .

Почти пятилетие напряженной работы в газете не принесло молодому журналисту удовлетворения. Темы мельчали, времени для серьезной работы не оставалось. Все это и обусловило его решение вновь поступить на военную службу. К тому же внезапно обострилась легочная болезнь жены, и врачи настоятельно советовали сменить сырой петербургский климат.
В июле 1886 года Тютчев переименован вольноопределяющимся 2 разряда по образованию, а с начала сентября 1887 года  зачислен в запас армейской пехоты с производством в подпоручики.
После почти полутора лет хлопот, в начале сентября 1888 года он вновь определен на службу в Пограничную стражу с переименованием в корнеты и буквально через десять дней назначен субалтерн-офицером на границе с Пруссией, в Ченстоховскую бригаду. Для перехода в пограничники у Федора Федоровича было несколько причин. Как  уже отмечалось, небольшого роста, болезненный от природы, со слабым зрением, очень скромный и деликатный, он, тем не менее, задался целью выработать у себя твердый характер. В военной службе ему импонировала известная доля опасности, а всего этого с лихвой хватало в Пограничной страже. И что еще было немаловажно – пограничные офицеры гораздо лучше обеспечивались материально. Значительная часть средств от задержанной контрабанды официально передавалась им на руки.
Новая служба дала начинающему бытописателю немало новых, превосходных тем, полных специфических особенностей пограничной жизни. Не менее ценным для него в этой службе было и наличие досуга, который  он всецело посвящал  литературному труду. К этому времени он полностью переключился на прозу, хотя в первое издание его произведений, которое увидело свет в 1888 году, было включено чуть более 30 его стихотворений. Его повесть «Денщик» обратила на себя внимание критиков, а повести «Бунт военных поселян» и «Кровавые дни» упрочили за ним звание талантливого бытописателя.
Критик Владимир Рафаэлевич Зотов (псевдоним В.З.) в отзыве на книгу «Сочинения Ф.Ф. Тютчева» (1888) отмечает, что в литературе появился «писатель, еще молодой, но, несомненно, даровитый». Не осталось в стороне от внимания критиков и его способность «найти в старом сюжете много новых интересных сторон и подробностей» .
     Дни проведенные на границе сразу столкнули Федора Федоровича с народным бедствием, чума и положение на границе обострили присущее ему с юношеских лет чувство отвращения  к социальной несправедливости.

     Уже в первой сцене повести «Кровавые дни» полоумный смотритель-дворянин приказывает посреди улицы жечь воз с сушеной рыбой, чтобы не распространялась холера. Понятно, что поступки таких начальников, проникнутых духом аракчеевщины, могли поднять бунт между военными поселенцами, на которых обрушилась еще и холера. Недаром эпиграфом к повести Тютчев выбрал слова Пушкина: «Не дай Бог видеть русский бунт – бессмысленный и беспощадный». Характеры действующих лиц в повести очерчены рельефно и верны психологически. Таковы: доктор Федор Федорович Смолев, которого бунтовщики заставляют выпить лекарства его аптеки и, наконец, склянку с сулемой, и его дочь красавица Леля; благородный,  честный и храбрый офицер Михаил Михайлович Лунев, негодяй поручик Соловьев. Бунтовщики, как лавина, прокатились по селениям, сметая на своем пути всё и вся, жестоко и бессмысленно карая безвинных людей. После 16-ти дней бунта наступили дни возмездия: после жесточайшего наказания кнутом бунтовщики были сосланы на вечную каторгу.
Рассказ «Денщик», в чем-то существенно перекликающийся с «Поединком» Куприна, и, отчасти, с пьесами Островского, о неприкаянной жизни странствующих по России актеров провинциальных театров. Но главный герой рассказа – штабс-капитан Алексей Сергеевич Ястребов – не пьяница, не картежник, то есть, лишен тех черт, которые мы нередко находим в изображении офицеров старой русской армии конца Х1Х, начала ХХ века.  Он – цельная натура, прямой человек, искренний, из однолюбов. Солдаты его ценят за справедливость, уважение в них человеческого достоинства. Героиня повести  –  актриса Даша Шигалина – внешне красивая женщина, имеющая постоянный успех у провинциальной публики.
Казалось бы, повесть-рассказ  – одно из повторений уже не раз встречавшихся в литературе драматических коллизий любовно-психологического порядка. Но, к счастью, случилось совсем не так. Здесь автором был найден неожиданный поворот в сюжете. Денщик Ястребова – рядовой Степан Морозов – решается на убийство распутной женщины, чтобы спасти своего командира, которого он за долгие годы полюбил. В повести рождается яркий образ солдата из простых людей, сохранившего богатство души, не изуродованной тяжелой многолетней солдатской службой, трагическими жизненными обстоятельствами. В этой повести, так же как и в солдатском рассказе «Отомстил», видно близкое знакомство автора с мельчайшими особенностями военного быта.
В суровых условиях существования и быта пограничного офицера, Тютчеву тяжело было содержать семью. Чуть больше года смогла прожить в болотистой местности слабая здоровьем жена. Как пишет позднее дочь Надежда «Там ему пришлось жить в ужасных условиях, в сырой местности, в лесной глуши, лишенной самых примитивных жизненных удобств, что, конечно, гибельно отразилось на подорванном здоровье нашей матери и  не дотянув года, она скончалась, оставив отца 28-летним вдовцом с двумя дочерьми 3-х и 5-ти лет» .
Мучимый угрызениями совести, чувствуя себя причиной смерти горячо любимой жены, Федор Федорович, как бы повторяет судьбу своего отца.  «Кто мог предвидеть, шесть лет тому назад, когда мы веселые и здоровые венчались с нею в небольшой, залитой огнями уютной церкви, эту ужасную картину. Мог ли я думать тогда, что придет день,  и я повезу её, как нищую, в простой телеге, под конской рогожей, глухою лесною тропою...
Наверх
 
Наталья Нифагина
Продвигающийся
**
Вне Форума



Сообщений: 15

БГИТА, МГПУ
Re: Военный бытописатель
Ответ #2 - 17.03.2011 :: 17:47:28
 
Какая злая ирония, и как скоро, незаметно скоро промелькнула жизнь...», –  так фотографически точно описывал Тютчев свое состояние в тот момент в автобиографическом романе «Кто прав?», впервые опубликованном в Москве, в 1893 году . Здесь и возраст ранней женитьбы (22 года), и отец героя романа, камергер, действительный тайный советник, и любимая няня, и старшая сестра, умершая от чахотки на 14-м году и еще немало таких мелочных, казалось бы, совпадений, которые, если действительно знать биографию автора романа, так и «выпирали» из повествования, особенно в первой его части. Особенно четко и правдиво, зная правдоподобность автора в изложении, описана смерть его жены в глубоком захолустье, её похороны. И хотя в фактической биографии Федора Федоровича об этом нигде не упомянуто, едва ли сомневаешься, что так именно и происходило с ним самим. Роман написан в начале восьмидесятых годов Х1Х века, когда общий дух безысходности, упадничества широко проник в слои русской интеллигенции. Герою романа чаще всего недостает воспитанности, сдержанности в поступках, самообладания. Часто он просто не хочет проявить уступчивости в отношениях с женой, легко поддается низменным побуждениям. И закономерный исход всего повествования – смерть молодой женщины,  раннее сиротство двух малолетних девочек и позднее раскаяние их отца, кончившего самоубийством.
В 1890 году Федор Федорович переводится  в штаб корпуса пограничной стражи помощником старшего адъютанта. Ему уже  тридцать… Чем старше он становится, тем больше понимает, что реальность не просто уродливое покрывало, наброшенное на вечность, но мир, в котором надо жить и действовать. Отныне на многие годы ему станут близкими одиночные пограничные посты, малочисленные отряды русских солдат, расположенные вдоль границы, чаще всего в захолустных, никогда не посещаемых начальством местах. Один из таких постов  в горах, на линии вечных снегов он потом в  мельчайших подробностях опишет в одноименном рассказе.
Тоска, беспокойство на душе гонит его все дальше. Едва проходит два-три года, и его новый рапорт о переводе  к новому месту службы удовлетворяется. В 1893 году Тютчев привозит девочек в Петербург и оставляет у сестры умершей жены, а сам отправляется в Закавказье, где участвует в создании Пограничной стражи на границах с Турцией и Ираном. Живя в диких и пустынных местах Закавказья, Федор Федорович изучает быт и нравы местных жителей, запечатлевая их в целом ряде рассказов. 
Надо сказать, что во время этого приезда в Петербург Федор Федорович знакомится с молодой дочкой купца Абрасимова, Анной Александровной Абрасимовой, которая становится его женой и уезжает за ним на Кавказ. На Кавказе они проживают безвыездно почти 7 лет. Дети живут все время в Петербурге и воспитываются в институтах. По воспоминаниям Надежды Тютчевой в их судьбе  приняла участие Дарья Федоровна Тютчева, которая особо не стремилась к родственным контактам, но  «…приняла участие в нас, его дочерях, после смерти нашей матери и устроила нас в институт. За сестру платила сама, а меня устроила на казенный счет, но этим и ограничилось ее внимание к нам, и лично нас она никогда не выражала желание повидать» .
За эти годы Тютчев успешно продвигается по службе.  С годами приходит и командирский опыт. Старательного к службе офицера начинает  замечать начальство и ему начинают поручать командование небольшими пограничными отрядами:  Зорским, Джудьфинским, Азинским, а  в 1897 году он удостаивается чина штабс-ротмистра. В его послужном списке появляются   новые города и местечки: Шахтахтин, Кивраг, Саганлык, Оргов –  это лишь малая часть названий населенных   пунктов,  в которых  служил Федор Федорович.   
Служба на границе не всегда спокойна, нередки были стычки с горцами. В апреле 1898 года уже в чине штабс-ротмистра Тютчев награждается первым орденом – Св. Станислава 3-й степени, а через год переводится в Петербург, в штаб Отдельного корпуса Пограничной стражи уже ротмистром  .
В 1899 году появляется в печати второй том избранных сочинений «На границе», куда вошли произведения из жизни на польской границе «Ясновельможная контрабандистка», «Убили», «В Бразилию» и т.д. Из жизни в Бессарабии – роман «Злая сила», рассказ «Комары» и другие.
Экзотикой напитаны произведения Ф. Ф. Тютчева, написанные им в период пребывания его на границе с Румынией, в старых бессарабских местечках. И опять главными действующими лицами его произведений являются молодые, как и сам автор, пограничники и таможенники, военные в младших офицерских чинах, только начинающие свою службу на границе. Случаи, нередко трагические, происходившие с ними, ложатся в основу сюжетов писателя.
События в романе «Злая сила»  разворачиваются в небольшом бессарабском городке, в котором разыгрывается семейная драма. У, все более и более опускавшегося из-за пьянства отставного офицера две взрослые дочери-красавицы, волею судьбы оказавшиеся в двух противоположных лагерях. Старшая давно уже замужем за интеллигентным, умным, довольно состоятельным местным помещиком, а вторая, Елена, становится одной из самых ловких в крае контрабандисток. Она-то и вовлекла в свои махинации ничего не подозревавшего, только что начавшего службу прапорщика и в конце концов привела его к трагической гибели. Здесь, как и в других романах Ф. Ф. Тютчева, существенную роль в интриге играет красота женщины, восхищение которой, страстная любовь будут нередко вести к гибели сильных, мужественных мужчин.
Одним из характерных произведений того периода может служить напечатанная  отдельно от сборника короткая повесть «Комары». В ней изложено несколько эпизодов из жизни удачливого пограничника из низших солдатских чинов, Игната, и хищного контрабандиста, цыгана Петра.  Ф. Ф. Тютчев без деклараций, не в лоб, а исподволь, размышляет о судьбах людей и привлекает внимание к социальной проблематике повествования.
В 1900 году Тютчев был переведен в Петербург и поступил  в штаб Отдельного корпуса Пограничной стражи, где ему, в частности, вменяется в обязанность написание истории отдельных пограничных подразделений.  Переезд с женой  в столицу позволял заняться личной жизнью, обнять совсем повзрослевших дочерей и  пристроить в редакции все, написанное за десятилетие.  Через два года  выходят в свет романы  «Беглец» (1902) и «На скалах и долинах Дагестана»  (1903). Публикуется эссе-воспоминание «Федор Иванович Тютчев» (1903), вышедшее к столетнему юбилею поэта, где он дал свою трактовку характера и жизни отца.
В основе первого «кавказского» романа Ф.Ф. Тютчева «Беглец»  лежит судьба человека, покинувшего свою родину, которого даже через много лет постигает справедливая кара за совершенное когда-то злодеяние. Казалось бы, медленно развиваются в нем события, и еще далеко не ясно (как это нередко встретишь в современном детективе), что же последует дальше. Но какие это события! Здесь и сцены охоты на кабанов в камышовых зарослях, и путешествия на лошадях по горным кручам, а потом на лодках по бурной стремительной реке. И везде спутников поджидают непредвиденные опасности. Можно только удивляться, как быстро сравнительно молодой пограничный офицер, петербуржец, еще совсем недавно не отличавшийся крепким здоровьем, входит в эту жизнь, участвует вместе с горцами и пограничниками в их приключениях.
Второй роман «На скалах и долинах Дагестана» почти целиком исторический. О событиях, происходящих в нем, о борьбе с Шамилем автор мог узнать только от армейских ветеранов да по историческим документам, которые ему, видимо, пришлось изучать. Но и здесь он недалек от истины в изображении происходящих событий, их он описывает по личным впечатлениям от стычек, которым непосредственно был участником. А герои романа – это по-прежнему сослуживцы Ф. Ф. Тютчева, начальники и подчиненные пограничного офицера, несущие охранительную службу на дальних рубежах России.
О том, каково автору давались подобные публикации, говорят его редкие дошедшие до нас письма в редакции и издательства: «Простите великодушно, что я беру смелость утруждать вас, – пишет он одному из известных публицистов и редакторов того времени В.П. Буренину, – но если бы вы знали, какое большое значение имеет для меня напечатание моего рассказа, вы бы отдали справедливость моему терпению…» – «Мне крайне совестно и я бы не за что не воспользовался бы вашим любезным разрешением, если бы не действительная нужда в деньгах в эту минуту», – пишет он тому же лицу в другом письме .
Он готов даже продать рукопись в полную собственность издательства, о чем говорит расписка, выданная П.П. Сойкину в феврале 1902 года:
«Я, нижеподписавшийся, продал свою рукопись, содержащую рассказы, под заглавием «Беглец» Петру Петровичу Сойкину в полную его собственность с правом напечатания ее в издаваемых им журналах или приложениях к ним, а также отдельным изданием» .
Эта нужда долго еще будет преследовать пограничного офицера и бытописателя, пробившего себе дорогу из низов общества.
Необычайно трудно было совмещать службу в армии с писательской деятельностью, но, судя по послужному списку,  на службе Тютчева ценили как грамотного и храброго офицера.
В 1901 году он назначен помощником старшего адъютанта Штаба корпуса. В 1902 года награжден орденом  Св. Анны 3-ей степени.
Не забывает Тютчев и тех, кто поддерживали его в трудную минуту. В начале января 1904 года он пишет стихотворение, посвященное «величайшему русскому современнику-поэту Апполону Николаевичу Майкову», где сравнивает его поэзию с рекой, которая «царственным потоком мчится, раздвигая каменистый брег»
     
           Мир видений, звуков, красок совмещая
Волны всепобедно рвутся в небеса…
Преклони колени, чуешь … не земная
                 В тех волнах таится сила и краса .

В этом же году выходит повесть «Луч божьего света в пустыне глухой», история главной героини которой заслуживает сочувствия. Трагедия  девочки, имеющей  мать русскую, а отца – турка, пожелавшего продать дочь  богатому старику, легла в основу повести. В то время судьба детей родившихся от родителей различных вероисповеданий, была большей частью трагична. Сложная ситуация в которую попадает  Фатьма, так звали героиню, тесно переплетается с жизнью  начальника пограничной стражи Локтева и его жены, священника отца Вениамина и Алихана, бывшего солдата русской армии, но приводит к счастливому разрешению событий.
К сожалению, спокойной службы в столице не получилось. Развернулись события на Дальнем Востоке, началась война с Японией. Когда беда стала грозить его родине, Тютчев,  не колеблясь, сделал все, чтобы попасть в ряды ее защитников.
Всю военную службу Федор Федорович не переставал сотрудничать во многих известных тогда периодических изданиях – «Русском вестнике», «Историческом вестнике», «Военном сборнике», журналах «Природа и люди», «Разведчик», «Русский паломник», «Ниве», «Живописном обозрении», многих петербургских и московских газетах. Его рассказы, короткие зарисовки, репортажи с театров военных действий всегда ожидались с интересом читателями. Вот и на этот раз он отправляется на Дальний Восток с удостоверением в кармане специального корреспондента газеты «Новое время».
«Я еду корреспондентом от “Нового времени”,– пишет он  А.Е. Зарину, – получил корреспондентскую карточку и аванс. <…> Еду я 22 февраля в 9 ч. вечера по Николаевской дороге. <…> Буду очень рад, если Вы урвете минутку и приедете на вокзал», – и здесь же шутливо добавляет в постскриптуме: «Если убьют я надеюсь Вы не откажитесь написать в газетах некролог. Я беру в том от вас слово» . 
Вскоре в прессе появятся его лаконичные, правдивые корреспонденции, чаще всего под псевдонимом «ЭФТЭ».
«Подписывать газетные материалы, статьи, а нередко рассказы и даже повести инициалами «Ф. Т.» или «ЭФТЭ», – пишет известный тютчевед Г.В. Чагин, – это тоже типично тютчевское» . Так, зачастую, проявляя излишнюю скромность, поступал его отец. И понятно в этом случае стремление сына в память о нем продолжить традицию, пусть даже и  разнятся мотивы публикаций. Отец – стыдится популярности стихотворца, сын – огромным трудом завоевывает популярность литератора.      
Не без основания считая себя опыт
Наверх
 
Наталья Нифагина
Продвигающийся
**
Вне Форума



Сообщений: 15

БГИТА, МГПУ
Re: Военный бытописатель
Ответ #3 - 17.03.2011 :: 17:49:09
 
Не без основания считая себя опытным офицером-командиром, попав на фронт, Тютчев хотел поскорее применить свой опыт в военном деле, поэтому практически все время находится на передовой.
С середины апреля 1904 года есаул Тютчев возглавляя сотню, участвует в разведывательных вылазках в составе отряда генерала Ранненкамфа, в июле – находится  в отряде генерала Мищенко, потом в кавалерийской дивизии графа Келлера. . Знакомство с генералом Мищенко произвело на Тютчева огромное впечатление. Как военный офицер он ценит его за храбрость, желание служить родине, а не искать выгод на войне. В заметке о Мищенко, о своем впечатлении от встречи с боевым генералом Тютчев пишет:
«Из огромной массы генералов подвизавшихся на полях Манчжурии, генерал Мищенко резко выделялся не талантом, которого многие в нем и не признавали, не чувствовали, ибо среди генералов было много  ни сколько не уступавших Мищенко в храбрости и превосходили ученостью. В этом он уступал очень многим, которые, однако,  несмотря на всю свою ученость недостойны были, выражались библейски, разрезать ремни на его сандалиях, а одним свойством: безграничным патриотизмом. Павел Иванович Мищенко думал только исключительно об одном, как бы разбить японцев, понимая, что в данное время победа над врагом – в благополучие родины» .       
Тютчев принимает участие в боях у селения Циэрлгоу-Тани, в сражении при р. Шахе, в боях под Мукденом.
Особенно удается одна из таких боевых вылазок, в которой он во главе добровольцев из Читинского полка под прикрытием двух рот Омского полка  вывозит из-под самого носа противника большую группу раненых воинов, уже потерявших всякую надежду на спасение.
За отличия в русско-японской войне Тютчев был награжден орденами – Святой Анны IV степени с надписью «За храбрость», Святого Станислава II степени с мечами, Святой Анны II степени с мечами, Святого Владимира IV степени с мечами и бантом и произведен в войсковые старшины. Четыре боевые награды менее чем за год и повышение в чине – большая редкость в те времена.
Несмотря на повсеместный героизм русских солдат и офицеров младшего звена, война уже была безнадежно проиграна командованием во главе с генералом Куропаткиным. В своих корреспонденциях Тютчев пытался указать на отдельные причины этого поражения. В частности, он пишет о прекрасной осведомленности, с помощью шпионажа, японцев, успевающих нанести упреждающие удары по русской армии. Противнику помогала и нерешительность командующего, постоянно медлящего с отдачей приказов.
О бездарности некоторых генералов ходили даже анекдоты.  «Из уст в уста, – писал Тютчев, –  передавалась злополучная, ставшая исторической, телефонограмма генерала Алексеева, не сумевшего отстоять  хорошо укрепленные позиции наших войск под Цихинченом: «Счастлив донести Вашему высокопревосходительству, что стрелки отошли с позиций с песнями...» На этой курьезной телеграмме Куропаткин сделал пометку: «Лучше бы они не пели и не отступали».
В одной из разведок Тютчеву пришлось ранней весной переплывать верхом горную речку, он сильно простудился и заболел. Только после заключения перемирия он вернулся в Россию и так как у него открылся туберкулез, он был послан на казенный счет, лечиться на юг Франции в Канны.  Возвращение из Мукдена, его жизнь в Каннах дали ему материал для его последнего романа «Финал или увертюра?»
Затем вновь был знакомый до мелочей Петербург, несколько недель наслаждения домашним уютом, встречи с родными... А потом снова был Дальний Восток. В середине июля он командируется опять в Отдельный корпус Пограничной службы с переименованием в подполковники.
Вновь потянулись на первый взгляд обычные будни границы. Тютчев опять на западных рубежах России, командует Скулянским, а потом Цаганским пограничными отрядами. В конце 1906 года ему поручают писать историю Таурогенской пограничной бригады, для чего переводят в её штаб начальником отдела. Четыре последующих года он много занимается литературной работой, несмотря на неудовольствие своего начальства, заканчивает две повести из военного быта минувшей войны .
Нужно заметить, что публиковать в «Военном сборнике» – журнале Генерального штаба – материалы, нередко обличающие упаднический дух, царящий в старой русской армии, особенно в период затягивающейся войны, разложение её офицерства, было не так-то просто. Но с талантливым  военным бытописателем и боевым офицером уже приходилось считаться и руководству журнала, и военной цензуре. Его рассказы и повести не раз украшали это специфическое издание, а военный читатель с нетерпением ждал новых, полюбившихся ему произведений.
В этом же году выходит в свет повесть «По жребию» (из былых времен кавалерийского училища). История молодых людей, участников сербско-турецкой войны 1877-1878 г., Георгиевских кавалеров, вынужденных учиться в училище для получения офицерского звания русской армии, приводит к трагической развязке. Эта повесть Ф.Ф. Тютчева значительно отличается от повестей А.Куприна «Кадеты» и «Юнкера» рассказывающих об обучении в военных училищах. Судьба Петра Панфилова, защищавшего свою честь и доброе имя, была характерна для  молодых военных того времени. Честь и достоинство училища ценились превыше всего, но вместе с тем произвол, донос, беспринципность поощрявшиеся  преподавателями, калечили судьбы вверенных им юнкеров.
Готова историческая повесть «На призыв сердца», которую Тютчев хочет опубликовать в «Историческом вестнике». Это скорее даже не повесть, а исторический факт, взволновавший многих в армии. В этой повести вымышлены только имена. Но вышла повесть только шесть лет спустя после окончания войны; другая повесть – «Сила любви» – перед самым началом первой империалистической войны. Нужно отметить, что к теме русско-японской войны не раз обращались многие авторы того времени. Самым ярким примером может служить Вас.И. Немирович-Данченко, корреспонденции которого появлялись рядом с Тютчевскими, но роль женщины в военных событиях так ярко выписана только у Федора Ивановича. 
И в той, и в другой повести, которые во многом сходны сюжетами, героинями выступают молодые сестры милосердия, Татьяна Михайловна и Надежда Ивановна. Следуя патриотическому долгу, движимые силой любви к своим избранникам, и та, и другая – дочери дворянских семей, приезжают на театр военных действий. Примерно одинаково развивается и действие в повествованиях. У одной муж оказывается в плену у японцев, и она отправляется его искать за линию фронта, в результате чего погибает от рук хунхузов. Для другой героини, события складываются гораздо счастливее. Она находит своего раненого жениха и с помощью бежавшего из плена русского солдата и старика-китайца благополучно возвращается в расположение русских войск. По ходу разворачивающихся событий описываются малоизвестные эпизоды начального периода войны, когда еще не определилось неизбежное поражение России, но уже предугадывалась такая возможность. На необычайно живописном фоне маньчжурской жизни развертывается почти сказочное повествование о силе любви русских женщин, бесстрашно отправившихся в японский тыл, чтобы выручить любимых.
Заботясь о скорейшем выходе в свет повести «На призыв сердца» в письме к Глинскому Б.Б. Тютчев просит его посодействовать помещению повести  в журнале.
«Если мой рассказ, к моему огромному удовольствию удостоится принятию в «Историческом Вестнике», то я заранее предоставляю редакции полное право на всякого рода исправления, сокращения, за что вперед приношу свою признательность» – пишет он 15 декабря 1911 года и в постскриптуме добавляет, – «Почти все эпизоды, как, например, сцены при отступлении от Мукдена – истинные факты. Вообще, эта повесть не плод фантазии, а почти исторический документ»  .
В творчестве Тютчева шел процесс постижения явлений российской действительности тех времен. В своих произведениях он правдиво изображал общественные нравы, оставаясь мастером психологического анализа личности во всех ее социальных и национальных особенностях.
К ним можно отнести повесть «Венок из незабудок», которая была  впервые издана в Петербурге в 1913 году.
Здесь рассказывается о судьбе дочери повара, крепостной девушке Екатерине Митрофановне, воспитанной в семье помещицы Шишкиной, как родная дочь, которой помещица, умирая, забыла дать вольную и связанные с этим мытарства молодой девушки. Только заступничество случайно встреченного молодого барина, спасло девушку от бесчестия и привело к благополучному концу.
В 1911году Тютчев переводится в черноморскую бригаду, в Новороссийск, где усиленно работает над последним своим  романом «Финал или увертюра?».
Начало империалистической войны и последовавшую за ней мобилизацию Федор Федорович встречает, находясь в отпуске в Архангельске у родственников своей второй жены.
В своем дневнике он подробно описывает свои переживания при известии об объявлении войны. Смерти Тютчев никогда не боялся и как истинный патриот стремился находиться на передовых позициях. Но с другой стороны боялся, что «с его расшатанным здоровьем ему не вынести тягот войны», – пишет его дочь Надежда .
     С марта по апрель Тютчев постоянно находится в отпуске по болезни, но, несмотря на это он   пишет   отчаянные  письма, с  просьбой перевести его в действующую армию. Хлопоты эти увенчались успехом, и Тютчев был переведен на Западный фронт.
28 июля 1914 года 54-летний подполковник назначается командиром 2-го эксплуатационного батальона Кавказской парковой конно-железной бригады. Хотя подобное назначение в таком возрасте многие посчитали бы почетным, Тютчев принял его как личную обиду. Он буквально забрасывает Штаб армии и генерала Иванова телеграммами с просьбой отправить его в действующую армию и,  в конце концов,  добивается своего.
Проездом на фронт, он заехал в Петербург, чтобы повидаться с женой и детьми. Нужно сказать, что он относился ко второй своей жене с трогательной заботливостью и нежностью, называя ее ласково «Нюся».
Дети Тютчева считали, что Анна Александровна недостаточно ценила его, но, «обладая недюжинным умом, сумела внушить к себе любовь со стороны отца настолько сильную, что, видя все ее недостатки, и зачастую страдая от них, он забывал себя совершенно, заботясь только о том, чтобы ей было хорошо и спокойно» .
На самом деле,  Федор Федорович был счастлив с нею, и, отправляясь в действующую армию, записал в дневнике: «Хорошая Нюся, верь, что мой последний вздох будет за тебя, составившей все счастье моей жизни» 
В октябре того же года он прибывает в прифронтовую полосу. Но, еще не приступив к обязанностям военного коменданта местечка Заболотье, он назначается командиром батальона в 36-й Орловский полк и в ноябре уже ходит в штыковые атаки во главе батальона. За особенно тяжелый бой 8 декабря 1914 года, в котором его батальон наиболее успешно атаковал неприятельские позиции и захватил много пленных, подполковник Тютчев награждается почетным Георгиевским оружием.
П. Белавенец, современник Тютчева, много раз просил его рассказать об обстоятельствах, при которых он получил эту награду, однако из скромности Федор Федорович постоянно уклонялся. Совершенно случайно в  руки  П. Белавенец попадает письмо Тютчева к его другу Василию Яковлевичу, где он описывает этот бой. «Я не больше герой, чем десятки тысяч наших офицеров, и только исполнил, как умел, свой долг, и если меня нашли достойным так щедро наградить, то это я приписываю исключительно счастливому для меня случаю», – пишет Ф.Ф. Тютчев. В его письме он больше отдает дань мужеству и храбрости своих товарищей. «Грянуло “ура!” и мои молодцы, с ружьями наперевес, как один человек, бросились за мною из леса, на неприятеля. Удар был так стремителен, что в несколько минут мы смели Австрийцев из их первых окопов. Они бежали в паническом страхе. Некоторые попытались, было задержаться во втором ярусе окопов, но преследовавшие их по пятам солдаты моих рот без труда выбили их оттуда», – так  скромно описывает свой подвиг Тютчев.
Наконец, последний период представлен романом в письмах «Гордиев узел» и самым, пожалуй, объемным романом писателя «Финал или увертюра?». 
Действие повести «Гордиев узел»
Наверх
 
Наталья Нифагина
Продвигающийся
**
Вне Форума



Сообщений: 15

БГИТА, МГПУ
Re: Военный бытописатель
Ответ #4 - 17.03.2011 :: 17:49:51
 
Действие повести «Гордиев узел» начинается с началом Первой империалистической войны, с развертыванием боевых действий на русско-австрийском фронте (на котором, кстати, начинал войну и сам автор). Подробности военного быта в повести, поэтому, были увидены Федором Федоровичем в самой жизни, поэтому необычайно интересны. Здесь, как и в романе «Кто прав?», основу повествования составляет тот самый треугольник любовно-психологической интриги, который придает трагический оттенок описанному происшествию.
     В начале века марксизм стал модой. В революцию хлынули люди, подчас мало подготовленные к практической политической работе. И для многих из них, кто не сумел найти свое место в революционной борьбе, жизнь оборачивается тяжелым духовным кризисом, трагедией. Умирает девушка-калека, отдавшая свои бриллианты на революцию. Ставкой на революцию он решительно отличается от многих писателей своих сверстников: И. Бунина, А. Куприна, Л. Андреева. События 1905 года властно захватили его. Возвратившись с полей русско-японской войны он задумывает роман о 1905 годе «Финал или увертюра». Своим оптимизмом, своей верой в революцию и созидательные возможности человечества Тютчев противостоял революционерам. Он считал революцию первоочередным условием создания нового общества. В итоге роман не приняли оба борющихся лагеря.
К 1914 году роман «Финал или увертюра» был почти готов и его публикацией Федор Федорович многого для себя ожидал. «Удачный выход книги, – писал он Е.А. Ляцкому, редактору журнала “Современник”, где планировал впервые обнародовать свой последний труд, – будет иметь решающее для меня значение, выйти ли мне в отставку, или еще тянуть опостылевшую до последней степени неблагодарную и постылую должность пограничного офицера, где на каждом шагу унижается самым грубым образом мое человеческое достоинство» .
     Действие романа разворачивается в первый год после русско-японской войны 1904 – 1905 года и заканчивается военным бунтом, через четыре года после окончания войны. По словам самого Ф. Тютчева в основу романа положена идея показать «насколько неудачная война, в связи с нелепо-эгоистичным направлением высшей военной иерархии революционизировали военную молодежь» . Главный герой романа Викентий Фаддеевич Щербо-Долянский  после ранения, как и другие бедолаги, лежит в Бийском военном госпитале ожидая неизбежной смерти. Случайная встреча с английским врачом Карлом Эйлем, становится для него спасением. После выздоровления, Щербо-Долянский едет в поезде через Маньчжурию в Петербург, а затем на продолжение лечения в Ниццу. Здесь Тютчев дает широкую картину революционно настроенной России, растерянность железнодорожных служителей, пьянство «запасных»,  настроение народных масс, в любое время готовых перейти к бунту,  пассивность и непонимание некоторых слоев офицерства, революционно настроенного студенчества и молодежи. В контраст к ней спокойная и уютная жизнь за границей. Сам не понимая, чем может закончиться эта революция для России, Тютчев верит в ее неизбежность и несколько идеализирует  значение для народа, отсюда и вопрос в названии: финал ли это или только еще увертюра.
     Весной 1914 года роман начался печататься в «Военном сборнике». Выпустив три номера, редакция прекратила его печатанье под предлогом, что началась война, и стало очень трудно с бумагой. Роман большой и его пришлось бы растянуть на очень большое количество номеров, т.к. в каждом номере приходилось уделять беллетристке небольшое количество листов. Но есть и другая причина. Роман по тем временам считался очень либеральным, а во время войны, для военного журнала он был не совсем подходящий.
       С февраля 1915 года, как пограничный  офицер, Тютчев    переводится    в Сводный конный  пограничный полк заместителем командира, участвует во главе   его   в   знаменитых    атаках   русской  кавалерии, наводящей  ужас на противника. В мае 1915 года в бою у местечка Бергамет немецким снарядом, разорвавшимся поблизости, Тютчев был контужен в левую часть головы и левую ногу. Отлежавшись, он   так   и   не   отправился   в   госпиталь,   а продолжал руководить боем.
Месяц спустя  Тютчеву было присвоено звание полковника,  По иронии судьбы  чин полковника давал ему, наконец, право на потомственное дворянство, сравнивал его в положении с родителями и с родственниками. Но этим правом Тютчев  так и не успел воспользоваться.
Это ранение боевому командиру, не прошло даром. Все чаще Федор Федорович прибегает к лечению, не помогли и трехмесячный отпуск, и назначение  на более легкую тыловую  должность. Все-таки он по-прежнему добивается отправки на фронт, мечтая, если и умереть, то, как подобает воину – в седле, в одной из кавалерийских атак. Его любимой поговоркой становятся строки из стихотворения Гёте: «Mut verloren –  alles verloren» (Потерял мужество – потерял все...). Но к тому времени, из-за сильной усталости, силы его стали сдавать и, как писала его дочь Надежда, что «именно это "мут" было потеряно,  и сразу угасла его жизненная энергия. Уезжая, он прощался с нами навсегда, он надеялся, что весной, когда начнется всеобщее наступление, в одном из боев он будет убит, т.к. жить он больше не хотел» .
И ему как будто вновь «везет» – он назначается командиром  317 Дрисского пехотного полка, но через два дня, 9 февраля 1916 года по дороге в полк, в полевом военном госпитале в городке Бердичеве Федор Федорович внезапно скончался от старых ран.
Друзья и родственники перевезли тело его в Петроград и похоронили на Волковом кладбище, рядом с могилами матери, сестры и брата и бабушки, как он называл тетку Е. Денисьевой.
Еще в начале 1930-х годов могилу его обрамляла красивая чугунная решетка, которая уже в сороковых годах, вместе с памятником Е.А. Денисьевой была разрушена. Можно добавить, что в 1980-х годах ленинградцами был восстановлен общий памятник на могиле Тютчевых-Денисьевых, установлена памятная доска. Жена Тютчева, Анна Александровна Тютчева скончалась в 1924 году, а дочери Федора Федоровича –  в 1960-х годах.
В 2008 году стараниями музея-усадьбы им. Ф.И. Тютчева «Овстуг» памятник на могиле Тютчевых-Денисьевых на Волковом кладбище в Петербурге был облагорожен, установлена новая плита и ограда, но про Ф.Ф. Тютчева забыли, хотя его могила находилась всего в полуметре от общего памятника.
В одном из некрологов вместе с военными заслугами полковника Ф. Ф. Тютчева отмечались и его литературные успехи: «…Это была крупная величина в нашем безвременье среди русской беллетристики... Текущая война потеряла в Ф. Ф. одного из правдивых и чутких своих изобразителей. В литературе не только военной, но и во всей общей русской художественной литературе он оставил видный, талантливый след»
Публикации произведений для писателей – «второго плана», к которым принадлежал и Ф. Ф. Тютчев, составляли определенные трудности. Это вынуждало их сообща печататься в дешевых сборниках, в небольших книжках в серии «Для школ и грамотного народа». Так, у Тютчева в 1899, начале 900-х годов в издательстве И. Ф. Жиркова неоднократно выходили рассказы «Один день на поле сражения», «Товарищ», «Жучка», «Сапожник и музыкант», «Герои долга» и другие. Интересно, что в этой же серии помещали свои произведения С. Т. Семенов, Н. А. Рубакин, И. А. Белоусов и другие писатели-разночинцы.
Сегодня, когда на Кавказе сеют семена ложного национального раздора книги Тютчева, его убежденность в необходимости обще кавказского содружества и внутри кавказской толерантности принимает актуальный характер. Читая написанной Ф. Ф. Тютчевым, невольно поражаешься его всестороннему знанию темы, жизни героев его романов, повестей и рассказов, всех мельчайших деталей быта плохо изученных тогда многочисленных народностей Кавказа, их обычаев, национальных черт, наклонностей, разнообразия характеров. Но мы уже говорили, что автор был на Кавказе не сторонним наблюдателем, а непосредственным участником совершавшихся событий. Ф. Ф. Тютчев в своих повествованиях беспристрастен и всегда с уважением относится как к русскому пограничнику, так и к горцу. Тому подтверждением являются романы «Беглец», «На скалах и долинах Дагестана».
Произведения Тютчева, созданные по материалам русско-японской войны («На призыв сердца» и «Сила любви») сравнительно долго ждали выхода в свет. Автор не спешил с их публикацией, тщательно разбирая свои военные дневники. И не случайно, что в них потом будет немало от очерковой манеры автора, так характерной для творчества многих русских писателей, современников Ф. Ф. Тютчева. Достаточно назвать А. В. Амфитеатрова, Вас. Ив. Немировича-Данченко, Д. Л. Мордовцева и других.
В его произведениях заметна тяга к документально точному изображению жизни, к использованию реальных фактов, свидетелем которых он был сам или о которых слышал от близких людей и большинство героев его произведений обычно имели вполне определенных прототипов. Из-за решительного неприятия любой фальши он стремился изображать в своих произведениях только то, что знал досконально. Отсюда и склонность к документализму.                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                          
Трудно, да и невозможно в одном очерке ограниченного объема рассказать о жизненном и творческом пути замечательного русского военного бытописателя Ф. Ф. Тютчева. Можно было бы более подробно остановиться на его журналистской деятельности, которой, как уже говорилось, Федор Федорович занимался параллельно с писательским трудом всю свою сознательную жизнь. Еще не дождались своего разбора и публикации великолепные  дневники военного журналиста, которые он подробно и добросовестно вел на протяжении многих лет.  К счастью,  некоторые из них сохранились в архиве РГАЛИ.  Заслуга военного бытописателя и в том, что он во многом поддержал и обогатил тему русской армии, её главного действующего лица – крестьянина, одетого в солдатскую шинель.
Высокий патриотизм пронизывает все произведения Тютчева. Даже в небольшом рассказе «Ушел» пограничный солдат, рассказывая историю скитаний человека предавшего родину, характеризует настоящего пограничника, который  «покажет он свое геройство, да заслужит царскую милость, крест альбо медаль, сразу ему почёт ото всех и уважение, и всяк ему ласковое слово скажет, и чувствует он, что не последний он человек, а слуга царский, слуга настоящий, верой и правдой послуживший Государю-батюшке и России нашей родимой».
Но не надо забывать, что в составе русской армии, в её командирском корпусе были не только бурбоны-офицеры и невежды-генералы. Были и офицеры, входившие, например, в состав «Народной воли», были выдающиеся военные деятели, продолжавшие суворовские традиции. Достаточно назвать Д. А. Милютина, с именем которого связаны огромные преобразования русской армии в эпоху реформ, замечательного флотоводца и военачальника адмирала Н. С. Колчака, талантливейшего военного писателя М. И. Драгомирова, А.А. Бестужева, А.Ф. Погосского, Г.П. Данилевского. Это ведь из их среды вышли потом выдающиеся  российские военачальники Б. М. Шапошников, Д. М. Карбышев, Е. А. Снесарев и многие другие. Были в их среде и замечательные военные писатели, к которым мы можем причислить и Федора Федоровича Тютчева.
Наверх
 
Наталья Нифагина
Продвигающийся
**
Вне Форума



Сообщений: 15

БГИТА, МГПУ
Re: Военный бытописатель
Ответ #5 - 17.03.2011 :: 17:50:21
 
В произведениях посвященных мирной жизни, Тютчев рисует обычные, будничные факты действительности, из которых складывается цельная картина положения женщины до отмены крепостного права.

К героизму, к самопожертвованию ради блага народа зовет Тютчев в рассказе «»

Живопись

Герои Ф.Ф. как и герои рассказов Гаршина, Л.Н. Толстого  смотрят на синее небо и предаются размышлениям. «Князь Андрей (в «Войне и мире»), раненный на поле битвы, также смотрит на синее небо и предается размышлениям». То у Тютчева самостоятельность его настроения. Князь Андрей весь уходит в созерцание таинственной глубины, далекой и непроницаемой. Земля для него исчезает, он весь поглощен тайной этой спокойной бесконечности… Во всяком случае эта тайна так бесконечно далека от тревог жизни, что в ней нет уже места вопросам о людских отношениях. Герой Гаршина тоже смотрит в небо, но строй его мыслей совершенно другой. Все его мысли вращаются в пределах доступного ему мирка, в центре которого лежит и разлагается убитый им человек. Герой Тютчева, в рассказе «Один де6нь на поле сражения» пожертвовав своей жизнью ради молоденького раненного юнкера, думает о боге глядя на небо

Душевная драма героя. Пишет стихи, замкнутые в кругу личных тем и переживаний. Лишь здесь, в любви, возможна чистота и возвышенность человеческих отношений. Да еще и искусство: оно, как и  любовь, способно облагородить человека.
В эти годы достигает сокрушительной силы сатира М. Салтыкова-Щедрина, своими очерками о деревне протестует против бесправия народа Глеб Успенский, усиливаются обличительные тенденции в творчестве В. Гаршина, о стремлениях даже самых последних бродяг к «вольной волющке» рассказывает В.Короленко. Но многие из тех, кто вчера увлекался народническими идеями, впадают в растерянность, ищут забвения в поэтических грезах Н.Минского и С. Надсона, популярность которых стремительно растет.
     В это время появляется книга Тютчева «Избранные произведения» , которая сразу обратили на себя внимание критики. Начал печататься рано. 1888 году вышел первый сборник, когда автору было всего 28 лет. Здесь напечатана повесть «кровавые дни». Дни проведенные на границе сразу столкнули Ф.Ф. с народным бедствием, чума и положение на границе обострили присущее ему с юношеских лет чувство отвращения  к социальной несправедливости.
     Начал печататься рано. 1888 году вышел первый сборник, когда автору было всего 28 лет. Здесь напечатана повесть «кровавые дни» . Дни проведенные на границе сразу столкнули Ф.Ф. с народным бедствием, чума и положение на границе обострили присущее ему с юношеских лет чувство отвращения  к социальной несправедливости.
     Напряженная духовная жизнь, поиски смысла человеческого бытия и своего места в нем очень рано отодвинули на второй план обычные мальчишеские развлечения. Уже подростком он связывает с литературой свои планы на будущее. Много пишет и много читает, стремясь овладеть секретами творчества. Время от времени его стихи появлялись в газете «Свет», где он работал секретарем. В первом сборнике было напечатано чуть больше 30 стихотворений. Но это была не его стезя, и Тютчев решительно обращается к прозе. О «Кровавые дни» и «Бунт поселян».
     Однако набиравшее силу рабочее движение в России остается вне поля зрения Тютчева.
Наверх
 
Наталья Нифагина
Продвигающийся
**
Вне Форума



Сообщений: 15

БГИТА, МГПУ
Re: Военный бытописатель
Ответ #6 - 17.03.2011 :: 17:52:15
 
Всем кто знает что либо о биографии и жизни Ф.Ф. Тютчева и его детей Надежды и Елены которые до 1960х годов проживали в Петербурге там и похоронены просьба сообщить .....
Наверх
 
Nslavnitski
Модератор
*****
Вне Форума



Сообщений: 1785
Санкт-Петербург

СПб ГУ
Re: Военный бытописатель
Ответ #7 - 18.03.2011 :: 02:58:14
 
@
Наталья Нифагина

Спасибо, текст любопытный. Хотелось бы еще увидеть ссылки на источники, которыми Вы пользовались.
Наверх
 
Наталья Нифагина
Продвигающийся
**
Вне Форума



Сообщений: 15

БГИТА, МГПУ
Re: Военный бытописатель
Ответ #8 - 18.03.2011 :: 17:55:11
 
Nslavnitski Источники самые разнообразные: в основном РГАЛИ, книга Чагина "Тютчевы" (монография) ИРЛИ, некрологи напечатанные в журналах на смерть Тютчева, музей-усадьба им. Ф.И. Тютчева "Овстуг", Пограничный музей в Москве, музей-усадьба им. Ф.И. Тютчева "Мураново".
Наверх
 
Переключение на Главную Страницу Страниц: 1
Печать